15 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Страна головорезов

Джихадистская группировка ИГИЛ («Исламское государство Ирака и Леванта») внешне мало чем отличается от других ей подобных, которые действуют в арабском мире: это такие же «борцы за идею», они так же отрезают головы «неверным» и выкладывают видео в интернет, как это делали многочисленные их предшественники. Но только эта организация, сразу назвавшая себя «государством», действительно взялась за создание государства для себя и своих единомышленников ― и создала его. «Профиль» разобрался, как устроен ближневосточный Халифат и что делают чеченские «дипломаты» в армии ИГИЛ.

Идея возрождения в современном мире Исламского халифата не нова. Создать государство, которое жило бы по законам шариата, ― такую цель, по крайней мере декларативно, ставит перед собой большинство радикальных исламистских группировок, воюющих на Ближнем Востоке. Того же добиваются легальные или полулегальные политические силы исламистского толка, но только мирным путем, через выборы. Второй сценарий был реализован в Иране при аятолле Хомейни, и едва не реализован в Египте после революции 2011 года и победы на выборах «Братьев мусульман».

Но еще не было такого, чтобы террористическая организация образовала свое государство на захваченных землях. Между тем, боевики ИГИЛ за несколько месяцев создали на контролируемых территориях Ирака и Сирии административно-правовое образование, обладающее всеми атрибутами государственности.

Предыстория

Группировка ИГИЛ ― это отколовшаяся ячейка «Аль-Каиды». Она возникла в 2005 году в Ираке и несколько раз меняла свое название. Первоначально организация называлась просто «Аль-Каида в Ираке». Но потом руководство иракской ячейки вступило в конфликт с центром и в итоге разорвало с «Аль-Каидой» все связи. Иракская группировка стала называться «Исламское государство Междуречья», а потом была переименована в «Исламское государство Ирака и Леванта». Определившись с названием, боевики тем самым показали, на какие именно территории они претендуют. Левант ― это историческая Сирия, которая включала территории современной Сирии, Ливана, Палестины и части Иордании. Совсем недавно исламисты отказались и от этого названия, теперь они просто «Исламское государство».

Структура и руководство

На сегодняшний день в созданный боевиками «халифат» входят территории на северо-востоке Сирии и северо-западе Ирака. По разным оценкам, он занимает от 40 до 90 тысяч кв.км. То есть это как одна или две Бельгии. У «Исламского государства» есть не только границы и собственная армия, но и своя система управления. «Есть лидер Абу Бакр аль-Багдади и его заместитель Абу Айюба аль-Масри, есть так называемый кабинет из 7 министров, ― рассказывает эксперт Высшей школы экономики Леонид Исаев. ― Захваченные территории поделены на шесть провинций с губернаторами во главе». Прототип министерства обороны ― «военный офис» ― возглавляют три человека, каждый из которых занимается своей отраслью. «У "Исламского государства" есть свой бюджет, суды и законы ― шариатские, в интерпретации аль-Багдади, ― добавляет Исаев. ― Но главное, есть население, которое их поддерживает». По словам эксперта, положение суннитов в постсаддамовском Ираке стало настольно невыносимо из-за люстрации и гонений, что жизнь в «Исламском государстве» сегодня им представляется комфортнее.

Старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Борис Долгов отмечает также, что Абу аль Багдади обещал напечатать и выдать населению паспорта «Исламского государства» и ввести свою валюту. Кроме того, предпогалается создать местные органы власти, избираемые суннитами.

Финансирование и вербовка

Точная численность армии «Исламского государства» неизвестна. По разным оценкам, в ней от 30 до 80 тысяч боевиков. Причем серьезных потерь они пока не несли. Долгов отмечает, что, по данным самих же американцев, в результате их авиаударов по позициям ИГИЛ в Ираке и Сирии погибло менее 100 боевиков.

В рядах ИГИЛ есть как идейные борцы, так и наемники, которые присоединились к группировке из желания заработать (по словам Долгова, боевикам «Исламского государства» хорошо платят). Большинство ― это сунниты с захваченных территорий, например, там много бывших солдат из армии Саддама Хусейна.

Но вербовочные пункты развернуты и в немусульманских странах. По данным МИД, в рядах ИГИЛ воюет несколько десятков россиян, но эксперты называют число на два порядка больше. Президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский говорит о 2-3 тысячах человек с российской территории. По его словам, это дагестанцы, выходцы из Кабардино-Балкарии, а также большая группа чеченцев ― бригада Умара Шишани. Из Центральной Азии в ИГИЛ пришли 1-5 тысяч боевиков, добавляет Сатановский. Есть там и европейцы. По официальным данным, к ИГИЛ присоединилось не менее 700 французов. О количестве англичан данных нет, но расправы над американцами устраивали именно они.

Изначально основным источником финансирования группировки были частные пожертвования. По данным Долгова, около 160 миллиардеров-мусульман по всему миру переводят деньги на счета исламистов ИГИЛ. Они же помогают с организацией вербовочных пунктов и пропаганды у себя в странах. Но свою приверженность ИГИЛ не афишируют, боятся потерять бизнес. После захвата нефтяных месторождений Ирака у ИГИЛ появился еще один источник доходов: они стали продавать нефть. А недавно боевики захватили еще и банк в Мосуле.

Радикальная дипломатия

По мнению Исаева, «Исламское государство» в тех границах, в которых оно существует сейчас, это уже объективная реальность. Исламисты удерживают территории, которые с самого начала не контролировали армии Ирака и Сирии. Эти земли, считает эксперт, исламисты сохранят за собой, но продвинуться дальше едва ли смогут. В этом смысле угроза для мирового сообщества маловероятна. Но есть другая опасность. Исаев отмечает, что боевики из Узбекистана, Казахстана и других стран вернутся домой. «Уезжали они рядовыми солдатами, но, побывав внутри ИГИЛ, они вернутся опытными командирами со своими батальонами», ― говорит политолог. Эти батальоны будут представлять большую опасность для режимов Каримова и Назарбаева. Едва ли они попытаются сместить эти режимы силой, но в случае политического кризиса и массовых протестов, боевики могут воспользоваться ситуацией. «Как это было в Египте и Иране, ― напоминает Исаев, ― там ведь протесты начинали не исламисты, а светская молодежь».

Что касается бригады чеченцев, которые воюют в армии ИГИЛ, то они, по мнению Исаева, для России опасности не представляют. «Они, скорее, видят в "Исламском государстве" силу, с помощью которой могли бы решать свои собственные проблемы, ― говорит эксперт, ― поэтому они устанавливают контакты». Исаев отмечает, что Рамзан Кадыров не хотел бы ссориться с ИГИЛ. Прежде всего, чтобы не ставить под удар свою республику. Кроме того, если «Исламское государство» окажется жизнеспособным, и с ним придется устанавливать какие-то дипломатические отношения, то переговорщиком со стороны России может быть только Кадыров, считает Исаев. «Путин или Медведев вряд ли смогут общаться с их руководством, а Кадыров вполне опытный в этом плане», ― говорит политолог.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK