16 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Флейты и трещотки

Ялтинская речь Путина оказалась громкой по форме и ничтожной по сути акцией

Что-то у них пошло не так. Ялтинская речь от 14 августа была анонсирована как насыщенная. Не свозят в Крым всю верхушку, — а мероприятие в самом деле беспрецедентное, тут Жириновский прав, — чтобы подчеркнуть равноправие трех главных крымских народов и готовность России к международному сотрудничеству. На победно присвоенной/возвращенной территории собирались сказать нечто судьбоносное, рапортовать о полномасштабной войне — с Украиной, с НАТО, далее везде, — ногою твердой стать при море и отсель грозить всему агрессивному человечеству.

Не склалось. Гуманитарный груз по состоянию на вечер 15 августа так и не пересек границу Украины — все еще досматривается. Боевая техника, выдвинувшаяся к Изварино, никуда не вошла, хотя на нервы давит. Луганск окружен и отрезан от Донецка, а Россия все еще не вступила в прямую войну с украинской хунтой, хотя посредством сепаратистов воюет аж с весны. На 14 августа был намечен грандиозный прорыв, пик конфронтации, — а в итоге что-то опять сдулось, и знаменитая насыщенная речь, из которой при всем желании не надергаешь ничего судьбоносного, не прозвучала даже по телевизору. Причем объяснить это секретностью тоже невозможно — сидели же там корреспонденты, все передавали, хоть и без пометки «Молния», и даже «Дождь» пустили. Ноль толку от всего грандиозного перелета, от заселения в санаторий «Мрия», от беспрецедентных предосторожностей, в результате которых ожидание парома на керченской переправе растянулось для гостей Крыма на 30 часов. И все зачем?

Две версии.

Первая: в Донецке и Луганске в самом деле планировалось нечто крупномасштабное и сенсационное. Переход в контрнаступление был анонсирован за три дня до крымского хурала. Бронетехника на глазах иностранной прессы двигалась к границе с 13 августа. Начались отставки в руководстве Донецка и Луганска — видимо, в ожидании профессионалов нового типа, которые приедут в ближайшие дни и приступят к решению очередных боевых задач. Не исключено, что этот план еще не похерен — во всяком случае оставка Стрелкова анонсирована уже после большого крымского сборища. Это вполне можно объяснить тем, что «новороссийский» этап украинской операции кончился — и наступает полномасштабное вторжение, либо, как все время обещает Сергей Доренко, марш на Киев. Для этого нужны уже не реконструкторы-добровольцы, хоть и с боевым опытом, а направленные с гуманитарным караваном специалисты широкого профиля. Чем черт не шутит, все очень похоже.

Почему это могло сорваться — как, если верить украинским властям, один раз уже сорвалось после дружной атаки американцев и ООН, сообщившим российскому руководству, что любое вторжение на Украину (теперь, заметим, уже дружественную НАТО) будет рассматриваться как агрессия? Может, еще раз кому-то среди ночи позвонили и попросили не зарываться; а может, сообщили о немедленном начале секторальных санкций в случае чего; возможно даже, что проанонсировали ответные меры, хотя в обстрел гуманитарного конвоя верится с трудом. Это очень уж удобный casus belli.

Как бы то ни было, верховный правитель, как предложил его называть Жириновский, почему-то не стал при громкой поддержке Госдумы, при единодушном восторге крымчан объявлять крестовый поход на западный мир вообще и Киев в частности. Весь поход пока ограничился массовым отказом от иностранной еды: «И все войско дона Педра, девять тысяч кастильянцев, все, по данному обету, не касаются мясного, ниже хлеба не снедают; пьют одно лишь молоко». Гуманитарный конвой, конечно, может быть всего лишь массивным и дорогостоящим отвлечением от совсем другой колонны, которая направляется на Украину через другой пограничный пункт, — и в свете всеобщих апокалиптических ожиданий такая версия более чем достоверна: есть в ней что-то от древнейших сюжетных архетипов, от троянского коня, поминаемого аналитиками кстати и некстати.

Вторая версия, по-моему, убедительнее. У Владимира Путина осталось не так много способов быть хорошим в глазах Запада и одновременно убедительным для собственного окружения. В результате он продолжает предпринимать громкие по форме и ничтожные по сути акции: везет в Крым премьера, кабинет и Думу — чтобы полчаса, с четырехчасовым опозданием, говорить ничего не значащие слова. Чисто Калигула, который, по сообщению Светония, вызвал как-то среди ночи троих насмерть перепуганных сенаторов консульского звания, выбежал к ним под звуки флейт и трещоток, проплясал танец и ушел.

Оно, конечно, лучше танец, чем пытка с последующей казнью, — так что Запад вздохнул с облегчением, да и многие в России, думаю, тоже. Что значит обещание выйти из-под юрисдикции ЕСПЧ — по сравнению с возможным походом на Киев?! Той же природы продовольственные санкции с немедленным их смягчением. И гуманитарный конвой, по сути, акция в этом же духе: да, вошли на Украину! Но привезли медикаменты и пищу. В общем, и своим ястребам угодить, и американским понравиться. Смотрите, вы все время ждете от нас всякой мерзости — а мы глядим на вас с доброй улыбкой; и это в то время, когда вы сами против мирных демонстрантов применяете слезоточивый газ! Во дни, когда ваши полицейские расстреливают ваших безоружных афроамериканцев! По всей видимости, Россия сегодня может понравиться Западу — или по крайней мере не впасть в полную конфронтацию — единственным способом: старательно подготовить и многократно анонсировать конец света — а потом выбежать при звуке флейт и трещоток, съесть чижика и уйти.

И было бы очень хорошо, если бы ближе к истине была эта вторая версия, унизительная, но по крайней мере не сулящая полномасштабной мировой войны.

Впрочем, время еще есть. И до конца гуманитарной операции на востоке Украины, и до конца традиционно интересного в России месяца августа.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK