12 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

«Выборы будут честными и с множеством сюрпризов»

– Ряд активистов ОНФ участвует в праймериз «Единой России», хотя никто не запрещает им баллотироваться и от других партий. Почему они предпочитают именно ЕР?

– От ОНФ участвуют в праймериз «Единой России» почти 200 человек. Думаю, причин несколько. Во‑первых, это партия, у которой большинство в Госдуме. Во‑вторых, из всех партий, представленных в ОНФ, а сейчас это 23 партии, больше всего у нас пересечений в регионах и на федеральном уровне, например, при законодательных инициативах, с «Единой Россией». Выбор понятный. Но у нас есть активисты, которые участвуют и от других партий, в том числе непарламентских, кроме ПАРНАСа и «Яблока», конечно.

– Кто, например, идет на выборы от ОНФ, но не от «Единой России»?

– Например, Даниэль Башмаков из Краснодарского края, он возглавляет там «Опору России», входит в региональный штаб ОНФ, человек, который сам себя сделал. Успешный предприниматель, два раза избирался по своему муниципальному округу от «Справедливой России» и сейчас пойдет от «эсеров» и будет конкурировать в одном округе с мэром Краснодара Евлановым. Не могу говорить о его шансах, но считаю, что кандидат он сильный.

– У вас есть некий образ типичного кандидата в Госдуму от ОНФ?

– Я могу даже привести конкретные примеры таких кандидатов. Первый пример – Анна Кузнецова, Пензенская область, она сейчас руководитель нового грантооператора по президентским грантам, фонда «Покров». Это ее фонд, он работает не первый год. Для меня один из ключевых критериев политика и общественника – он должен состояться не вчера, а пять лет назад, пройти этот путь ногами. Это не та ситуация, когда заслуженные спорт-смены, деятели культуры или их дети внезапно принимают решение идти на выборы. Это нормально, но у меня другая точка зрения. Анна состоялась как общественник задолго до выборов. Более того, если бы мы не встретились в Пензе два года назад, она, может быть, и не пошла бы ни на какие выборы. Она занимается своей деятельностью постоянно. Это не ситуация, когда человек то политик, то лоббист, то еще кто-то. То есть главный критерий – человек уже должен быть лидером общественного мнения, а не становиться им за один день.

Второй критерий – профессионализм. И тут я хочу привести второй пример кандидата от ОНФ. Это Николай Николаев, руководитель Центра ОНФ «Народная экспертиза», идет на выборы в Иркутской области. На площадке ОНФ он занимается мониторингом исполнения указов президента, до этого долгое время занимался предпринимательством, исследованиями и различными мониторингами. Он профессионал по многим направлениям. Третий критерий – человек должен знать проблемы разных людей с земли – жителей сел, малых городов, трудящихся и других. Здесь приведу в пример Жанну Рябцеву, руководителя исполкома ОНФ в Свердловской области. Там ОНФ постоянно все критикует, на нас обижаются. Ей непросто все это дается, но она занимается своим делом. Вот три ключевых моих критерия.

– Исходя из тех критериев, которые вы перечислили, у вас нет предубеждения против перехода людей из бизнеса в политику?

– Конечно, нет. Башмаков – предприниматель, Артем Артемьев из Челябинской области – предприниматель, Константин Богданенко – Приморский край – тоже предприниматель, у нас много предпринимателей. К сожалению, предубеждение действительно у многих есть. Я общаюсь с коллегами, которые сейчас вступили в предпринимательскую платформу «Единой России», и всегда им говорю: один из ключевых тезисов, которые надо продвигать, – что предприниматель является в первую очередь работодателем. У нас у людей что в умах? Если человек пошел в депутаты, значит, жулик. А на самом деле давно назрела проблема: нужна реальная партия бизнеса. Я не могу сказать, что такой стала Партия роста Бориса Титова. Были большие надежды, но пока то, что я вижу, больше разочаровывает… Так вот, назрела необходимость, потому что ни в один из созывов ни у одной партии, в том числе «Единой России», не было в приоритете развития предпринимательства. Иначе бы мы не получили, к примеру, повышение страховых взносов для индивидуальных предпринимателей, за что все парламентские партии проголосовали.

– В той же «Единой России» говорят, что будут стараться брать в списки меньше региональных бизнесменов, хотя бизнес-лоббизм, на мой взгляд, вполне нормальное явление. Как вы думаете?

– На мой взгляд, то, что сделала «Единая Россия», сформировав в Высшем совете платформу из предпринимателей, – это сильный шаг. И еще более важно, что из этой платформы практически никто не идет на выборы. Это показывает и людям, и экспертам, и лидеру партии Дмитрию Медведеву, что идет переформатирование работы. Важно ведь не только, что будут депутаты с такой повесткой, а что будет платформа, которая будет постоянно работать с предпринимателями. Я рассчитываю больше на этих людей, а не на депутатов.

Фото: duma.gov.ru

– Вернемся к ОНФ. Во многих регионах отделения ОНФ конфликтуют с губернаторами. Когда активисты пойдут на выборы от «Единой России», не возникнет конфликта?

– Конфликты уже есть, так как эти же активисты до выборного года зачастую критиковали глав муниципальных образований, губернаторов, которые по большей части состоят в «Единой России». Поэтому так важны праймериз. Во многих регионах проходят очень интересные дебаты. Да, есть проблемы, на некоторых оказывают корректное, скажем так, но влияние. При этом в целом условия конкурентные, шансы более-менее сбалансированны, но ситуации, конечно, будут разные.

– Теперь о содержании. Я знаю, что та же «Единая Россия» будет стараться в ходе кампании не давать конкретных обещаний. Как считаете, это правильно?

– Как говорил Отто фон Бисмарк, больше всего врут во время войны, после охоты и перед выборами. Я считаю, что сейчас сложно будет выиграть выборы на одних обещаниях. Да, какой-то процент можно собрать на призывах в красивой обертке, но лучше сконцентрироваться на том, какие проблемы у людей сейчас. Мы часто обсуждаем это с нашими активистами, которые идут на выборы. Я им говорю: «Когда вы встречаетесь с людьми, не говорите им, что нам надо что-то через год построить, ведь проблемы есть сегодня». В Ивановской области Ласкарихинское сельское поселение оказалось отрезано от дороги, и дорогу надо ремонтировать сейчас. Или вот в Марий Эл я ехал в поселок Октябрьский, в детскую коррекционную школу, проехал только на «УАЗ Патриот» на пониженной передаче. Мне, как гражданину, не тепло и не холодно от глобальных вещей, если у меня в третий раз улицу перекопали и ничего не сделали, если течет крыша или дорогу не могут починить. И я надеюсь, активисты ОНФ будут выстраивать свою стратегию реальными делами.

– Будет единая стратегия для активистов ОНФ?

– Думаю, нет. Мы никого не форматируем, не пишем инструкции, смотрим, например, на сайт праймериз «Единой России» и видим, что человек идет. Кто обращается за советом – помогаем, как и с активистами Общественной палаты. А вот «девочки в платочках, мальчики в пилотках», такого не будет.

– И переговоров централизованных с ЕР или другими партиями нет?

– Нет. Если возникнут вопросы, наверное, включимся, но пока такого нет.

– А финансирование активистов тоже не будет централизованным – кандидаты будут искать средства на кампанию сами?

– Безусловно. Вообще это здорово, когда человек выдвигается, и местный бизнес тут же видит в нем более сильного кандидата, чем, к примеру, в действующем депутате. Это нормально. И, кстати, мы никуда не денемся от лоббизма, и не надо вносить это слово в список запрещенных. Просто лоббизм должен идти не только в интересах крупных предприятий, региональных элит, но и простых людей. При этом мы никогда не уйдем и от того, что крупный бизнес будет двигать своих людей, которые будут отстаивать его интересы. Просто нужен общественный контроль над этими процессами.

– А теперь снова про праймериз и ОНФ. Вот, к примеру, в Москве идут на праймериз активисты от ОНФ – тот же Вячеслав Лысаков. Но в столице вся кампания полностью выстроена на админресурсе. Например, идут встречи в школах, а политическая деятельность там вообще запрещена. Я не понимаю, почему активисты ОНФ не возмутятся, почему сами не откажутся от таких встреч.

– Я соглашусь, что, если закон запрещает агитацию в бюджетных учреждениях, не надо этого делать. Конечно, это можно обойти – сказать, что это не встречи кандидата… Я вот посмотрел газету «справедливороссов». Им гораздо проще выстраивать кампанию, чем членам «Единой России». Можно ругать правительство, «Единую Россию» – всех. Но у Миронова и его партии тоже много «скелетов» в шкафу. Они же тоже принимали все эти законы! У них приличное представительство в региональных заксобраниях, там они что делали? После «прямой линии» президента у Владимира Соловьева был эфир. И вот там представители всех четырех партий в Госдуме ругали дороги в Омске. Я им сказал: «А ваши депутаты что, по этим дорогам не ездили?» Все ведь всё понимают, они промолчали. Почему теперь эсеры начинают ругать правительство? Потому что выборы – это театр. Я считаю, что если де-юре все по закону, то это выборы. Мой опыт жизненный подсказывает, что чаще всего порядочность воспринимается как слабость, но при этом надо, конечно, максимально честно вести борьбу.

– Хорошо, вот, допустим, прошли выборы, ваш актив избрался…

– И тут ПАРНАС говорит: всех обманули! Я серьезно готов поспорить. У ПАРНАС а, да и у «Яблока» будут сценарии на делегитимизацию выборов, на скандалы после 18 сентября.

– Ну скандал уже был с развалом Демкоалиции…

– Да никого это не затронуло. Вопрос в другом. У этих ребят нет повестки. И они начнут всем рассказывать, что тут обманули, там вбросы.

– Нет, подождите. В Москве сейчас идет вполне содержательная кампания за сохранение троллейбуса, которую координирует муниципальный депутат Максим Кац. И неконструктивно ведет себя как раз власть, говоря, что если этим занимается Кац и оппозиция, то разговаривать на эту тему не будем. То есть власть упирается в персоналии, а не в повестку.

– Каждую ситуацию надо отдельно рассматривать. Я, кстати, против троллейбусов, потому что время сейчас другое и есть более эргономичные виды транспорта. Но мы не об этом.

– Но если выборы реально будут нечестными?

– Я уверен, что выборы будут максимально честными и будет много сюрпризов.

– Ладно, допустим, выборы прошли. Активисты ОНФ избрались от разных партий. А дальше они будут слушаться лидеров фракций или как-то объединятся между собой и, к примеру, создадут свою группу?

– Те, кто идет от ОНФ, поддерживают курс президента. Не думаю, что есть смысл в отдельной коалиции. Хотелось бы, чтобы депутаты всех парламентских партий принимали законы и работали не по принципу некой дисциплины, а во исполнение указов президента и в интересах людей. У нас не всегда так происходит. А форма – она меньше всего важна. Вот снова вспомню решение про страховые взносы. Хоть кто-нибудь бы тогда встал и сказал: «Ребята, что мы делаем?» А если этого не произошло – это огромный минус каждой из партий. Какие бы формы в итоге ни были, хочу, чтобы человек от ОНФ мог встать и сказать: «Мы делаем неправильно».

– Вы сами никуда не избираетесь. Какова ваша роль в избирательной кампании?

– Буду поддерживать ряд наших активистов и от ОНФ, и от Общественной палаты, кто пойдет на выборы. В 2015 году Общественная палата поддержала несколько гражданских активистов на региональных выборах. Из десяти человек пять выиграли те выборы. Сейчас также будем помогать, поддерживать всячески,  не финансово, а информационно и методологически. На этом моя роль в выборном процессе заканчивается.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK