Наверх
27 сентября 2020

Рывка не будет

Нынешнее экономическое устройство России надежно защищает страну от взрывного роста

©Владимир Смирнов⁄ТАСС

Человеческий капитал – основное, куда следует инвестировать ради достижения экономического роста. Социальный уклон имеют и майские указы президента, однако достижение поставленных целей и задач невыполнимо, считают эксперты. Текущая экономическая политика не оставляет никакой возможности для того, чтобы стать одной из крупнейших экономик мира.

Недавно российская аудиторско-консалтинговая компания ФБК Grant Thornton проанализировала экономики зарубежных стран, чтобы определить, какие факторы послужили для экономического роста в тот или иной исторический период. Поводом стали новые майские указы Владимира Путина, согласно которым к 2024 году Россия должна войти в пятерку крупнейших экономик мира, обеспечив темпы роста выше мировых.

«Когда можно говорить, что та или иная страна совершила рывок, а в каких случаях это будет «притянутой» формулировкой? – задался вопросом директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев. – Мы не нашли, чтобы кто-то серьезно останавливался на этой теме». В качестве базы для исследования ФБК использовали данные МВФ, а именно: величину валового внутреннего продукта, рассчитанного по паритету покупательной способности (ВВП по ППС).

Таким образом, экономисты проанализировали развитие 193 стран с 1980 года. И если в 80 х годах практически все страны демонстрировали экономический рост хотя бы на протяжении одного года, то в последнее время их становится все меньше. Уже в 2014 году темпы роста выше мировых имели 133 страны, а в 2017-м – только 79.

Эксперты пришли к выводу, что наличие экономического роста в течение одного года – недостаточный срок для того, чтобы считать экономику страны особенной. Но каков этот срок?

Чемпионы роста

Исследование показало, что на протяжении всех 38 лет подряд темпы роста выше мировых демонстрировала только одна страна – Китай. С прошлого года китайская экономика стала крупнейшей в мире по ВВП по ППС. За последние пять лет в рейтинге глобальной конкурентоспособности Китай поднялся с 23 го на 13 е место.

За Китаем следует Вьетнам, этой стране удавалось удерживать высокие темпы роста в течение 30 лет подряд. Скачку способствовали низкая экономическая база и реформы в начале 80 х. Тем не менее структурно экономика меняется медленно, и в последнее время рост уже не превосходит двукратно средних значений по развивающимся странам. Снижению темпов, по мнению экономистов, способствовали политический фактор и крепость устоев коммунистического режима.

В течение 29 лет подряд общемировые темпы роста превышали две страны – Бангладеш и Лаос. Рекорд в 27 лет принадлежит Камбодже, 23 года – Бутану, 21 год – Тайваню, 20 лет – Таджикистану и Туркмении. Это бедные, но быстро развивающиеся страны, из которых только Таджикистан относится к группе стран с низкими доходами и только Тайвань – с высокими.

Не более одного года подряд темпы роста были у пяти стран: Бельгии, Франции, Италии, Микронезии, Южного Судана. В частности, рост экономики Микронезии был обусловлен безвозмездным финансированием США по Соглашению о свободной ассоциации: $1,3 млрд на период с 1986 по 2001 год. Что касается таких стран, как Бельгия или Франция, то необходимо учитывать, что более развитым государствам сложнее демонстрировать высокие темпы. Эффект низкой базы здесь не действует.

В итоге эксперты выделили два критерия для сравнений: темпы роста ВВП более чем в два раза выше средних в группе по уровню развития и сохранение этого прироста не менее трех лет подряд. Развитые и развивающиеся страны рассматривались отдельно.

Photoshot⁄DPA⁄Vostock Photo
©

Конечно, по его словам, будет определенный эффект от реализации масштабных инфраструктурных проектов, но чтобы разогнать экономику до темпов роста 5–6% в год, одного инвестиционного спроса недостаточно. «Большой рост возможен за счет резкого увеличения емкости внутреннего потребительского рынка и/или за счет значительного роста экспорта, – отметил эксперт. – Без роста доходов населения и перехода к более справедливому распределению доходов в обществе роста емкости внутреннего рынка не будет. Условно говоря, ни один миллиардер не купит столько пар обуви, сколько могут купить миллион граждан со средними доходами. Есть у правительства планы в этом направлении? Нет таких планов».

Эпоха индустриализации за счет перетока ресурсов из аграрного сектора в промышленный завершилась еще в прошлом веке. Новая экономика базируется на человеческом капитале, то есть на развитии человека. «Ускорение роста постиндустриальной экономики опирается на накопленное знание, а это процесс инерционный, – объяснил Калачев. – Преодолеть технологическое отставание в современном мире без помощи извне, без международного сотрудничества невозможно, а в условиях санкций и всего за четыре года тем более невозможно».

Умножаем на два

Как заметил руководитель Центра исследований экономической политики экономического факультета МГУ Олег Буклемишев на экономическом клубе ФБК, до 2021 года пропорции консолидированного бюджета практически не меняются. Единственное заметное изменение – это социальная политика минус 0,6%. Хотя в майских указах президента немалое место уделено именно социальным вопросам.

Профессор ВШЭ Евгений Гонтмахер обратил внимание, что в социальной политике есть магическое число – два. «У нас все в два раза недофинансировано, в два раза хуже по сравнению с тем, как нам самим бы хотелось, – рассказал он. – Я даже не сравниваю с развитыми странами. Даже наше население, когда у них спрашиваю, какую вы бы хотели получать зарплату, люди отвечают, что где-то в два раза больше. Причем если человек получает 20 тысяч рублей, он хочет 40 тысяч. Если человек получает 40–50 тысяч, он говорит: 100 тысяч».

Магическая цифра есть и в указе президента – снизить бедность в два раза. «Измерение бедности в России говорит, что у нас бедных минимум в два раза больше, чем показывает черта бедности, – заявил эксперт. – Потому что были опросы к началу учебного года, и у половины семей были финансовые проблемы собрать ребенка в школу. Разве это не бедность?»

Кроме того, по его оценке, примерно в два раза недофинансированы здравоохранение и образование, которые занимают только 3,5% и 4,5% от ВВП соответственно. В среднем по странам ОЭСР эта доля почти в два раза выше.

Невыполним и самый первый пункт указа – обеспечение устойчивого естественного роста численности населения. Об этом говорят все демографические прогнозы. «Данные за этот год показывают, что даже миграция уже не закрывает естественную убыль населения, – заметил Гонтмахер. – Естественно, в ближайшие шесть лет население России, что бы мы ни делали, будет уменьшаться».

Аналогично и с повышением ожидаемой продолжительности жизни до 78 лет, а к 2030 году – до 80 лет. «Рост ожидаемой продолжительности жизни, который у нас действительно произошел за последние годы, был обеспечен на три четверти снижением младенческой смертности, – сказал профессор. – Действительно, вложили деньги в родовспоможение, построили перинатальные центры, хотя снизили доступность этих услуг, особенно для людей в сельской местности».

Shutterstock/Fotodom
©

Руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников отметил, что структура ВВП в России на горизонте шести лет остается без изменений, хотя развитие требует именно структурных преобразований. Проводимая пенсионная реформа, которая вроде бы должна была стать структурной, в нынешнем виде такого эффекта не дает. Правительственные прогнозы вызывают сомнение еще и по той причине, что глобальной экономике предстоит пережить рецессию в этот период. Но, может быть, именно поэтому правительство складывает все деньги «в кубышку»?

«То, что может казаться разумным для населения и для бизнеса в определенных условиях, мне кажется, совершенно неразумно для государства, – отметил Буклемишев. – Кризис 2008–2009 годов обошелся нам примерно в 10% от ВВП. Сейчас у нас таких средств нет, и очередной кризис такого же масштаба будет стоить примерно столько же. В общем, все равно не хватит. И лучшим способом резервирования, мне кажется, является вложение инвестиций в себя, в производительность. Это лучшее, что вы можете сделать, нежели приобретать бумаги».

Залить будущий кризис деньгами, как это было сделано в 2008–2009 годах, не получится, согласен Игорь Николаев. Сейчас и экономическая ситуация в России иная: «Мы подходим к кризису с мощнейшим внешним негативным фактором, структурным нереформированием. Поведение вроде бы рациональное – накопить на черный день. Но это не тот случай, когда оно необходимо».

Читать полностью (время чтения 4 минуты )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK
27.09.2020
26.09.2020