Наверх
30 ноября 2022

Халяльные деньги: зачем в России собираются развивать исламский банкинг

Исламский банкинг
©Ali Abu Shish /REUTERS

В Татарстане, Чечне, Дагестане и Башкирии запустят пилотный проект по внедрению исламского банкинга – соответствующий законопроект уже внесен в Госдуму. Чуть раньше Сбербанк объявил, что до конца 2022 года планирует открыть первый в Казани офис исламского финансирования. Если эксперимент окажется успешным, будет принято решение о его масштабировании. «Профиль» разобрался, что такое исламский банкинг и чем он отличается от традиционного.

Банкинг без банков

Эксперимент по внедрению исламского банкинга в регионах РФ начнется в феврале 2023-го и продлится два года. Этот срок может быть пролонгирован правительством при согласовании с Центробанком. Также в пояснительной записке к законопроекту сказано, что услуги будут предоставлять некредитные финансовые организации (НФО), внесенные в реестр ЦБ РФ. Иными словами, НФО – это даже не банки, так как банк, согласно Федеральному закону №395-1, является именно кредитной организацией.

Аварийный сброс: пришло ли время избавляться от долларов и евро

Зачем такие сложности? Дело в том, что исламский банкинг подразумевает ведение деятельности в соответствии с нормами ислама, который запрещает взимание и выплату процентов, сделки с условиями неопределенности (например, фьючерсные сделки или хеджирование. – «Профиль»), а также финансирование «определенных секторов экономики», таких как игорный бизнес, производство алкогольной продукции, табака или свинины.

Как пояснил «Профилю» исламовед, ведущий научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН Марат Муртазин, это своеобразная попытка примирить принципы современной финансовой системы с нормами мусульманского права. «Постулат, который прописан в Коране и в сунне пророка Мухаммеда, заключает простую мысль: нельзя брать проценты, рост, лихву с тех сумм, которые предоставляются человеку в виде займа, кредита или просто даются в долг», – рассказал эксперт. С точки зрения ислама такие действия являются греховными. То есть налицо противоречие между современной рыночной экономикой и религией. Однако по мере интеграции исламского мира в западную экономическую модель и с развитием мусульманской религиозной мысли становилась очевидной необходимость выработки определенных компромиссных решений.

Через кризисы и войны

В традиционном мусульманском мире не было банков в их современном понимании. В то же время торговля считалась одним из главных занятий жителей Ближнего Востока, а эффективно заниматься торговым ремеслом без кредитов или ссуд очень сложно. Поэтому, как отмечал востоковед Леонид Васильев, еще в Средние века здесь появились специфические формы беспроцентных, но не бесплатных ссуд. Например, кредитор давал деньги в долг без роста, а заемщик благодарил кредитора определенной фиксированной суммой. «Ты мне сделал доброе дело, я делаю подарок в денежном эквиваленте – это компромисс, не чистый рост, не лихва, а ответный добрый жест со стороны заемщика, – поясняет Марат Муртазин. – Нельзя оговаривать именно возврат денежных средств в процентном соотношении к исходной сумме».

О современном исламском банкинге как о феномене заговорили во второй половине 1970-х. Поводом к тому стали два последовательных события: национализация нефтяной промышленности государствами Аравийского полуострова и война Судного дня – арабо-израильский конфликт 1973 года. Тогда арабские экспортеры нефти объявили эмбарго США, Британии и ряду других стран, поддержавших Израиль. Результатом эмбарго стал нефтяной кризис, когда за год мировые цены на черное золото взлетели в четыре раза – с $3 до $12 за баррель.

Но то, что было кризисом для Америки и Европы, оказалось историческим шансом для Саудовской Аравии и других нефтеносных стран: на них обрушился поток нефтедолларов, преобразивший облик арабских монархий и превративший их в активных игроков в мировых финансах. Миллиарды долларов арабских шейхов начали оседать в европейских банках, были вложены в акции западных компаний и торговых площадок. Все это обострило востребованность компромиссов между нормами религии и реалиями капитализма.

Как работает беспроцентная рассрочка

Часть возникающих противоречий снимается с помощью фетв (религиозных постановлений), издаваемых муфтиями мусульманских стран. По словам Марата Муртазина, еще главный муфтий Египта Мухаммад Абдо в начале ХХ века в своих фетвах допускал использование «процентных взаимоотношений» с иностранными банками, работающими на территории страны: да, религия запрещает, но жизненные условия требуют.

Режим самоограничения: россияне смогут защититься от мошеннических кредитов

Другим компромиссом стала выработка специфических инструментов исламского банкинга. Вот пара примеров. Нельзя класть деньги в банк под проценты, но существует мудараба – доверительное финансирование или партнерство по распределению прибыли, когда клиент вносит деньги в НФО, а та инвестирует их в какой-либо проект. Разделение прибыли оговаривается сторонами заранее. Доход, как и проценты в банке, может выплачиваться по завершении срока или периодически, например, раз в месяц.

Или аналог потребительского кредита, называемый мурабаха. Допустим, клиент хочет приобрести в кредит стиральную машину за $1 тыс. В обычном банке он берет ссуду на год, например, под 10% годовых, покупает товар и через год возвращает банку $1,1 тыс. Все просто. Схема мурабаха работает немного сложнее: исламский банк не дает кредит на покупку, а сам выкупает стиральную машину и продает ее вам за уже $1,1 в рассрочку и без процентов. Формально вы платите банку (или НФО) не за предоставление ссуды, а за услугу по купле-продаже.

К слову, для России исламский банкинг вовсе не в диковинку. В 2010 году в Москве проходил международный форум «Исламские финансы и инвестиции». В Татарстане и на Кавказе работают исламские финансовые институты, правда, их немного и широким спросом их услуги не пользуются. Еще в 2015 году Национальное агентство финансовых исследований провело опрос об отношении российских мусульман к исламским банкам. Оказалось, что стать их клиентами готовы были только 12% респондентов. Большинство опрошенных заявили, что не хотят менять свой банк, не видят преимуществ в исламских банках или просто не знают о них.

Мы зашли на сайты двух финансовых учреждений, предоставляющих услуги исламского банкинга, и ознакомились с условиями. Финансовый дом «Амаль» сообщает, что его продукты основаны на исламском контракте «Мусава». Компания «продает необходимые клиенту активы, предоставляя на них отсрочку платежа». Для физических лиц предлагается несколько тарифов для инвестирования с долей в прибыли от 35% до 50%. Выплата дохода может производиться в конце срока или ежемесячно. Детали можно узнать на консультации; чтобы ее получить, надо оставить заявку с указанием своего имени и телефона.

Казанский банк «Ак Барс» предлагает программу «Исламская ипотека на дом» (приобретение дома с земельным участком). В пояснении говорится, что продукт разработан «в форме исламского контракта «Мурабаха» в соответствии со стандартами Организации по учету и аудиту в исламских финансовых учреждениях (AAOIFI) и одобрен Советом улемов Духовного управления мусульман Республики Татарстан». На сайте есть кредитный калькулятор, с его помощью мы рассчитали ипотечный кредит на дом стоимостью 3 млн руб. сроком на пять лет. Минимальный первоначальный взнос составил 600 тыс. руб., ежемесячный платеж – 54 117 руб. Процентной ставки нет, но указана переплата по кредиту в размере 847 032 руб.

Для сравнения мы попробовали «купить дом» за те же 3 млн с ипотекой от «Сбера» по «базовой программе со ставкой от 9,9%». Первоначальный взнос – те же 600 тыс., срок – пять лет. Калькулятор выдал ежемесячный платеж 50 875 руб., переплата по кредиту составила 652,5 тыс. руб. Как минимум в конкретном случае классический продукт оказался выгоднее.

Насколько популярен исламский банкинг

Нравится нам это или нет, но современная финансовая система «заточена» именно на работу с процентами. Возможно, поэтому даже в исламском мире исламский банкинг не стал мейнстримом. Отсутствие в арсенале исламских банков таких инструментов, как фьючерсы или хеджирование (специальный инструмент по ограничению финансовых рисков), еще больше ослабляет их позиции в конкуренции с традиционными финансовыми компаниями.

Разделить и взвесить: экзотические валюты вновь стали интересны россиянам

Поэтому мы видим, что, с одной стороны, исламская финансовая система растет, с другой – ее доля в мировых финансах остается очень скромной. По итогам доковидного 2019 года компания Ernst&Young оценивала глобальный рынок исламских финансов в $2,2 трлн. Для сравнения: активы банков Соединенных Штатов к тому времени превышали $20,5 трлн, активы китайских банков – $49 трлн, а сумма активов всех коммерческих банков – $155,4 трлн. Даже в Саудовской Аравии на долю исламских банков, по разным оценкам, приходится лишь около половины рынка банковских услуг.

После 2008 года сторонники исламской экономики отмечали особую устойчивость исламских банков в условиях финансового кризиса. Но, по мнению автора книги «Исламский банкинг» Андрея Журавлева, устойчивость данных компаний – вопрос дискуссионный. Некоторые российские и зарубежные финансисты настаивали, что стабильность исламских банков в период кризиса была следствием финансовых вливаний со стороны аравийских монархий.

«Не надо думать, что все в мире можно реализовать по канонам религии, – рассуждает Марат Муртазин. – Если религия скажет, что дважды два – это не четыре, а пять, то в математике результат не изменится; так и экономика, она имеет свои законы в нашем реальном мире». По словам ученого, социальные практики, приемлемые в VII веке, в веке XXI могут не срабатывать, поэтому не стоит превращать религию в инструмент, «который будет работать везде и повсюду».

Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Метки: банки деньги