17 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Подпольная Партия роста

Партию роста нельзя назвать спойлером в чистом виде. Хотя, как предполагают эксперты, она может отнять голоса сразу у целого ряда партий – от «Единой России» и «Справедливой России» до «Яблока». Однако проект, который является, прежде всего, выражением личных политических амбиций бизнес-омбудсмена Бориса Титова, не имеет сколько-нибудь серьезных шансов на успех. И Кремль не спешит его поддерживать, и кампанию партии по раскрутке бренда политтехнологи оценивают весьма скептически.

В среду, 13 июля истек срок предоставления в Центризбирком списков кандидатов для участия в выборах в Госдуму. Из 24 партий, которые провели предвыборные съезды, это сделали все, кроме Партии добрых дел и партии «Народ против коррупции». Впрочем, и без них среди заявленных участников хватает проектов, названия которых ничего не говорят подавляющему большинству избирателей. Особняком стоит самая молодая партия, созданная менее четырех месяцев назад специально под думские выборы Партия роста, которую возглавил уполномоченный по правам предпринимателей при президенте РФ Борис Титов.

Еще в январе бизнес-омбудсмен и на тот момент координатор промышленного комитета путинского ОНФ (в который входит его общественная организация «Деловая Россия») объявил о том, что ищет партию под думские выборы, которой не нужно было бы собирать подписи для участия в них. В итоге он договорился с «Правым делом», 29 февраля став ее председателем (в 2008–2011 годах Титов был ее сопредседателем). На съезде 26 марта она была переименована в Партию роста. Сам политик в интервью СМИ не скрывал, что благословение на создание очередного лоялистского партийного проекта на праволиберальном фланге он получил от Кремля. Этот факт позволил многим сразу же отнести проект в разряд очередного кремлевского спойлера, призванного отнимать голоса у демократической оппозиции. Однако все оказалось куда прозаичнее.

«Ноев ковчег»

На предвыборном съезде 4 июля первые места в списке «партии бизнеса» (который возглавил сам Титов) заняли такие раскрученные фигуры, как покинувшая «Справедливую Россию» депутат нынешнего созыва Оксана Дмитриева и бизнесмен Дмитрий Потапенко. Московскую группу возглавила член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека и экс-сопредседатель «Союза правых сил» Ирина Хакамада, подмосковную – ее бывший коллега по СПС Борис Надеждин.

Список кандидатов крайне разношерстный. Помимо условных социал-демократов под знаменами ПР идут неудачливые депутаты-единороссы. У многих членов партии существенно расходятся не только взгляды на экономику, но и политические убеждения. При том, что партия, критикуя правительство Медведева, не трогает президента Путина, абсолютного монолита не выходит даже по вопросу «Крымнаш», которого партия придерживается.

«Партии, которые имеют лицензии (на участие в выборах без сбора подписей. – «Профиль»), все более напоминают «ноевы ковчеги», – сказал «Профилю» замгендиректора Центра политических технологий Алексей Макаркин. – На самом деле российская политика достаточно прагматична. Конечно, есть фигуры, друг с другом полностью несовместимые. Но в целом представители нашего политического класса куда ближе друг к другу, чем это можно судить по публичной риторике. Для избирателя такой формат также может быть вполне приемлем, потому что он тоже не очень вдается в эти подробности, оттенки взглядов».

Не по партии, а по лицу

Макаркин напомнил про думскую кампанию «Справедливой России» 2011 года, которая показала, что, если надо, «в списке могут ужиться и лоялисты, и оппозиционеры». Миронов, Левичев, Мизулина, Митрофанов и тут же Гудков, Пономарев, Зубов. Благодаря последним «опознаваемым либеральным именам» за партию тогда пошли голосовать «модернистские городские слои», не разделявшие лозунги социального популизма, с которыми шли эсеры. По мнению эксперта, Партия роста действует так же. «Они соединяют требования экономической свободы, которая в интересах малого и среднего бизнеса, требования сильной социальной политики, восходящей к тем же эсерам через Оксану Дмитриеву, и требования политических свобод – вот, пожалуйста, и Хакамада, и Нечаев», – отмечает эксперт.

В подобные проекты кандидаты либо идут из-за того, что «выпали из обоймы» и пытаются остаться в большой политике; либо пробуют вернуться в нее после большого перерыва; либо надеются «раскрутиться» на новом уровне; либо просто хотят заработать денег – и их известные фамилии оказываются в списках для привлечения неискушенного избирателя.

В проекте Титова у кандидатов также разные интересы. Например, у главы Партии профессионалов Дмитриевой, разругавшейся с эсерами, больше шансов победить в своем одномандатном округе в Санкт-Петербурге при поддержке партии с лицензией. Ей не надо собирать подписи, она получает доступ к телеэфиру по партийной «квоте». Те же Надеждин и Станкевич, часто мелькающие в политических шоу на федеральных каналах в качестве «либералов для битья», хотели бы повысить свой политический статус и вернуться в «высшую лигу». Новый проект, вроде бы санкционированный сверху, дает шансы на успех.

«Изначально они надеялись, что входят в какой-то лояльный правый проект, он наконец создан, и, может, там деньги появятся. Зачем люди в свое время шли к Прохорову? За тем же, наверное, и к Титову. В надежде реализовать амбиции», – считает руководитель региональных программ Фонда развития информационной политики Александр Кынев.

В одну и ту же воду

Свой собственный интерес есть и у Титова. «Партия роста не появилась бы, если бы сам Титов не хотел. Я не думаю, что кто-то бегал, его искал. Его амбиции первичны, – сказал «Профилю» Кынев. – Это не первый его проект, он многократно пытался выйти в большую политику». Что касается Кремля, то, по мнению политолога, Титов, «ведя некие переговоры, получил как бы санкцию: не возражаю».

Алексей Макаркин соглашается, что «это некая самореализация» Титова, у которого до этого не получалось с партиями (в последний раз – с «Правым делом», которое он был вынужден покинуть в 2011‑м). По его словам, тогда «он недоиграл», а сейчас «доходит до думских выборов» со своей партией. Политолог считает, что в этой связи не стоит рассматривать эту историю как чисто спойлерскую. «Спойлер – это проект, который сознательно носит политтехнологический характер. Заранее направлен на то, чтобы кого-то выбить, или сократить результаты, или испортить жизнь. Здесь же не совсем понятно, против кого», – рассуждает эксперт. ПАРНАС слаб, электорат у него более радикальный. Да и известных людей включили в список ПР, когда уже было очевидно, что демкоалиция на базе партии Касьянова не состоялась. «Делать спойлер против партии Явлинского – маловероятно. Ощущение, что «Яблоку» сильно мешать не хотят», – считает Макаркин. В общем, «если партия у кого-то отбирает голоса, то это не обязательно спойлерский проект».

Не помогать и не мешать

Собеседник же в руководстве «Яблока» в разговоре с «Профилем» отметил, что та же Дмитриева может создать партии проблемы в Санкт-Петербурге. К тому же когда борьба идет буквально за сотые доли процента. При этом в партии отметили, что за свою историю пережили множество проектов, которые в той или иной степени были спойлерами «яблочников», от СПС в конце 90‑х до «Свободной России» в 2005‑м и «Гражданской платформы». По мнению Макаркина, с учетом фактора Дмитриевой, особенно в Питере, партия Титова может создать проблемы и эсерам, чьи избиратели ранее голосовали за нее.

Однако в целом проект Титова едва ли имеет шансы на прохождение. По словам Кынева, наши политики «не возражаю» со стороны власти воспринимают как «поддерживаю» и «вроде как буду помогать». «Очевидно, что власть была не против. Нет же лояльной демократической партии. Но это не означает поддержки, – говорит Кынев. – В лучшем случае против партии не будут устраивать акции, маски-шоу, изымать тиражи газет, арестовывать агитаторов, заводить уголовные дела. Но агитировать за нее никто не будет точно», – поясняет политолог.

Например, у Партии пенсионеров уже возникли проблемы, так как, в отличие от ПР, они включили в список «амбициозные региональные фигуры», отмечает Макаркин. «Это люди с деньгами, связями, амбициями, статусом, достаточно ресурсные в своих регионах. Многие из них обижены, их снимали с постов, были конфликты», – напоминает он.

Председатель партии Евгений Артюх на неделе сообщал о давлении в виде телефонных звонков от «неизвестных людей», возможно, пранкеров, которые требовали убрать из предвыборного списка некоторых кандидатов. В итоге в пятницу вечером Президиум РППС исключил из утвержденного съездом списка экс-губернаторов Михаила Юревича (Челябинская область), Евгения Михайлова (Псковская область), Владимира Бутова (Ненецкий АО) и депутата Госдумы Олега Савченко.

Эксперт подчеркивает, что таких людей в Партии роста нет. Она отказала бывшему мэру Волгограда Евгению Ищенко, ничем не закончились и переговоры с мэром Екатеринбурга Евгением Ройзманом.

Спойлер или капустник?

Однако то, что произошло после регистрации ПР и первой волны публикаций, ожиданий и прогнозов, по мнению Кынева, говорит о том, что у Титова «была какая-то надежда на подарок с неба», так как «несколько месяцев не происходило ничего». И когда уже было поздно, «началась некая агитация в стиле капустника, когда студентам дают возможность поразвлекаться». «То, что мы наблюдаем последний месяц – надписи на асфальте, какие-то карикатуры в интернете со словом «Рост», – все это довольно жалко. Их пиар-кампания – это позорище! Самая непрофессиональная кампания из всех партий на этих выборах».

Политолог напоминает, что «Яблоко», Партия пенсионеров или «Родина» имеют узнаваемые бренды. «А у Партии роста крайне низкая известность. Господина Титова тоже никто не знает, никакой личной харизмы у него нет, потому что он не является ярким публичным политиком», – считает Кынев. По его мнению, им надо было сразу вести агрессивную кампанию, а «они создали партию и все это время чего-то ждали».

«По факту на сегодня у партии осталась только роль спойлера. Потому что шансов самостоятельно пройти у нее нет, она все сделала для этого сама, ничего не делая все эти месяцы», – считает Кынев.

Единственный шанс может быть, если выборы пойдут не по инерционному сценарию, считает Макаркин. То есть если «неопределившийся избиратель», которого не удовлетворяют раскрученные, в том числе парламентские партии, вдруг за две недели до выборов «начнет искать»  «какую-то комфортную, хорошую, милую партию» и тут «увидит по телевизору Дмитриеву или Хакамаду» и вспомнит их.

Хотя более вероятно, что граждане будут распаковывать чемоданы после отпуска, собирать урожай на дачах и готовить детей в школу.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK