15 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

«Мы требуем от президента отставки правительства»

Член КПРФ и депутат Госдумы Валерий Рашкин уже несколько раз публично критиковал премьер-министра Медведева. По мнению Рашкина, именно премьер виноват в падении рубля и той экономической яме, в которую попала страна. Свой рецепт выведения России из кризиса Рашкин дал в интервью «Профилю».

— Коммунисты уже не первый год добиваются отставки правительства Дмитрия Медведева. Но сегодня ваши лозунги отличаются такой резкостью и фамильярностью, после которой дальнейшее ваше сотрудничество с правительством представляется невозможным. Один призыв «Димон, выйди вон» чего стоит. 

— Мы с правительством сотрудничали, сотрудничаем и будем сотрудничать, потому что эта структура формируется согласно Конституции.

— Но после такой риторики…

— Риторика может быть разной, она накаляется в зависимости от социально-экономического положения страны, от того, как живет народ.

— Вы действительно считаете, что в падении рубля и росте цен виновато в первую очередь правительство?

— Оно представляет бюджет, делает прогнозы. Как вы отнесетесь к правительству, которое в октябре 2014 года дало прогноз, что нефть у нас будет 100 долларов за баррель, экономический рост 2% ВВП, заявило, что у нас стабильная финансовая система и ничего не предвещает кризиса? Это в октябре, а в конце ноября все рухнуло. Какие там прогнозисты? Есть институты, академические вузы, социология — все, для того чтобы представить в Госдуму аналитический доклад и проект бюджета. Но их прогноз в течение первого-второго чтения изменился кардинальным образом. Прямая обязанность правительства — представить объективную картину Госдуме, Совету Федерации и президенту. Иначе это не правительство.

— Объективная экономическая картина в последний год очень сильно зависит от политики, которую проводит вовсе не правительство.

— Если вы про санкции и внешнеполитическую ситуацию после Крыма, то ведь все уже было: я говорю про октябрь месяц. Не знать этого правительство не могло, оно же телевизор смотрит и участвует в переговорах. Ситуация с Крымом и Севастополем понятна, с Луганском и Донецком тоже понятно…

— Но тогда еще ждали послания президента.

— Про нефть уже в каждой семье знают, что она падает в цене. А правительство не знает! Я вам говорю, опираясь на цифры и факты: правительство бездарно, оно не могло даже спрогнозировать кризис, не говоря уже о том, чтобы прийти в Госдуму и сказать, какие антикризисные меры оно будет принимать. Оно до сегодняшнего дня не сознается в этом, и по-прежнему нет антикризисных мер.

— Если бы в октябре был сделан правильный прогноз, какие меры могли бы быть приняты?

— Я не договорил. Вот есть послание президента, в котором он обращается к правительству, Госдуме и Совету Федерации, чтобы те исполняли. А у нас бюджет и послание президента совершенно не пересекаются. Это еще один показатель, говорящий о том, что правительство невменяемое.

— В чем они не пересекаются?

— У нас национальная экономика недофинансируется на 10%, социальные расходы — на 14%, здравоохранение — на 38%.

— По каким параметрам вы судите? Откуда эти цифры?

— Есть планирование, заявки, объем услуг. Возьмите ЖКХ: трубы сгнили почти на 80%. Есть заявки на выполнение этих работ. ЖКХ в три раза недофинансировано!

— А куда вместо этого идут деньги?

— Аргументация правительства: денег нет, сокращаются объемы, плохая собираемость. Между тем это правительство допустило колоссальный вывод капитала за рубеж: 135  млрд долларов. Мы выдвигали предложения, как увеличить доходную часть бюджета. Есть производство и продажа ликер-водки и табачки, мы говорим, что их нужно национализировать. Это акцизные товары, их цена в разы больше себестоимости. Огромная прибыль идет в частные руки. Если брать табачное производство, там 100% акций за границей. Это 40% доходной части бюджета.

Второе — это природные ресурсы, закон об их национализации уже есть, пусть правительство даст положительное заключение. Доходы от этой отрасли еще на 60% увеличили бы государственный бюджет. Третье — коррупция. Чайка (генпрокурор Юрий Чайка. — «Профиль») докладывал, что в год через откаты и взятки растаскивается целый годовой бюджет. Принимайте 20-ю статью конвенции ООН против коррупции, принимайте постановление о конфискации имущества не только у коррупционера, но и у его ближайших родственников, ужесточайте уголовную ответственность — и будет вам еще один годовой бюджет. (Информации о том, что говорил депутатам Чайка в своем последнем отчете, — за 2013 год — в открытых источниках нет, но в отчете за 2012 год ущерб от коррупции был оценен генпрокурором в 21 млрд рублей. Это несопоставимо с размером годового бюджета: в 2012 году доходы бюджета составили 9503,5 млрд руб. — «Профиль».)

— Вам не кажется, что центр принятия решений, особенно сегодня, в кризис, находится вовсе не в правительстве?

— Центр принятия решений сегодня в руках исполнительной власти. Исполнительная власть — это президент, премьер-министр, министры, губернаторы.

— При этом премьер-министра назначает президент.

— Правильно, здесь целая система, но это исполнительная линия власти. Сегодня исполнительная власть перетянула на себя все одеяло: и судебная, и законодательная власть находятся под ней. Вот вся эта вертикаль и виновата.

— Если виновата вся вертикаль, почему вы обрушиваетесь с критикой на правительство и ничего не говорите о президенте, который эту вертикаль возглавляет и сам назначает премьер-министра?

— Учитывая, что все проекты, решения, законодательная инициатива, бюджет исходят из правительства, — пусть оно и отвечает за эти решения. Мы предлагаем в соответствии с законодательством сформировать коалиционное правительство народного доверия, в состав которого вошли бы представители всех партий, которые входят сейчас в Госдуму. В субъектах Федерации тоже сформировать коалиционные правительства.

— Кто должен принять решение о создании такого правительства?

— В соответствии с Конституцией — президент, он же может и распустить. И мы сегодня требуем от президента распустить правительство.

— Какой кабинет министров вы бы предложили президенту на смену ушедшему?

— Это целый механизм, он у нас прописан в законе о коалиционном правительстве. В зависимости от того, сколько голосов имеет каждая партия, будет варьироваться число министров и замов. Что касается профиля, здесь механизм договорной: четыре фракции должны сесть вместе с исполнительной властью и предложить кадры.

— То есть вы считаете, что экспертов и специалистов, которые будут давать правильные прогнозы, можно набрать в Госдуме?

— Почему в Госдуме? Мы же не говорим, что из депутатов. Министров будут предлагать партии, необязательно фракции.

— Партии могут предложить и беспартийных экспертов?

— Ну да. Если вспомнить кризис 1998 года, когда младореформаторы в розовых штанишках довели страну до дефолта, мы, Компартия РФ, предложили в качестве премьер-министра Примакова, беспартийного, коммуниста Маслюкова и Геращенко главным банкиром страны.

— А сегодня кого вы можете предложить?

— Сегодня надо садиться и смотреть.

— Так у вас нет еще кандидатур?

— Если президент примет такое предложение, то после его слова «да» мы предложим кандидатуры, они у нас есть. Просто не хотелось бы их сегодня озвучивать.

— Есть ощущение, что их нет.

— Это ваше ощущение, а я говорю: есть.

— Как вы собираетесь воздействовать на президента?

— Каждый день. Улица уже воздействует на президента, магазины воздействуют на него, рубль, обесцененный в два раза, воздействует. Доллар, который взлетел, как бешеный конь, вместе с ценами в магазинах, безработица, которая уже наступает на пятки, тоже воздействуют. К июню, как прогнозируют аналитики, только в Москве 1 млн из 4,6 млн занятого населения будут вышвырнуты с рабочих мест. Если брать здравоохранение, то уже 7 тысяч врачей оказались на улице, 7,8 тысячи больничных койко-мест сокращено, 26 больниц закрыто. Поэтому пикеты, митинги и вся аналитика в цифрах — все это будет подвигать президента принять решение о роспуске правительства. Деньги обесценены, а впереди непроглядная тьма — народ молчать не будет.

— Почему не называете своих кандидатов в новый кабинет министров? Кого вы боитесь?

— Сегодня можно сжечь любую фигуру, учитывая, что у нас есть суды, прокуратура и следствие. Если господин Медведев пожелает, достаточно одного звонка, чтобы посадить человека в тюрьму или подвести под расстрел.

— Вы всерьез опасаетесь за этих людей?

— Конечно, опасаюсь. Я не хочу подвергать опасности тех талантливых людей, которые способны сегодня работать на таких должностях. Помните, как расстреливали из телепушек того же Примакова, когда он только заявил о выдвижении на президентских выборах?

— Путин, по-вашему, поддерживает Медведева на посту премьер-министра?

— По крайней мере я не слышал, чтобы он говорил, что тот не справляется со своими обязанностями. Поэтому я считаю, что сегодня Путин поддерживает его.

— Поддерживает премьер-министра, которому стоит только позвонить, и кого-нибудь обязательно засудят?

— А вы что исключаете сегодня в нашей стране телефонное право? Возьмите неправосудные решения по всем вертикалям судов, возьмите незаконные действия силовиков.

— Тогда смена правительства ничего не решит: телефонное право это не отменит.

— Нет, отменит. Все зависит от кадров. Примаков, Маслюков и Геращенко за шесть месяцев оттащили страну от края пропасти. Но через шесть месяцев Ельцин испугался и снял их всех с занимаемых должностей.

— Как вы относитесь к кандидатуре Сергея Глазьева на пост премьер-министра?

— Это человек известный, подкованный, компетентный, я к нему отношусь очень положительно.

 

Правительство. Версия КПРФ
Другие кандидатуры из списка возмжных премьер-министров депутат обсуждать не захотел. Есть ли у коммунистов в действительности список кандидатов в антикризисное правительство, мы решили узнать у коллег Рашкина по партии. Депутат Вадим Соловьев рассказал, что года два назад список кандидатов в члены коалиционного правительства народного доверия огласил Геннадий Зюганов на 15 съезде КПРФ. С тех пор, по словам Соловьева, этот список не претерпел особых изменений. В списке, отмечает он, были не только коммунисты, но и члены других партий, и беспартийные. Соловьев припомнил, что там были Оксана Дмитриева, Сергей Бабурин, Сергей Собко, Владимир Комоедов, Николай Виноградов, Анатолий Артамонов, Сергей Калашников из ЛДПР — «профессионал в области медицины», Виктор Геращенко на пост главы Центробанка, Владимир Кашин на пост премьера или вице-премьера по сельскому хозяйству, Иван Мельников на пост министра образования и науки, он сам, Вадим Соловьев, на пост министра юстиции.
Упомянутая Соловьевым речь Зюганова была произнесена в феврале 2013 года и есть в открытом доступе, но перечня кандидатов там нет. Есть список, обнародаванный годом ранее, когда Зюганов баллотировался в президенты. В нем есть многие из тех кандидатов, кого назвал Соловьев. Но на пост главы Центробанка там предлагается Глазьев, а не Геращенко. В качестве «экономического посредника» Глазьев фигурирует и в другом списке — перечне кандидатов в коалиционное правительство Москвы, который появился в августе 2013 года.

 

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK