12 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Помнить Бобби

28.03.2016

Лучшее для российских властей – отпустить Савченко, чтобы не допустить повторения истории умершего в тюрьме члена Британского парламента Бобби Сэндса

В мае 1981 года в Белфасте, в тюрьме Мэйз, умер член британского парламента Бобби Сэндс. Депутатом он стал, уже сидя в заключении. В тюрьму попал по обвинению в незаконном владении оружием. На самом деле Сэндс был боевиком Ирландской республиканской армии. Она вела войну с правительством Соединенного Королевства за отделение Северной Ирландии.

Официальный Лондон настаивал, что Сэндс и его подельники – простые уголовники. Они в ответ объявили голодовку с целью заставить правительство Маргарет Тэтчер признать боевиков ИРА политическими заключенными. Сэндс умер через шестьдесят шесть дней. При том, что он был, мягко говоря, не ангелом, голодовка и смерть парламентария, так и не занявшего место в палате общин, вызвали волну протестов по всему миру и довольно серьезно ударили по репутации британского кабинета.

История Надежды Савченко от истории Сэндса отличается – и далеко не в лучшую для российских властей сторону. Надежда – офицер и депутат, член Парламентской ассамблеи Совета Европы, куда входит Россия. Более того, даже оставив в стороне крайне подозрительные обстоятельства ее задержания, напоминающего похищение, и явные противоречия в хронологии предполагаемого преступления, трудно считать наводчика и корректировщика огня, служащего в официально признанной на территории ее страны полувоенной структуре, убийцей журналистов Корнелюка и Волошина. Их смерть, согласно нормальной юридической логике, причинил тот, кто командовал орудийным расчетом и дал команду «огонь».

Савченко, как и в свое время Бобби Сэндс, выбрала точную стратегию поведения – твердость, включая готовность голодать и умереть, плюс максимальная публичность. Теперь мир убежден в несправедливости и жестокости приговора офицеру вооруженных сил Украины, и с этим уже ничего не поделаешь.

Дело Савченко – отзвук кампании по созданию так называемой «Новороссии», на которую Москва возлагала большие и, как выяснилось, необоснованные надежды два года назад. Савченко взяли в ее разгар. Казалось, еще чуть-чуть – и Украина просто развалится. Не развалилась. «Новоросийская» кампания, в сущности, провалилась, а наследие в виде ДНР и ЛНР, а также «дела Савченко» осталось. Освободить ее, спустить дело на тормозах – значит, с точки зрения Кремля, показать слабость. Обменять на задержанных на украинской территории спецназовцев Александра Александрова и Евгения Ерофеева – тоже (пока) не вариант. Во‑первых, это поднимет Петра Порошенко до уровня равного по статусу соперника, а не карикатурной «марионетки Запада». Во‑вторых, в силу понятных обстоятельств о двух российских военных государственные СМИ почти ничего не сообщают. Зрителям Первого канала будет непонятно, на кого поменяли Савченко. Ведь, согласно официальным заявлениям, никаких российских военнослужащих на Украине нет.

С позиции Москвы оптимальным был бы обмен приговоренной к 22 годам Надежды на тех, о ком российская пропаганда напоминает каждую неделю, – сидящих в Америке торговца оружием Бута и перевозившего наркотики летчика Ярошенко. Тогда можно было бы сказать, что украинского офицера передали «настоящим хозяевам» Украины – американцам. Но, с точки зрения юстиции США, Ярошенко и Бут – не разведчики, а уголовные преступники, и просто так обменять их нелегко даже чисто юридически. Кроме того, даже если Киев на это и согласится, то только в обмен на других осужденных украинцев, начиная с кинорежиссера Сенцова. Наконец, если что-то пойдет не так, то украинские власти сделают суд над Александровым и Ерофеевым максимально громким и крайне болезненным для России.

Впрочем, в нынешних обстоятельствах все возможно. Отказ банков Европейского союза и Соединенных Штатов от размещения российских долговых обязательств на внешних рынках поставил Кремль в крайне трудное положение. И вывод российских военных из Сирии, и внезапные комплименты Путина Обаме, на мой взгляд, признаки того, что нарастающие финансовые и экономические проблемы могут заставить Москву снизить градус противостояния с Западом. Не исключаю, что скоро НТВ покажет нам теплое документальное кино о совместной с союзниками борьбе против нацизма, а в Москву зачастят с гастролями Брюс Спрингстин и Метрополитен-опера, как это бывало в моменты «разрядки напряженности» между СССР и США.

Отправка Надежды Савченко на родину тут далеко не главный, но потенциально эффектный шаг, схожий с освобождением Михаила Ходорковского накануне Олимпийских игр в Сочи. Может быть, в Кремле перечитают историю Бобби Сэндса и сделают из нее выводы. 

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK