17 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Одиннадцать процентов

Только каждого десятого россиянина можно считать общественно активным гражданином. И это в лучшем случае

Вы когда-нибудь участвовали в общественной деятельности или работали на общественных началах — в смысле, «безвозмездно, то есть дадом», — как говаривала гнусавая Сова из «Винни-Пуха»? Можете не отвечать.

Девять к десяти, что не занимались и не участвовали. ВЦИОМ уже все посчитал. 84% граждан говорят, что в последние годы вообще не участвовали в общественной деятельности. 63% честно признались, что и в будущем не намерены тратить на это свое время, а каждый пятый (21%) допустил возможность подобной работы только в том случае, если их труд оплатят или хоть как-то отметят.

И лишь 11% россиян сказали социологам, что готовы бескорыстно участвовать (или уже участвуют) в деятельности общественных организаций. Маловато, не правда ли?

Конечно, за этими цифрами скрываются разные мотивы общественной пассивности. Банальное равнодушие, недоверие к ближнему («он притворяется, что нуждается в помощи») и к государству («оно-то почему этим не занимается?»), отсутствием возможностей («много работаю, мало получаю»), опыта общественной работы («куда и кому идти помогать?») и так далее. Но самая главная, на мой взгляд, причина — в недостатке общественного одобрения.

Перефразируя известную поговорку, замечу: кто хоть раз собирал деньги, например, на консьержку или на поход класса в театр, «в цирке не смеется». Даже если консьержкой все будут довольны, а спектакль понравится, спасибо, как правило, не скажут. Сделал и молодец — по умолчанию.

Общество не плохое и не хорошее. Просто оно давно уже свысока смотрит на общественно активных. Можно сколько угодно ругать власть за то, что она эту самую активность не поддерживает и всячески гнобит некоммерческие организации (НКО), но факт остается фактом: работать «за так» наши люди пока не рвутся. И не рвутся поддерживать тех, кто к этому морально готов.

Да и экономическая ситуация не способствует бесплатной активности. Общество потребления заточено на то, чтобы как можно больше зарабатывать и тратить. Поэтому времени возиться с кем бы то ни было просто нет. Да и смысл? «Государство (мигранты, специалисты, кто-то еще) сделают все за нас — мы же платим налоги!»

Людей понять можно. «Вам когда-нибудь помогали общественные организации?» — спросил их ВЦИОМ. И 89% дружно ответили на этот вопрос отрицательно: никакого проку от общественников лично они не видели. А раз нет проку, зачем самим участвовать?!

Вообще же, если вдуматься, проку нет ни в чем. И в политической активности в том числе. Хотя, если вдуматься, политическая активность и общественная — вещи близкие, но далеко не тождественные. Политический активист лично у меня не вызывает какого-либо сочувствия. Какой резон лично мне от того, что он таскается на митинги (неважно, под какими знаменами) или накануне выборов (раз в несколько лет) расклеивает на моем подъезде портреты неизвестных и в большинстве случаев неинтересных мне людей?

Общественный активист — дело другое. Он — фигура, заслуживающая уважения. Хотя бы потому, что даже разовая акция на благо общества (а еще лучше — на благо его конкретных членов: ничейных бабушек в больницах, детишек в детдомах, зверюшек в дикой природе) — это лучше, чем бессмысленное манифестирование.

А мы еще сетуем на низкую явку на выборах, на то, что местным властям приходится то и дело идти на разные ухищрения, чтобы загнать общественно пассивных граждан на избирательные участки! Получается, что если бы не ухищрения, только эти 11% как проклятые ходили бы за всех на выборы, раз за разом избирая всевозможные уровни власти в нашем бескрайнем государстве. Хотя, возможно, если бы так оно и было, мы бы жили совсем в другой стране.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK