12 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Бюрократическая непроходимость

Многие надеялись, что проект «Российская общественная инициатива» превратится в механизм прямого участия граждан в формировании общенациональной повестки дня. Но за год ни одно из народных предложений не превратилось в закон.

Все начиналось красиво. В феврале 2012 года в одной из своих предвыборных статей Владимир Путин поддержал идею создать новый механизм для связи власти с населением — через обязательное рассмотрение петиций, которые собрали более 100 тыс. подписей. Позднее эта инициатива вошла в один из майских указов 2012 года. Многим идея показалась очень удачной — тут тебе и демократия, тут тебе и современные технологии (подписи легче всего собирать в Интернете). И вот год назад был запущен сайт Российской общественной инициативы (РОИ), где граждане могут вносить свои и голосовать за чужие предложения. Увы, за год ни одна из собравших 100 тыс. подписей инициатив (а их было четыре) не стала пока не то что законом, но даже законопроектом. Почему?
Дьявол, как обычно, в деталях. Указ президента содержал небольшое уточнение, он предусматривал фильтр в виде рабочей группы экспертов. Если специалисты признают инициативу целесообразной, ее направят для дальнейшего рассмотрения в правительство или в Госдуму. На первый взгляд идея разумная. Среди инициатив попадаются очень странные. Трудно понять, чем руководствуются граждане, предлагающие заменить названия улиц крупных городов числовыми обозначениями. Однако оказывается,что бредовые идеи не пользуются особой популярностью. Большинство инициатив, зарегистрированных на сайте РОИ (3478 на момент подготовки материала), не преодолели даже 2-тысячного рубежа. Более 10 тыс. голосов набрали только 42 инициативы, более 50 тыс. голосов — семь, более 100 тыс. — четыре. Получается, что «фильтр здравого смысла» успешно справляется с задачей отсечения маргиналов. Координатор общественного движения за легализацию короткоствольного нарезного огнестрельного оружия «Право на оружие» Мария Бутина считает, что 100 тыс. подписей, собранных на сайте, уже говорят о многом. И действительно, РОИ не тот ресурс, куда можно зайти от нечего делать и заодно проголосовать за пару понравившихся инициатив. Процесс регистрации весьма непрост, чтобы голосовать, надо получить по почте письмо с кодом активации. Поэтому люди, проголосовавшие в поддержку того или иного предложения, представляют собой серьезную, активную и ответственную часть общества. Нужен ли тогда еще один экспертно-чиновничий фильтр?
На сегодня ни одна из четырех инициатив, преодолевших 100-тысячный рубеж (а это, как мы видим, совсем нелегко), не превратилась в законопроект или постановление правительства. Первенцы РОИ — инициативы о предельной стоимости автомобилей госслужащих и об отмене «антипиратского закона», который, по мнению заявителей, нарушает принцип презумпции невиновности, — несмотря на поддержку россиян, не нашли одобрения у правительственных экспертов и не дошли до обсуждения в парламенте. В середине февраля было опубликовано письмо министра «открытого правительства» и куратора РОИ Михаила Абызова, которым он уведомил Фонд информационной демократии (оператора РОИ), что общественная инициатива Алексея Навального о законодательном ограничении стоимости автомобилей, закупаемых для чиновников, суммой 1,5 млн рублей получила отрицательные заключения Минэкономразвития и Федеральной антимонопольной службы (ФАС). Эти ведомства, по словам Михаила Абызова, отметили «нецелесообразность внесения в действующие правовые акты изменений, направленных на установление предельных цен легковых автомобилей при их закупках отдельными видами юридических лиц». По мнению Минэкономразвития и ФАС, «тем самым могут быть ограничены гражданские права хозяйствующих субъектов».
Ранее в экспертном фильтре застряла и петиция за отмену «антипиратского закона» (187-ФЗ). Эта инициатива, к слову, была абсолютным лидером РОИ по темпам сбора голосов (100 тыс. за неполных четыре месяца), что свидетельствует о большом общественном интересе к этой теме. Но и здесь последовал отказ. По словам члена штаба Пиратской партии, руководителя проекта «Роскомсвобода» Артема Козлюка, свое решение эксперты правительства мотивировали нецелесообразностью отмены только что принятого закона.
Сейчас экспертного заключения ожидают еще две инициативы, собравшие 100 тыс. подписей. Это предложение общества «Синие ведерки» оставить «мигалки» только на автомобилях оперативных служб (полиция, «Скорая помощь», МЧС). И инициатива общественного движения «Право на оружие», суть которой состоит в том, чтобы любые действия по защите своего жилища признавались необходимой самообороной. Нельзя сказать, что их авторы полны оптимизма. «При взаимодействии с органами власти мы давно уже исходим из принципа: оставь надежду, всяк сюда входящий, — говорит координатор общества «Синие ведерки» Петр Шкуматов. — Чем меньше надежд, тем меньше разочарований; мы прекрасно понимаем, что инициативу рассмотрит экспертная группа «открытого правительства» под руководством Михаила Абызова, который и сам ездит со спецсигналом». «Так что вопрос об отказе от поедания кур будут рассматривать лисы», — резюмирует он.
Нынешний порядок прохождения общественных инициатив критикуют не только представители общественности.
Некоторые депутаты считают, что инициативы, которые проходят 100-тысячный барьер на сайте РОИ, должны попадать прямиком в парламент. «Это логично, — считает депутат Госдумы Роберт Шлегель, — поскольку инициативу, получившую поддержку граждан, должны рассматривать именно депутаты, которым эти граждане делегировали полномочия представлять их интересы». Парламентарий рассказал, что поднимал этот вопрос на встрече с Михаилом Абызовым, но тот сказал, что такой механизм не предусмотрен.
По мнению Артема Козлюка, сегодня граждане не видят реального эффекта от РОИ. «И это очень обидно… По сути-то это неплохой механизм коммуникации общества и государства, но он сильно дискредитирован своей неэффективностью, — считает он. — Наверное, сейчас люди будут создавать другие площадки для обсуждения близких им проблем. Мы, например, в рамках нашего проекта «Роскомсвобода» открыли площадку общественных обсуждений — «Роскомзакон». Там мы публикуем законопроекты, которые могут привести к существенным изменениям в интернет-индустрии и ограничениям свободы распространения информации». Артем Козлюк утверждает, что одна из главных проблем РОИ состоит в том, что экспертная комиссия набирается преимущественно из представителей исполнительной и законодательной власти, которые озабочены защитой своих корпоративных интересов.
Президент Фонда информационной демократии Илья Массух менее категоричен в суждениях. Он считает, что проект работает даже в тех случаях, когда инициативы не набирают 100 тыс. подписей или не проходят правительственный фильтр. «Взять хотя бы «антипиратский закон», — объясняет он. — Да, он не был отменен. Но вскоре после рассмотрения этой инициативы в закон были внесены изменения, смягчающие его требования. По моему мнению, это произошло благодаря мощной общественной поддержке, продемонстрированной в ходе голосования». Инициативу Алексея Навального, по мнению Ильи Массуха, тоже нельзя считать похороненной: правительственные эксперты действительно отклонили предложенные изменения в действующие законы, но рекомендовали реализовать ее в рамках принимаемого закона о Федеральной контрактной системе.
Однако и Илья Массух вынужден признать, что экспертный фильтр на практике превращается в механизм торможения общественных инициатив. «Объективно правительство – в большой степени косный механизм, — рассуждает он. — Я знаю, о чем говорю, я там работал. Иногда чиновник просто боится высказываться. Вот принимается закон о контрактной системе, и никто из замминистров и даже министров не решится выступать против указаний премьера и президента. Думаю, если отправлять все эти инициативы на рассмотрение депутатов и Общественной палаты, то обсуждения были бы более открытыми и конструктивными. А то мы только декларируем, что у нас «открытое правительство», а сами закрываемся разными документами». «Я писал Абызову и просил его как-то отчитаться о дальнейших действиях, но пока получал только отписки, — говорит Илья Массух. — Но все же мы надеемся, что эти предложения воплотятся в жизнь». Что касается экспертной группы «открытого правительства», то, по его мнению, там действительно надо увеличивать представительство депутатов, сенаторов и членов Общественной палаты.
«Все это не лучшим образом характеризует власть и самого президента, по чьей инициативе и была создана РОИ, — резюмирует Петр Шкуматов. — В своих предвыборных заявлениях
президент гарантировал, что любая инициатива, набравшая 100 тыс. голосов, будет изучена и рассмотрена со всей серьезностью. Но если выяснится, что мнение граждан для власти по-прежнему ничего не значит, то это сильно дискредитирует идею РОИ как единственного инструмента прямой демократии».
 

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK