17 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Морское дно всемирной истории

Флориан Хубер занимается подводной археологией. Ему довелось побывать и в сырых гробницах майя, и в трюмах кораблей, затонувших в ходе сражений в Балтийском море, и в глубинах средневековых колодезных шахт. «Если вы считаете, что эпоха открытий прошла, то вы ошибаетесь, – говорит Хубер. – Мир ниже уровня моря по-прежнему таит много неожиданного, такого, что может серьезно изменить содержание учебников по истории».

Потребность разгадывать старые загадки Хубер почувствовал еще мальчишкой. В горном ручье в саду своих родителей в баварском Ленггризе он отыскивал окаменелости. В близлежащих развалинах замка Гоенбург он на троссе тайком спускался в «башню голода», чтобы посмотреть на скелеты.

В 13 лет он впервые занялся дайвингом. С тех пор вода завладела им безраздельно. Хубер поступил учится на подводного археолога в Кильский университет. Впоследствии баварец вместе с друзьями создал фирму Submaris и теперь надевает ласты преимущественно по заказу институтов океанологических исследований или энергетических компаний. Так, рядом с озером Вальхензе в Баварии вместе со своей командой он «поднырнул» под гору, чтобы осмотреть на предмет повреждений туннель гидроэлектростанции длиной 1200 м.

Наяда позднего палеолита

Впрочем, куда интереснее для него «находить под водой письма в будущее и проливать свет на прошлое». И он не перестает искать по всему миру очередные подводные сокровища.

Так, настоящий рай для подводного археолога – это известняковые пещеры на мексиканском полуострове Юкатан. Эти так называемые сеноты когда-то находились выше уровня моря. Люди каменного века использовали карстовые пещеры для жилья и погребения умерших. После последнего оледенения океан поднялся, залил многокилометровые лабиринты пещер и поглотил скелеты, площадки для костров и древние инструменты. Позднее майя сбрасывали в заполненные водой пещеры керамические предметы, украшения и даже людей: сеноты считались вратами в страшный подземный мир Шибальба.

Известно несколько тысяч живописных известняковых пещер. Хубер успел побывать в целом ряде из них. В системе пещер Тох Ха исследователь и его команда обнаружили очаг каменного века, возраст находки оценивают в 8500 лет. На дне карстовой воронки Саградо были найдены останки скелетов 73 человек. Предположительно их сбрасывали уже в заполненную водой пещеру – майя практиковали человеческие жертвы. Саградо в переводе означает «священный». На дне карстовой воронки также находились жертвенные приношения из золота, жада и керамики.

Впрочем, свою самую сенсационную находку Хубер совершил вблизи мексиканского Тулума. Чтобы добраться до Ойо-Негро («Черная дыра») – самого загадочного уголка пещеры, – нужно обладать серьезными навыками. Первую тысячу метров дайверы преодолевают на электрических подводных скутерах, но потом им приходится полагаться исключительно на собственные силы. Больше 30 метров продолжается крутой спуск. Мощные фонари нарушают кромешную тьму. «И тут в поле моего зрения появляется что-то совершенно нереальное, завораживающее, – вспоминает Хубер. – На карнизе скалы лежит человеческий череп».

Как показал анализ костей, череп принадлежал девушке, которой на момент смерти было 16 лет. Предположительно она скончалась в результате падения в тогда еще сухой пещере примерно 12 500 лет назад. Исследователи назвали девочку-подростка Наядой.

«Этот череп входит в число старейших костей, обнаруженных на американском континенте», – радуется Хубер. Таким образом, Наяда тысячелетия спустя после своей смерти внесла вклад в разрешение некоторых все еще неразрешенных вопросов: кем были первые американцы? Откуда они пришли? И как распространились по всему континенту?

«Марс» XVI века

Хубер от таких загадок в восторге. Но еще больше его увлекает сам процесс погружения под воду, даже когда в результате он оказывается в тесноте и без света.

В нюрнбергском замке Кайзербург его на тросе спускали в 50‑метровый колодец. На протяжении многих дней он вместе со своей командой поднимал на поверхность все то, что накапливалось на дне веками. В числе находок были зубные протезы и солнечные очки, но также удалось обнаружить и статуэтку святой Кунигунды Люксембургской.

С куда большими рисками сопряжены погружения в сеноты. Из-за отложений, поднимаемых со дна движением воды, водолазы часто не видят вокруг себя ничего. Но главное, исследователи оказываются в каменном плену. Быстрый подъем на поверхность полностью исключен. «Иногда мы забираемся на километры в глубь пещеры, – рассказывает Хубер. – Достаточно неправильно рассчитать запасы воздуха или заблудиться, и смерти практически не избежать».

С неменьшим риском связаны и попытки добраться до морского дна на больших глубинах. Хубер несколько раз в составе группы водолазов участвовал в Балтийском море в исследовании останков «Марса», шведского военного корабля XVI века. По оценкам, масса «Марса» составляла 1800 т, это была одна из самых больших плавучих крепостей того времени.

Фото: PAP/Vostock PhotoТем не менее в 1564 году она затонула: превосходящие силы датских и любекских тяжелых кораблей пустили «Марс» ко дну в морском сражении к северу от Аландских островов. Сегодня все, что осталось от гиганта, лежит на глубине около 80 метров. Чтобы добраться до него, жизненно важно правильно подготовиться. Для таких погружений Хубер надевает лыжное термобелье, сухой гидрокостюм и жилетку с электроподогревом. Кроме того, он использует пять баллонов с разными смесями газов; вес всего снаряжения доходит до 70 кг. Упакованный, как космонавт, он всего за пять минут погружается на глубину 80 м. Там водолазы дышат газовой смесью, в которой азот большей частью заменен гелием, иначе им грозит азотный наркоз, или глубинное опьянение. На 80 метрах появляется чувство, «как после восьми мартини на голодный желудок», говорит Хубер.

В распоряжении исследователей остается всего около 20 минут, чтобы обследовать останки при температуре воды 4 градуса Цельсия. Затем начинается неторопливый подъем наверх. Чтобы оградить себя от смертельно опасной кессонной болезни, при которой в крови образуются пузырьки газов, нужно запастись терпением. По преодолении каждых трех метров водолазы на некоторое время задерживаются на очередной глубине. Начиная с 21 метра они дышат воздухом с 50‑процентным содержанием кислорода, а начиная с 6 метров – чистым кислородом, чтобы удалить из крови остатки азота и гелия. Только по прошествии полутора часов они достигают поверхности воды.

Однако они не жалеют о «потерянном» времени. «Это все равно как оказаться в XVI веке на поле сражения, – говорит Хубер. – Ведь там за последние 450 лет не было ни одной живой души».

На останках «Марса» он обследовал отлитые из бронзы пушки длиной до пяти метров. Как он считает, на борту корабля находилось около 120 таких орудий. На основании фотографий своих находок ученые впоследствии создают трехмерные компьютерные модели.

На «Марсе» команда водолазов обнаружила тарелки, монеты и кости. Кроме того, на дне Балтийского моря погребены останки 800 моряков. Даже древесина, из которой был построен корабль, на такой глубине «фантастически хорошо сохранилась, – говорит Хубер. – О подобных условиях археологи могут только мечтать».

Угроза погибших кораблей

Самое впечатляющее кладбище кораблей в мире Хубер исследует в районе микронезийской группы островов Трук. На дне лагуны покоятся останки японских военных кораблей, разбомбленных американцами во время Второй мировой войны.

Операция «Хэйлстоун» продолжалась два дня – 17 и 18 февраля 1944 года. 12 авианосцев и 589 боевых самолетов американских ВВС отомстили за Перл-Харбор. В считанные дни Япония потеряла более чем 250 самолетов и около 50 боевых кораблей, погибло 4000 японцев.

Подводная свалка металлолома давно превратилась в экзотический рай для дайверов. Но там назревает экологическая катастрофа: остовы кораблей, обросшие кораллами, скрывают в себе тонны мазута и солярки. Если изъеденные ржавчиной корпуса кораблей не выдержат, может произойти загрязнение нефтепродуктами сказочных островов.

Как сообщается, небольшие утечки уже сегодня происходят как минимум из пяти кораблей. Один из них Хубер осматривал лично: на глубине 60 метров лежит японское грузовое судно «Сан-Франциско Мару», которое все больше и больше обрастает ракушками. Его трюмы до отказа заполнены боеприпасами и военной техникой. Повсюду ржавеют бочки с нефтепродуктами.

Хубер отобрал пробы воды внутри корабля. Результаты не оставили сомнений: «вода в трюме уже загрязнена остатками масла». Нефть необходимо срочно откачать, до того как резервуары и бочки полностью проржавеют.

По оценкам ЮНЕСКО, всего в масштабах планеты на дне морей и океанов покоятся около трех миллионов останков кораблей, отмечает подводный археолог, «и каждый из них может рассказать свою интересную историю». К тому, что его подводные экспедиции сопряжены с риском для жизни, ученый относится спокойно: «Мы ведем себя осмотрительно, ведь мы не адреналиновые наркоманы. Только переоценивая собственные силы, вы ставите на кон свою жизнь».

Правда, однажды и он уже оказался на грани. В Мексике он опустился в карстовую воронку и на поверхности воды готовился к погружению, когда услышал предупреждающий крик. 30‑килограммовый комплект водолазных баллонов сорвался с троса и стремительно летел вниз. «Мне удалось в последний момент увернуться, – вспоминает Хубер. – Иначе хлоп, и меня бы уже не было».

 

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK