Наверх
20 сентября 2021

Расходная ведомость: какие потери ждут малый бизнес от роста фискальной нагрузки

©Михаил Терещенко / ТАСС

Стагнация в экономике препятствует выходу значительной части российских компаний на положительную динамику по финансовым показателям. При этом предприниматели отмечают продолжающиеся усиление фискальной нагрузки. Результат закономерен – многие субъекты малого и среднего бизнеса за последние месяцы были вынуждены уйти с рынка.

По подсчетам Федресурса (Единого федерального реестра юридически значимых сведений о фактах деятельности юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и иных субъектов экономической деятельности), число обанкротившихся предприятий за первое полугодие 2021 года увеличилось на 9,2% – до 4,92 тыс.

В ведомстве отмечают, что корпоративные банкротства показывают рост впервые за четыре года. Каждое шестое с начала текущего года было инициировано Федеральной налоговой службой (ФНС) за долги по налогам. И этот показатель вырос на 10% по сравнению с аналогичным периодом 2020-го.

Очевидно, что многие предприниматели с весны прошлого года находятся в бедственном положении. Как правило, российский бизнес старается выбрать наименьшее зло, то есть уходить в банкротство с долгами перед контрагентами, а не бюджетом. Мотивы понятны: второй вариант – страшный сон любого юридического лица, поскольку крайне высоки риски субсидиарной ответственности.

Число банкротов в 2021 году вырастет в геометрической прогрессии

В действительности же тех, кто не может выплатить налоги среди малых и средних предприятий, существенно больше. Просто ФНС инициирует процедуру банкротства в основном тех организаций, с которых реально что-то взыскать в погашение долговых обязательств – имущество, ликвидные активы и т.д.

В данном случае действует элементарный экономический расчет. Ведь главная цель налоговой службы не банкротство само по себе, а возврат долгов в бюджет. Никому не интересно за счет государства ликвидировать юрлица, если нет перспектив компенсировать хотя бы издержки на этот сложный административный процесс.

К концу текущего года картина может еще более ухудшиться. Статистика банкротств субъектов МСП, не исключают независимые эксперты, способна обновить исторический максимум. Негативный прогноз связан, в частности, с недавно вышедшим распоряжением о том, что бухгалтерские документы должны храниться не 4 года, а 5 лет.

Таким образом, у ФНС существенно расширяются сроки для работы по выявлению и наказанию злостных неплательщиков. Ведомство фактически получило карт-бланш методично раскапывать налоговые нарушения прошлых лет с целью обвинения предпринимателей в умышленном уклонении от налогов, доначислений и штрафов.

По судебной практике видно, что основной массив решений по таким делам сегодня касаются событий, произошедших в 2017–2018 годах. Вскоре начнут выносить решения по налоговым делам 2019 года, который для бизнеса был заметно сложнее, чем 2018-й, как с точки зрения платежеспособного спроса, так и динамики закрытия юрлиц и индивидуальных предпринимателей (ИП).

Логично предположить, что нарушений будет выявляться заметно больше. Доначисления и штрафы за фискальные «грехи» прошлых лет могут оказаться столь велики, что уплата их способна поставить под вопрос само выживание значительного числа компаний.

Налоговая нагрузка на российский бизнес и без того является избыточной. Раньше строгость законов компенсировалась всеобщим их неисполнением. Однако ФНС настолько усовершенствовала методы своей работы за последние 3-4 года, что собираемость налогов вплотную приблизилась к 100%.

Скрывать выручку, выводить доходы из-под налогообложения теперь практически невозможно. Благодаря этому доля нефтегазовых доходов бюджета теперь составляет всего около 30%, а ведь когда-то было в 2-2,5 раза больше.

Однако то, что для казны хорошо, для малых и средних компаний смерть. Они после уплаты всех налогов и сборов, положенных по закону, буквально балансируют на грани рентабельности. Финансовой подушки безопасности нет, любое в масштабах предприятия, а тем более отечественной экономики неизбежно ставит предпринимателей на грань разорения и банкротства.

Не хватает денег: почему кредиты и поддержка государства не спасают малый бизнес

Наглядный пример – пандемия коронавируса. Компенсировать потери от ограничений и локдауна, действовавших весной и в начале лета прошлого года, не всем помогла даже программа господдержки.

Основная проблема в том, что финансовая помощь носила ограниченный характер и имела узкий охват. Так, на нее могли претендовать только компании, виды деятельности которых были включены в перечень «наиболее пострадавших отраслей».

То есть тех секторов экономики, работа которых была полностью остановлена в условиях локдауна, а также системообразующие предприятия. Большинство компаний так и не смогли воспользоваться этой антикризисной опцией.

Одни не были отнесены в число пострадавших отраслей, другие вроде бы и имели основания на что-то претендовать, но их код ОКВЭД отсутствовал в перечне пострадавших компаний. В прошлые годы ФНС не мониторила особенно пристально коды, ну а компании к этому не относились серьезно.

В итоге, когда, как говорится, гром ударил, выяснилось, что предприятие по роду деятельности с одной стороны вроде бы относится к пострадавшим отраслям, которым полагается господдержка, но с другой – в ЕГРЮЛ код указан в качестве дополнительного. И выхода из этого бюрократического тупика не нашлось.

Впрочем, помощь, полученная «наиболее пострадавшими», по факту всего лишь предотвратила банкротство, но не способствовала возврату бизнесов к привычным оборотам. Более того, для кого-то она оказалась своего рода ловушкой.

Например, в весьма непростую ситуацию попали предприятия, воспользовавшиеся безвозмездными кредитами. Многие так и не смогли справиться с обязательствами и были вынуждены возвращать деньги государству уже по ставкам коммерческих банков. Для них добровольный отказ от этого «бесплатного сыра» обошелся бы куда дешевле.

Другие антикризисные меры – мораторий на проверки, банкротства, отсрочка налоговых платежей, «кредитные каникулы» несколько месяцев назад были свернуты. Нет теперь преференций и по программе «зарплатных кредитов» – списание задолженности в случае сохранения рабочих мест отменено, а ставка кредита повышена.

Реально эффективными можно назвать меры безвозмездной поддержки бизнеса – списание налогов, а также снижение страховых взносов (такая возможность была предоставлена на постоянной основе, и доступна всем компаниям, включенным в реестр МСП).

С учетом тревожных слухов о готовящемся повышении фискальной нагрузки, как представляется, эффективной мерой могло бы стать ограничение страховых взносов или кадастровой стоимости имущества. У государства для этого есть необходимые финансовые ресурсы.

Растущий профицит федерального бюджета в условиях стагнации экономики свидетельствует о том, что активно изымаются средства в виде налогов и иных обязательных платежей. Согласно данным Минфина, в первом полугодии 2021 года профицит составил 625,9 млрд рублей.

Некрупная поддержка: почему малый и средний бизнес не приносят ожидаемых доходов

Вместо этого в качестве новых мер поддержки субъектов МСП правительство сейчас обсуждает целесообразность введения нового налогового режима. Налоги за предпринимателей будет считать налоговая инспекция. В зачет пойдут лишь расходы, прошедшие через счета в банке и онлайн-кассу. Зарплату на новом режиме можно будет платить только через банк, который автоматически удержит со счета компании НДФЛ и перечислит деньги в бюджет.

Еще одна новация – налоги по новым правилам придется платить каждый месяц, а не по налоговым периодам, как сейчас. Это означает, что уже не останется возможности «крутить» отложенные на будущие фискальные платежи деньги лишние два месяца. Следовательно, оборотных средств у компаний останется еще меньше.

Главное – не попасть впросак. Государство предлагает малому бизнесу на 4% повысить налоги, отменив при этом страховые взносы. Тем отраслям, где высокая трудоемкость, такой вариант кажется выгодным. Правда, при условии, что фонд оплаты труда на предприятии полностью белый. Однако в случае, когда небольшая компания работает с самозанятыми, то преимущества нового подхода уже не очевидны. И нет резона соглашаться на повышение общей ставки на 4%. Ведь расходов на страховые взносы все равно нет, а льгот в качестве компенсации не предусмотрено.

Электронный документооборот, тотальный контроль за расчетными счетами и налоговой отчетностью стали реальностью. ФНС технически готова контролировать частный бизнес в режиме онлайн.

Это значит, что предприниматели будут выведены из зоны относительного комфорта. У них уже не будет возможности провести внутренний аудит, навести порядок с накладными, до которых не дошли руки в предыдущем квартале, отложить на время оформление перевозок и сделок купли-продажи и т.п. И явно не все субъекты МСП сумеют приспособиться к новой реальности.

Автор – управляющий партнер консалтинговой компании TOPLINE.

Читать полностью (время чтения 5 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
20.09.2021
19.09.2021