12 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

«Американцы будут и впредь оживленно шпионить в Германии»

68-летний Райнер Рупп был одним из важнейших шпионов ГДР. Под кодовым именем «Топаз» сотрудник аппарата НАТО в Брюсселе с 1977 по 1989 гг. снабжал штази секретными документами западного оборонительного альянса. В 1994 году его признали виновным в государственной измене и приговорили к 12 годам заключения.

— Господин Рупп, как вы, отставной шпион, смотрите на скандал вокруг американских спецслужб, с помощью живых источников вынюхивающих секреты Германии, с которой США якобы связывает такая дружба?

— На самом деле удивляет лишь то, что у столь многих политиков и журналистов данное обстоятельство вызывает изумление. Спецслужбы Германии знают об этом уже давно. Директор ЦРУ Джеймс Улси в 1993 году заявил, что после окончания холодной войны политический и экономический шпионаж имеют приоритет, и что это затрагивает, в частности, Японию, Францию и Германию. Наивно верить, что нам не станет известно о еще большем количестве фактов шпионажа.

— Зачем США нужны классические шпионы?

— Шпионы могут оценивать ситуацию и подтверждать сведения электронной разведки. Спецслужбы, как и журналисты, стремятся всегда получать важную информацию по двум разным каналам.

— Москву и ГДР якобы связывала вечная дружба. В ваши активные годы у советских агентов тоже были цели шпионажа в ГДР?

— Каких-то конкретных случаев мне не известно, но, думаю, это имело место. Ведь Москва тоже пыталась повлиять на дискуссии в восточногерманском руководстве.

— Какую роль в этом играют деньги?

— Для кого-то из шпионов мотивацией действительно служат деньги, другие действуют по идеологическим мотивам.

— Вы работали против НАТО в силу своих убеждений. С окончанием холодной войны идеологические мотивы шпионажа остались в прошлом?

— Нет. Всегда находятся молодые люди, готовые ради идеалов идти на большой риск.

— Вы пользовались криптографией и миниатюрными фотоаппаратами. Какую роль играют острые ощущения, магия тайны?

— Для меня они не играли никакой роли. Необходимо обладать определенным мужеством и уметь преодолевать себя, чтобы каждый раз заново подвергать себя опасности, идти на риск надолго угодить за решетку. Но это компенсировалось тем, что у меня была возможность добыть важную информацию для товарищей в Восточном Берлине.

— Вам было страшно?

— Бесстрашный агент — это плохой агент, страх служит фильтром при оценке рисков. Единственное, ему нельзя поддаваться, иначе ты лишишься нормального сна. Необходимо иметь душевное равновесие, и по моему опыту убеждения здесь важнее денег или романтического ореола вокруг шпионов по типу Джеймса Бонда.

—Агенты ни с кем не могут обсудить самую важную часть своей жизни.

— Живешь как на острове: в полном одиночестве. Я тогда мог открыто обсуждать эти вопросы только с женой, но не с детьми.

— Думаете, недавние разоблачения могут сподвигнуть правительство ФРГ как-то ограничить американский шпионаж в Германии?

— Нет. У немецких и американских спецслужб слишком глубокие связи. В штаб-квартире НАТО в Брюсселе мне часто приходилось иметь дело с коллегами из ЦРУ и из БНД. И сразу становилось понятно, кто хозяин, а кто слуга. Немцы старались угодить американцам и постоянно боялись, что их отлучат от американских потоков информации.

— Такие опасения оправданы?

— Если немцы хотят что-то узнать о Латинской Америке или Юго-Восточной Азии, им нужно обращаться за информацией к своим американским друзьям. Без сотрудничества с США европейские спецслужбы во многом ослепнут. Нет, американцы будут и впредь оживленно шпионить в Германии.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK