14 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

В плену дешевых денег

Международный Валютный Фонд в своем недавнем полугодовом отчете привел весьма примечательные результаты некого исследования. Для немцев, помешанных на сбережениях, они выглядят неутешительно: роста процентных ставок, скорее всего, не будет. В масштабах планеты.

Речь идет о так называемых реальных процентах: ставках на денежных рынках за вычетом инфляции. Согласно данным МВФ, еще в начале 1980 годов этот показатель составлял около 6%, в 1990-х – 3,5%, в 2000 году – около 2%, в 2007 году – 1,5%. В настоящий момент реальные проценты стремятся к нулю.

Мировая экономика постепенно оправляется после целого ряда финансовых кризисов, имевших место после 2007 года. Обычно на таком фоне можно ждать роста реальных процентных ставок. Однако, как полагают в МВФ, на этот раз его не случиться – как минимум, в необходимых объемах. МВФ прогнозирует рост реальных ставок от силы до 2% годовых.

Давайте покончим с широко распространенным заблуждением: решение о том, какими быть процентам, низкими или высокими, принимаются не в эмиссионных банках, а на денежных рынках. Процентная ставка – это рыночная цена, обеспечивающая баланс между инвестициями и накоплениями. Да, центробанк может установить ряд процентных ставок на определенное время. Но он не в силах постоянно идсти против рыночных трендов.

Не так давно министр финансов Германии Вольфганг Шойбле потребовал поднять ставки по сбережениям немецких вкладчиков. Так вот: судьба национальных накоплений зависит не столько от ЕЦБ, сколько от упомянутых рыночных трендов. Ведь и гравитация не изменится под воздействием какой-нибудь директивы миннауки.

Патологичность перманентного затягивания поясов

Почему рыночная ставка оказывается настолько низкой? – Дело в том, что объем сбережений на одной чаше весов (финансовое предложение) не уравновешивается объемом инвестиций на другой (финансовый спрос). В Германии уже несколько лет наблюдается спад инвестиций – как государственных, так и частных. И в этом плане у немецкого министра финансов Вольфганга Шойбле, по сути, больше рычагов влияния на реальный процент, чем у главы ЕЦБ Марио Драги. Совместно с другими министрами финансов двадцати крупнейших индустриальных держав он может повысить реальный процент, нарастив объем инвестиций. Вместо этого главы национальных минфинов предпочитают перекладывать вину на эмиссионные банки.

Почему, несмотря на восстановление экономики, МВФ не ожидает роста реальных процентов? – Существующий дисбаланс  между объемом сбережений и объемом инвестиций, скорее всего, сохранится. Есть и другой фактор, который тоже останется неизменным: с началом кризиса крупные инвесторы все больше вкладывались в гособлигации с фиксированным процентом. Это привело к росту курсов на такого рода бумаги, их доходность упала.

Ужесточение регулирования деятельности банков и страховых компаний дополнительно усилило данную тенденцию, поскольку новые правила обязывают иметь в своем портфеле некую минимальную долю якобы безрисковых гособлигаций.

Как это влияет на реальный процент?

– Рынки имеют обыкновение уравновешивать дисбаланс, что, однако, может занимать длительное время. Нулевой реальный процент означает, что сейчас самое подходящее время „влезать в долги“. Он позволяет таким государствам как Италия предлагать беспрецедентно низкие проценты по гособлигациям новой эмиссии. Уровень японского госдолга приблизился к 250% ВВП; по сравнению с другими странами это очень много. Но нулевая процентная ставка позволяет финансировать даже такую задолженность.
 
– для ЕС длительное сохранение низкой процентной ставки представляет собой еще одну проблему. Оно подталкивает национальные правительства к обходу положений Договора о стабильности. В последние дни именно это мы видим во Франции и Италии, где новые премьер-министры объявили о снижении налогов, понимая, что собственных средств на покрытие образовавшегося дефицита не хватит. Германия, напротив, послушно сокращает объем своей задолженности, строго выполняя требования законодательного „долгового стоп-крана“. Но долгое время такая „противонаправленная“ финансовая политика работать не может.

Реальная процентная ставка – это одна из важнейших движущих сил экономики. Ее снижение есть главная экономическая тенденция нашего поколения. Ну а ее нормализация – первоочередная задача XXI века, стоящая перед специалистами по экономической политике.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK