21 апреля 2019
USD EUR
Погода

Мир финансов

Запад взял курс на установление отрицательных процентных ставок по депозитам. Тем самым европейские политики перекладывают убытки от финансового кризиса на плечи вкладчиков. При воссоединении Германии с гражданами поступили честнее.

Проведен мысленный эксперимент: у вас есть долг, который нужно обслуживать, но не обязательно гасить. Помните, какие ставки  часто ипотечным кредитам действовали в Америки и Великобритании во время кризиса? По истечении срока кредита заемщики рассчитывали с выгодой продать квартиру или дом и разом выплатить ипотеку. Нечто похожее происходит с гособлигациями: как правило, они не погашаются, а „заменяются“ новыми долговыми обязательствами. Пока экономика растет достаточно быстро, государство не испытывает никаких проблем. В процентах от ВВП размер госдолга, неизменный в абсолютных цифрах, сокращается.

Отсутствие необходимости погашать долги дает дополнительные возможности для „накопления“ кредитов. Но что произойдет, если проценты  обнулятся? Какой в теории будет максимально возможная сумма кредита? Неограниченной. Ведь если не нужно ни погашать кредит, ни платить по нему проценты,  тот, у кого долгов нет, и тот, кто в долгах как в шелках, подобно Греции, оказываются в совершенно равном положении.  Процентов нет, выплат нет, проблем нет.

Но что произойдет, если процентные ставки уйдут в минус? Определение „неограниченные возможности“ такую ситуацию адекватно уже не описывает. Подобно концепции параллельных вселенных, мир вечно отрицательных процентов превосходит возможности нашего воображения.

Но именно это произойдет в следующем месяце. Уже в  июне в Европе будут установлены отрицательные процентные ставки, если я правильно понял Марио Драги в прошлый четверг. Европейский центробанк (ЕЦБ) планирует снизить проценты, которые выплачиваются банкам, размещающим избыточные средства на своем счетеу в ЕЦБ. В настоящий момент они уже равняются нулю. Если они уйдут в минус, банкам придется самим платить за депонирование средств. Тогда в случае они будут искать другие, более дешевые для себя способы избавиться от лишних денег. Разумеется, с такой мерой связывают надежду, что банки увеличат объем кредитования и тем самым простимулировать экономический рост.

В самом намерении Драги снизить проценты по сути ничего экстраординарного нет. Уровень инфляции больше полугода не дотягивает до целевых 2%, и в ближайшем будущем он едва ли будет расти. ЕЦБ прав, если в такой ситуации воспользуется имеющейся у него свободой монетарно-политических маневров.

Но это вовсе  не отменяет аномальность отрицательных процентных ставок. Ведь отрицательные проценты означают одно: мотивация к инвестициям сегодня настолько ничтожна, что приходится платить людям за готовность взять кредит. Глубинные причины этого заключаются в хронической „сверхзадолженности“ большинства индустриальных государств. Долговая нагрузка настолько велика, что государства, компании и физические лица стремятся вернуть долги – какими бы низкими ни были проценты.

Основная проблема – это долги частного сектора  

В Европе основной проблемой являются не долги, накопленные государствами, которые постоянно обсуждаются средствами массовой информацией и политиками – если не  брать в расчет Грецию и Италию, чье долговое бремя действительно слишком велико и к тому же слишком быстро растет. Основная проблема – это долги частного сектора. Прежде всего, банков и компаний.
Если сложить все долги, то совокупная задолженность в еврозоне составить 448% ВВП, говорится в одном документе Международного центра монетарных и банковских исследований в Женеве.  Размер долгов в Японии и Великобритании еще больше. Для США данный показатель составляется 346%.
Такие колоссальные долги суть непосредственный результат финансового кризиса. При сохранении низкого уровня инфляции и экономического роста относительный размер долга будет только увеличиваться. А это, в частности, означает, что проценты долгое время будут оставаться минимальными, прежде всего в еврозоне. Людям будет непросто прожить на свои сбережения.
Когда я раньше писал о высоких расходах, которые повлечет за собой спасение евро под водительством Ангелы Меркель, я имел в виду именно это: отрицательные процентные ставки суть скрытая материальная помощь, оказываемая немецкими вкладчиками заемщикам за границей. Ведь трансфертные платежи могут быть оформлены по-разному. В виде одностороннего частичного списания долговых обязательств заемщиком. В виде многосторонней конференции кредиторов, к проведению которой призывают сегодня некоторые экономисты.   Или же опять-таки в виде отрицательных процентных ставок, проценты которой не получают вкладчики – часть этих расходов.  
Поэтому, разумеется, подсчитать общую сумму таких расходов проблематично – что для политиков очень даже неплохо. При воссоединении Германии Берлин поступил иначе. Можно лишь восхищаться прозрачностью „налоговой надбавки в поддержку солидарности“, которая по сей день отдельной строкой указывается в расчетных листках. В контексте расходов, обусловленных финансовым кризисом, политики предпочитают прятаться от граждан.

Читайте больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK