10 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Не должен царский твит…

В России появилась наконец радостная новость: пообещали заблокировать твиттер. И я возликовал

В последнее время новости приходят все трагические либо дискомфортные. Такое впечатление, что в России ничего, кроме техногенных катастроф, народных сходов на почве межнациональной розни да очередных репрессивных законов, вообще не происходит. Это, кстати, так и есть — но тут наконец пообещали заблокировать твиттер. И я возликовал.

Я вообще люблю, когда запрещают что-нибудь, чего у меня нет. Например, зарубежную недвижимость. Мне тогда приятно от сознания, что в стране наводится порядок, и одновременно комфортно от мысли, что меня это не касается. В конце концов, при всей моей ненависти к тотальным запретам есть вещи, в защиту которых ни один либерал не приведет серьезного аргумента. Например, игорный бизнес, наркоторговля или алкоголизация малолетних (про растление уж не говорю). Твиттер, на мой взгляд, гораздо более опасная вещь, чем казино. Он растлевает, хоть и незаметно, а для России он губителен вдвойне. Причины тут двоякого рода: мировоззренческие и социальные.

Мировоззренческие состоят в том, что твиттер распыляет энергию, дробит жизнь на мгновения, на пиксели, как названо это у Алексея Иванова в романе «Блудо и мудо». Я и ЖЖ не веду (иногда только, пользуясь паролем, опровергаю очень уж явную ложь) — потому что жанр ЖЖ представляется мне губительным для литературы. Открыл его Василий Розанов, самый опасный растлитель в русском серебряном веке. Соблазн фрагментарности, спонтанных реакций, недодуманности — это одна из тяжелейших болезней русской словесности ХХ столетия, да и мировой тоже.

Вести дневник — значит придавать исключительное значение собственной физиологии, а публиковать ЖЖ книгой — нечто вообще неприличное. Каждая грошовая мысль, какие толпами являются в голову любому обывателю, видится автору достоянием человечества, сокровищем культуры. Нет правил без исключений: книги, которые по мотивам своих ЖЖ собрали Андрей Мальгин и Евгений Ройзман, стали замечательной хроникой борьбы первого — с официальной ложью, а второго — с той самой наркоманией. Но ведь эти авторы пишут не о себе. Книга Ройзмана «Город без наркотиков» — своего рода документальный роман с яркими героями и стремительной фабулой.

А подите-ка вы почитайте девичьи дзуйхицу или самонаблюдения доморощенных философов, убежденных в собственной уникальности: поневоле вспомнишь повесть Голдинга «Чрезвычайный посол» — о том, что рост цивилизации прежде всего расплодит графоманию!
Твиттер с крошечным объемом его сообщений еще опаснее: тиражируются мгновенные реакции (чаще всего неотрефлексированные), слухи (почти всегда непроверенные), цитаты (всегда перевранные). Словом, это конвейер поспешных выводов и почти систематической дезинформации, пусть невольной, но от этого не легче. Жизнь вообще не для того, чтобы ляпать не подумавши, а твиттер создает для таких ляпов идеальную возможность, причем одинаковую что для властей, что для обывателей. Я категорически против того, чтобы вести в инстаграме либо дневнике прямую трансляцию собственной жизни: у человека не остается времени побыть в одиночестве, не остается возможности задуматься, отфильтровать информацию или хотя бы просчитать ситуацию на два хода вперед. Количество необдуманных и опасных фраз в твиттере возрастает экспоненциально. В нынешних обстоятельствах одна фраза, чирикнутая кем-нибудь в избытке чувств и тут же речирикнутая тысячей неумных читателей, способна взорвать целый регион, чему мы уже были свидетелями.

Есть, однако, и политическая причина. «Не должен царский глас на воздухе теряться по-пустому» — этот совет пушкинского Годунова сыну верен и применительно к любому серьезному человеку, но власти он касается в первую очередь. Власть не должна чирикать, не может твитить и ретвитить — во-первых, потому, что ей особенно противопоказаны спонтанные реакции, а во-вторых, потому, что статус власти в России абсолютно сакрален. Скажу страшное: на этой сакральности он только и держится, потому что больше российская власть ничем не замечательна. Там сидят по большей части люди, выбранные в результате отрицательной селекции, то есть глупые, злые и недальновидные. Однако пока власть сакральна, ей верят, но стоит вдумчиво посмотреть на ее дела и слова, как сразу же станет ясно: этим людям нельзя доверить детский сад или чайную плантацию, а не то что гигантскую страну, да еще в кризисное время.

Русская стабильность (или, точней, ее остатки, то есть функционирование государства как такового плюс колбаса плюс транспорт) удерживается на этой сакральности, как оторванная рука на лоскутке кожи. Твиттер десакрализует власть, выводит ее в публичное пространство, ставит ее на одну доску с миллионами подданных. Лучше бы нам их, российских правителей, не только не читать (вот почему я запретил бы им публиковать романы), но и не видеть. Потому что в противном случае можно задать вопрос: а почему они там?! И ответа на этот вопрос нет. Так что больше тьмы! Больше тайны! Меньше соцсетей и прочей электронной прозрачности! Ибо тайна, по сути, — единственное, что отделяет нас от самопознания и неизбежного затем хаоса.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK