Наверх
25 сентября 2022

Рыбный стол страны: чем богаты моря и океаны у берегов России

Различные виды рыбы на столе
©Shutterstock/Fotodom

Водные биологические ресурсы – без преувеличения стратегический запас России. Причем практически неисчерпаемый, что является одной из гарантий продовольственной безопасности в современном мире. Насколько рыбохозяйственный комплекс способен обеспечить внутренний спрос и рост валютной выручки – разбирался «Профиль».

Золотое дно – от Камчатки до Новой Земли

У России одна из самых протяженных в мире береговых линий. По площади 200-мильной исключительной экономической зоны, в пределах которой распространяется суверенное право государства на добычу водных биоресурсов (ВБР), наша страна входит первую пятерку.

Продовольственная безопасность: какие страны зависят от российского АПК

Обширные морские просторы богаты рыбой и другими морепродуктами. На долю РФ приходится примерно 5,5% мирового вылова ВБР. И по этому ключевому показателю мы тоже в топ-5. При этом по целому ряду промысловых видов отечественная рыболовная отрасль – лидер.

Российские рыбаки в настоящее время обеспечивают 51% мирового вылова минтая, 44% – трески, 80% – тихоокеанской сельди, 34% – пикши. На их долю приходится 70% мировой добычи королевских крабов и 30% – премиальных (крабы-стригуны опилио, Бэрда, волосатый, глубоководный красный стригун). Сегодня у РФ 94% мировой квоты на добычу самого ценного камчатского краба.

Структуру рыбного «портфеля» определяет морское (океаническое) рыболовство. Оно обеспечило около 97% всего объема вылова, который в 2021 году составил 5 млн т. Согласно статистике, до 70% уловов приходится на Дальний Восток. Здесь основными промысловыми видами являются минтай (1,7 млн т), тихоокеанский лосось (0,5 млн т), сельдь (0,4 млн тонн) и треска (0,16 млн т). На прочие виды – сардина иваси, скумбрия, сайра и другие – приходится немногим более 0,8 млн т.

От добычи к глубокой переработке

Однако надо понимать, что статус великой морской державы предполагает не только большие объемы добычи водных биологических ресурсов, но и то, насколько эффективно ими в дальнейшем распоряжаются. К сожалению, на протяжении нескольких десятилетий власть не уделяла должного внимания развитию глубокой переработки ВБР.

Рыболовецкий траулер в море

Рыболовный траулер в Тихом океане

Shutterstock/Fotodom

В результате объем продукции с высокой добавленной стоимостью в России сегодня составляет всего 23%, в то время как в США перерабатывается до 85% объемов уловов. Американские и другие иностранные компании делают ставку на высокомаржинальные рыбное филе, фарш, сурими. Наши экспортируют сырье.

Если ничего не менять, то отечественная рыболовная отрасль рискует окончательно утратить конкурентоспособность. Стратегия развития рыбохозяйственного комплекса, утвержденная постановлением правительства в ноябре 2019 года, призвана переломить ситуацию.

Документ ставит целью к 2030 году увеличить валовую добавленную стоимость за счет создания современных рыбоперерабатывающих предприятий. Предстоит обеспечить повышение производительности труда в 1,4 раза по сравнению с 2018 годом.

Еще один приоритет – разработка и внедрение национальной системы экологической сертификации добытых водных биологических ресурсов и выпускаемой продукции. Кроме того, до 3 млн т в год планируется довести загрузку мощностей российских рыбных портов и до 80% – обслуживание в них судов рыбопромыслового флота РФ.

На чем ловить, где перерабатывать

Чем больше выловленных водных биоресурсов перерабатывается в море – на рыбопромысловых судах, тем выгоднее. Поэтому перспективы производства продукции с высокой добавленной стоимостью напрямую связаны с обновлением корабельного состава.

Ловля рыбы сетью

Ловля тихоокеанского лосося на побережье Охотского моря

Konstantin Baidin / Shutterstock/Fotodom

Тот промысловый флот, которым Россия располагает сейчас, с этой задачей справиться не способен, тем более если речь идет о долгосрочных планах развития отрасли. В настоящий момент более 75% рыболовных судов ходят в море более 30 лет. Они устарели морально и физически.

Если не строить новые траулеры и плавбазы, то к 2030 году преклонного по корабельным меркам возраста достигнет более 90% рыбопромыслового флота РФ. Критический износ означает не только высокую аварийность, угрозу для жизни и здоровья рыбаков, но и существенное снижение объемов вылова ВБР.

Россия и молот Тора: какой должна быть арктическая политика Москвы

Выход из кризиса наметился после введения правительством в мае 2017 года механизма инвестиционных квот. Ранее право на вылов закреплялось за компаниями по так называемому историческому принципу – владение квотой без каких-либо требований к эффективности ее использования.

Новый инструмент призван стимулировать бизнес к обновлению флота. Суть его заключается в том, что доступ к квотам на вылов предоставляется с условием, что компания обязуется построить новое промысловое судно или рыбоперерабатывающий завод на территории страны.

В рамках инвестиционных квот на первом этапе программы было заявлено строительство 105 судов и 25 береговых рыбоперерабатывающих заводов. Почти все предприятия и первые суда уже введены в эксплуатацию. За четыре года действия механизма (с 2018 по 2021 годы) привлечено 230 млрд руб. На следующем этапе, по разным оценкам, потребность отрасли в инвестициях может составить около 300 млрд руб.

Бизнес решил играть по-крупному

В приоритете – строительство крупных судов длиной от 80 м и более. Внушительные размеры позволяют разместить на борту весь комплекс для переработки рыбы и морепродуктов. Если делать это прямо в районах промысла, то существенно снижаются издержки, что влияет на себестоимость продукции.

Рыба в сети

Свежий улов горбуши. Хабаровский край

Konstantin Baidin / Shutterstock/Fotodom

По оценкам экспертов отрасли, при глубокой переработке ВБР в море на крупных судах на тонну сырья создается добавочная стоимость в два раза выше. Средние и малые суда не могут находиться в море долго, поскольку вынуждены периодически доставлять уловы на берег. Такая логистика существенно увеличивает затраты на топливо, простой судов, ожидающих своей очереди на прохождение таможенных, санитарных и прочих формальностей, обязательных перед выгрузкой рыбы.

На крупнотоннажных судах размещают цеха по выпуску консервов, переработке субпродуктов, заморозке и механизированному хранению продукции. Это обеспечивает высокую эффективность добычи и переработки. Одно рабочее место на крупном судне-процессоре ежегодно обеспечивает переработку 400 т минтая, тогда как при береговой переработке – в четыре раза меньше.

Россия отберет у Японии право ловить рыбу у Курил

Казна получает больше доходов за счет увеличения фискальных платежей. Подсчитано, что на тонну улова налоговые отчисления при глубокой переработке в море на 50% больше, чем при береговой. В том числе и за счет НДФЛ – зарплата квалифицированного специалиста на судне достигает 150–250 тыс. руб. За аналогичную работу на берегу платят в два раза меньше.

Аквакультура пока на вторых ролях

Один из резервов развития отечественной рыбной отрасли – рыбоводство и производство аквакультуры. Глобальные объемы производства искусственно выращенной рыбы и других видов МБР практически сравнялись с объемами добычи в море.

У России успехи на этом направлении пока скромные. В 2010 году производство товарной аквакультуры составляло 143 тыс. т, к 2021 году цифра выросла до 357 тыс. т. В структуре производства на отечественных предприятиях преобладают лососевые, осетровые, карповые, растительноядные и гидробионты (деликатесы – устрицы, мидии, гребешки иглокожие).

Аквакультура покрывает часть спроса населения на свежую рыбу. Хотя масштабы незначительные, но этот сектор динамично растет, постепенно наращивая свою долю на рынке и в экспортных поставках. И все же даже в долгосрочной перспективе аквакультура не способна стать альтернативой классическому морскому рыболовству из-за природоохранных ограничений.

Обработка и разделка рыбы

Завод по переработке рыбы в Хабаровском крае

Konstantin Baidin / Shutterstock/Fotodom

В связи с этим есть понимание того, что вклад отрасли в продовольственный суверенитет страны и умножение валютной выручки зависит от наличия современного рыболовного флота. Серийное строительство судов, оборудованных фабриками по переработке уловов, позволит отойти от рентного характера ведения бизнеса. Преобладающая сейчас сырьевая направленность перестает быть определяющим трендом.

За последние четыре года объем рыбной продукции глубокой переработки в России вырос почти на 40%. Если темпы сохранятся, то вскоре будет превышен психологический порог в 1 млн т в год. Цель представляется достижимой, если вспомнить, что предстоит ввод в строй основных перерабатывающих мощностей. Ну а долгосрочными планами (упомянутой выше отраслевой стратегией) предусматривается, что к 2030 году 2,5–3 млн т – примерно 65% объемов производимой рыбохозяйственным комплексом нашей страны продукции будет с высокой добавленной стоимостью.

Автор – доцент департамента логистики и маркетинга Финансового университета при правительстве РФ

Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль