14 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Жизнь как мера наказания

Создатели потребительской корзины в России явно ошиблись с ее размерами

На днях завершился смелый эксперимент депутата Саратовской облдумы от КПРФ Николая Бондаренко, который по совету областного министра труда Натальи Соколовой решил целый месяц питаться на 3,5 тыс. рублей. Началось все с того, что чиновница в ходе дискуссии о прожиточном минимуме заявила, что означенной суммы «вполне достаточно для минимальных физиологических потребностей». Правда, доказать это личным примером она не рискнула.

История получила огласку, Соколова отправилась в отставку, а депутат Бондаренко, посидев на скудном пайке, похоже, всерьез пересмотрел отношение к окружающей экономической действительности. Уже после двух недель «министерской диеты» он сообщил СМИ, что похудел на четыре-пять килограммов, и пообещал обратиться в Госдуму и правительство с предложением значительно увеличить размер продуктовой потребительской корзины. Она должна быть не меньше 10 тысяч рублей, а весь прожиточный минимум – не менее 20 тысяч (для Москвы еще больше).

Сил народного избранника хватило на месяц, а ведь, по данным Росстата за I квартал 2018 года, 14,2% населения страны, или 20,8 млн человек имели доходы ниже прожиточного минимума. Годами. При этом эксперты уже много лет говорят о том, что наш прожиточный минимум слишком мал и недостаточен для простого воспроизводства человека. Но в новом году доступность основных продуктов питания еще снизится, поскольку рост цен на них может заметно опередить средние темпы инфляции (запланирована на уровне 4,3%). Так, по прогнозу Аналитического центра при правительстве РФ, сахар-песок подорожает на 11%, молоко – на 6,1%, хлеб и хлебобулочные изделия – на 5,9%. «Профиль» решил разобраться, как считается прожиточный минимум и каким он должен быть.

У каждого своя корзинка

Понятие «прожиточный минимум», т. е. уровень доходов для обеспечения самых насущных потребностей, есть практически в каждой стране. У нас это величина непостоянная и считается поквартально с некоторым временным лагом. Например, по итогам первого квартала 2018 го этот показатель составлял 10,038 тыс. рублей (с мая к нему приравняли минимальный размер оплаты труда, МРОТ). Дело в том, что, согласно российскому законодательству, прожиточный минимум является стоимостной оценкой т. н. потребительской корзины, включающей в себя набор продуктов питания, непродовольственных товаров и платных услуг, необходимых для жизнедеятельности человека. Сюда же входят обязательные платежи, совершаемые гражданами.

Нормы потребления продтоваров рассчитываются для четырех групп: для всего населения, для трудоспособных граждан, для детей и для пенсионеров. На сегодняшний день продовольственная корзина включает 11 категорий: хлебные продукты, в т. ч. крупы и макароны; овощи и бахчевые; мясные продукты; рыбные продукты и т. д. Непродовольственные товары и платные услуги никак не расписаны, стоимость каждой из этих групп определяется как 50% от стоимости продтоваров. К конечной сумме добавляем обязательные платежи. В итоге структура прожиточного минимума выглядит так: 46,9% – расходы на продукты питания, 23,2% – расходы на непродовольственные товары, 23,1% – на услуги и 6,8% – на обязательные платежи и сборы. Это средняя оценка Росстата для всех категорий.

Загвоздка в том, что определение минимальных потребностей в каждой стране свое. В каких-то странах это набор для обеспечения физического выживания. А где-то минимум предполагает возможность воспитывать детей, оплачивать жилье или включает удовлетворение минимальных социальных и культурных потребностей. Согласно «Вестнику статистики», при расчете потребительской корзины в РФ в общей сложности учитывается около 160 продуктов, а в США – три сотни. В Соединенных Штатах еще в начале прошлого века расчетный минимум позволял одному работнику кормить себя и хотя бы нескольких членов семьи.

В современной России понятие «прожиточный минимум» появилось в 1992 году, когда президент Борис Ельцин подписал указ «О системе минимальных потребительских бюджетов населения РФ». Документ обязывал правительство определять уровень прожиточного (физиологического) минимума. Т. е. уже из определения следовало, что наш минимум просто позволит человеку выжить, но уж никак не жировать. Состав продовольственной корзины корректируется раз в пять лет: в 1992 году, в 1997 м, в 2012 м. Очередной пересмотр должен был состояться еще год назад, но власти решили повременить. По словам вице-премьера Татьяны Голиковой, новую потребительскую корзину утвердят в 2021 году – в ней возрастет доля мяса, рыбы, яиц, молока, фруктов и овощей, а доля хлеба, картофеля, маргарина снизится.

Увеличить

Чем питался депутат?

В мировой практике используется несколько способов расчета прожиточного минимума: статистический метод, когда минимум устанавливается на уровне доходов, которые имеют 10–20% наименее состоятельных граждан; социологический метод, он основан на соцопросах населения о том, какой уровень доходов люди считают минимальным; ресурсный метод – прожиточный минимум определяется исходя из возможностей экономики; есть комбинированные методы и т. д.

У нас, как пояснил завлабораторией проблем уровня и качества жизни Института социально-экономических проблем народонаселения (ИСЭПН) РАН Вячеслав Бобков, прожиточный минимум рассчитывается нормативно-статистическим способом. Это значит, что нормированная часть корзины, т. е. продуктовая ее составляющая, определяется экспертами с учетом потребления в низкодоходных слоях населения. Проводятся обследования, охватывающие 50 тысяч семей в различных регионах страны, затем формируются десять децильных групп (децильный коэффициент – отношение совокупного дохода 10% богатейшего населения к совокупному доходу 10% беднейшего населения. – «Профиль») по уровню доходов, эксперты исследуют фактическое потребление в нижних группах и корректируют его, чтобы сделать рацион более сбалансиро-ванным.

Например, в конструировании продуктовой корзины участвовали специалисты Федерального исследовательского центра питания, биотехнологии и безопасности пищи РАМН. По словам ведущего научного сотрудника центра, доктора медицинских наук Арсения Мартинчика, предлагаемый набор продуктов позволяет нормально питаться и поддерживать трудоспособность взрослого человека.

К примеру, заявленная в корзине суточная норма мяса 160 граммов годится для приготовления двух небольших порций вторых блюд, дважды в день можно употреблять молочное блюдо и два-три раза в неделю – блюдо из рыбы. Причем, как подчеркнул собеседник «Профиля», раздел «мясные продукты» предполагает именно мясо животных и птицы, а не дешевые колбасные изделия. Но, разумеется, речь идет о простой пище, «деликатесов не запланировано, хотите форель – форели не получится, сырокопченой колбасы за 1,5 тысячи рублей тоже не будет».

Казус с похудевшим саратовским депутатом Арсений Мартинчик объяснил тем, что тот оперировал денежной суммой, но не продуктовым набором. Непонятно, что именно покупал г-н Бондаренко и хватало ли ему заявленных денег для приобретения продуктов, предусмотренных минимальной корзиной. «Если бы ему обеспечили этот продуктовый набор, то он бы поправился на те же пять-шесть кг, вероятно. Если бы не занимался спортом», – подытожил эксперт.

Жилье из воздуха

Однако депутат-экспериментатор только ел на сумму предполагаемого прожиточного минимума своей области. А рядовым гражданам надо еще покупать одежду, обувь, лекарства, ездить на транспорте… Один из серьезных недостатков российской методики расчета прожиточного минимума заключается как раз в том, что непродовольственная часть корзины никак не нормирована, не расписана подробно, как продуктовая. Есть лишь денежный эквивалент. Но это значит, что при коррекции нашего минимума учитывается только динамика цен на продовольствие и не учитываются непродовольственная инфляция и рост тарифов. «Мы фактически не имеем никакой модели корзины, не знаем и не ориентируем население, – комментирует ситуацию Вячеслав Бобков из ИСЭПН. – Это слепые деньги: 25% на непродовольственные товары и 25% на платные услуги. Они не опираются ни на какой модельный расчет – на что их тратить, на что их должно хватить?».

Другой изъян, на первый взгляд не столь важный, заключается в том, что в расчетах не предусмотрено питание вне дома, которое всегда стоит дороже. А большинству людей ежедневно приходится ходить на работу, так или иначе есть вне дома. Это дополнительные расходы, которые тоже нужно учесть. Еще одно узкое место: действующий потребительский минимум не предполагает возможности доступа к информационно-коммуникационным услугам – компьютеру и интернету, мобильному телефону и услугам связи. А ведь без всего этого современная семья рискует стать маргинальной – ни полноценного образования детям, ни связи с коллегами по работе, ни оперативного доступа к госуслугам, ни, кстати, покупки более дешевых товаров.

И, наконец, жилье! Разработчики минимального набора товаров и услуг, видимо, полагали, что всем россиянам априори есть где жить. «Получается, что жилье берется из воздуха, Богом дается человеку, – иронизирует г-н Бобков. – Раньше, в советское время, государство обеспечивало жильем, и то люди по сколько лет в очереди стояли, а сейчас?». А ведь действительно для многих наших сограждан единственная возможность создать семью и обзавестись своим домом – это аренда жилплощади. Смотрим, во что обойдется снять квартиру в конкретном регионе, и считаем, как это скажется на личном бюджете.

Призрак бедности

Но это все теория, а вот практика. Коллектив исследователей под руководством Вячеслава Бобкова в партнерстве с ИСЭПН РАН и департаментом соцзащиты Вологодской области в рамках президентского гранта осуществил пилотный проект «Повышение адресной социальной поддержки и экономической устойчивости семей с детьми». Семи десяткам бедных домохозяйств области сверх уже имеющихся пособий предоставлялись дополнительные средства до т. н. гарантированного минимального дохода. По замыслу авторов, денег должно было хватить на питание, покупку компьютера, а также мобильного телефона и велосипеда для детей. Эксперимент длился три месяца, на протяжении которых некоторые семьи-участники получали дополнительно до 10 тыс. рублей в месяц. Но по завершении выяснилось, что примерно 60% получателей потратили деньги не на велосипеды и гаджеты, а на то, чтобы просто расквитаться с долгами. Оказывается, не только средний класс, но и бедняки живут в долг, они вынуждены постоянно занимать, перехватывать какие-то суммы, чтобы как-то свести концы с концами.

В ИСЭПН согласны с самарским депутатом Бондаренко в том, что действующий прожиточный минимум должен быть увеличен хотя бы вдвое. Еще лучше ввести понятие «социально приемлемый бюджет», который бы в два-три раза перекрывал прожиточный минимум и предусматривал те опции, о которых шла речь выше. Питание вне дома, набор непродовольственной корзины, включая оплату цифровых и коммуникационных услуг, частичную оплату образования и здравоохранения, юридические услуги, а также дополнительные возможности по приобретению лекарств для пенсионеров.

Эксперты считают, что возможности для этого у нас есть. У нас профицитный бюджет, согласно исследованию Всемирного банка, душевой размер ВВП в России составляет $20 тыс. в год по паритету покупательной способности (ППС). Не так мало. Конечно, мы недотягиваем до развитых стран, но неплохо смотримся на фоне развивающихся. Весной в ходе обращения к Федеральному собранию президент Владимир Путин заявил о необходимости за шесть лет (т. е. к 2024 году) вдвое снизить уровень бедности в стране, но это пожелание до сих пор не оформлено в какую-либо программу. А между тем, согласно соцопросам, больше 50% россиян считают, что перед ними маячит призрак бедности.

Так, согласно исследованию экспертов РАНХиГС, в «зоне бедности», когда имеющихся доходов хватает только на базовый набор продуктов (хлеб, картофель, морковь и т. д.) и самые дешевые лекарства, проживают 22% опрошенных. Еще 35,6% причислили себя к «зоне потребительского риска», то есть доходы этих людей позволяют нормально питаться и покупать повседневную одежду, но на товары длительного пользования – мебель, бытовую технику, смартфоны и т. д. – денег практически нет. А главное, нет перспектив для улучшения материального положения. А еще 14% считают, что находятся в подвешенном состоянии, то есть они не могут спрогнозировать свои потребительские возможности на год вперед.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK