Наверх
19 августа 2022

Дельфины против "котиков": как афалины и тюлени стали морским спецназом

Тренировка дельфина
©Wikipedia

Человечество с древних времен использует животных в военных целях. Лошади, верблюды, слоны, собаки, птицы (хищники – для охраны объектов, голуби – для связи) в разные эпохи становились участниками боевых действий. В XX веке были предприняты практические шаги призвать на службу обитателей морей и океанов. Что из этого получилось – выяснил «Профиль».

Тюлени дедушки Дурова

В конце апреля 2022 года газета The Washington Post опубликовала статью о дельфинах, якобы охраняющих вход в гавань Севастополя. По мнению американского аналитика Саттона, столь серьезные меры защиты от украинских диверсантов-дайверов командование Черноморского флота предприняло после начала специальной военной операции по защите Донбасса.

Победы российских подводников: кто был первым?

Публикация не кажется чем-то из области научной фантастики, тем более что у России в этой сфере давние традиции. Впервые идея использовать в интересах императорского флота морских млекопитающих пришла в голову дрессировщику Владимиру Дурову в 1915 году.

Несколько тюленей в Балаклавской бухте за три месяца обучили находить под водой мины (учебные) и помечать их буйками. Используя пневматические ножницы, животные должны были срезать мины с якорей. А еще «курсантов» тренировали спасать выживших в результате кораблекрушений и совершать диверсии во вражеских портах.

Германское командование после оккупации Крыма в 1918 году серьезно отнеслось к опытам знаменитого русского дрессировщика. Ластоногих «спецназовцев» отравили, а всю документацию уничтожили.

Прошло полвека, прежде чем люди вновь вспомнили об этом эксперименте. С 1962 года в США начали дрессировать дельфинов, морских котиков и даже акул. Самыми перспективными были признаны афалины, обладающие уникальными способностями геолокации, а также морские львы, отлично видящие в воде.

Первым официальным боевым применением ластоногого спецназа следует считать охрану военной базы ВМС США в Камрани (Вьетнам). На счету отряда животных за период с 1965 по 1972 годы более 50 обезвреженных боевых пловцов, пытавшихся прикрепить магнитные мины к судам, стоявшим на рейде.

Параллельно на базе американских ВМС в Сан-Диего обучали морских львов, тюленей, дельфинов, косаток и акул. Они должны были не только ликвидировать диверсантов, но и находить мины, поднимать со дна различные предметы.

Тренировка дельфинов на военно-морской авиабазе Ки-Уэст в гавани Трумэн

Тренировка дельфинов на военно-морской авиабазе Ки-Уэст в гавани Трумэн

Trice Denny/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

Особый интерес представляли дельфины. Эти уникальные животные ненамного отстают от человека по соотношению массы головного мозга и тела. Они отличаются высоким интеллектом, сложным поведением, владеют приемами эхолокации, благодаря которой с точностью, недоступной даже современной электронике, способны обнаруживать как мины, так и любые иные объекты в океанских глубинах.

Секреты «Площадки 75»

С середины 1960-х примеру американских партнеров решило последовать руководство Минобороны СССР. Была принята программа, в соответствии с которой учебно-тренировочные центры создали на Дальнем Востоке, Кольском полуострове, в Клайпеде, Крыму и Батуми.

Пожалуй, самый известный из них – севастопольский. Его открыли в 1967 году в укромной Казачьей бухте. Секретному океанариуму присвоили кодовое название ВЧ 13132-К, или «Площадка 75».

Здесь готовили к несению службы полсотни афалин и морских котиков. Учебная программа стандартная – охрана морских баз, уничтожение диверсантов, поиск подводных объектов, совместная работа с водолазами.

Кураторами проекта выступали главком ВМФ адмирал флота СССР Сергей Горшков и основатель прикладной гидробионики капитан 1-го ранга Виктор Калганов. К тренировкам дельфинов была привлечена первая в Военно-морском флоте женщина-водолаз Галина Шурепова. Для разработки теоретической базы пригласили ученых из Минского филиала Московского института эволюционной морфологии и экологии животных, Тихоокеанского НИИ рыбохозяйственного центра.

Афалины схватывали все буквально на лету. Они запоминали более 20 команд, могли проявлять инициативу и вырабатывать собственный алгоритм сотрудничества с человеком.

По воспоминаниям Льва Мухаметова, руководителя группы морских млекопитающих НИИ проблем экологии и эволюции РАН, дельфины демонстрировали отличную выучку и смекалку на учениях. Владимир Петрушин, работавший в свое время главным военным тренером в Севастопольском океанариуме, вспоминал, что по результатам проверок и учений ни один боевой пловец ГРУ не смог проникнуть в зоны, охрану которых доверили морским животным.

Боевой дельфин с локатором

Боевой дельфин программы U.S. Navy Marine Mammal Program

U.S. Navy photo / Wikimedia Commons

Были случаи, когда афалины, находясь в вольере у берега, замечали подводные объекты, попавшие в поле зрения их сонара (расстояние до 500 м). Они самостоятельно нажимали педаль запуска сигнальной ракеты, а затем разворачивалась носом к цели, указывая направление незваного гостя.
Выпущенный из вольера дельфин мгновенно находил и обезвреживал подводного пловца. Он срывал маску, ласты, выталкивал его на поверхность, где непрошеного гостя подбирал катер.

Адмирал Горшков, посетив в 1973 году океанариум в Казачьей бухте, высоко оценил его работу. Афалины, находясь в вольере, определяли наличие подводных объектов (боевых пловцов) с точностью до 80%, а при нахождении в открытом море показывали 100-процентный результат.

Горе от ума

В отличие от морских львов или тюленей дельфины обладают игривым нравом и высоким интеллектом. При этом выяснилось, что у них отлично развита интуиция и инстинкт самосохранения – афалины категорически отказывались выполнять функции подрывников-смертников.

Известны случаи, когда животные впадали в состояние тяжелого стресса и переставали выполнять приказы, если осознавали, что убили человека. Поэтому применение боевых спецсредств тренеры обходили, замаскировывая нанесение летальных повреждений вражескому пловцу под игру.

Начиная с 1975 года, севастопольская бухта круглосуточно патрулировалась отрядом морских млекопитающих. Примечательно, что они сменяли друг друга на вахте согласно Корабельному уставу – каждые четыре часа.

Для выхода дельфинов в море был создан специальный канал около Константиновского равелина. Эффективность несения службы боевых дельфинов оценивалась в 90%.

Помощники торпедоловов и кладоискатели

Настоящей находкой для Черноморского флота и всего ВМФ можно считать способность афалин находить на поверхности и дне море предметы. Животные с легкостью находили даже болты и гайки. Надо было всего лишь показать, что следует найти, и отправить на поиски.

Для ВМФ всегда актуальная тема – обнаружение учебных торпед после стрельб. Стоимость одной, поскольку пластины аккумуляторов сделаны из серебра, достигала 200 тыс. руб. (советских).

При высокой волне отыскать торпеду проблематично. Продержавшись какое-то время на поверхности, торпеда тонула. Найти ее, зарывшуюся в донный в ил, аквалангисты могли разве что по счастливому стечению обстоятельств.

Боевой дельфин, обученный обнаруживать подводные мины

Боевой дельфин, обученный обнаруживать подводные мины, на борту корабля ВМС США

SIMON WALKER / POOL / AFP

Совершенный акустический радар, которым природа наделила дельфинов, позволяет им просканировать полуметровую толщу придонного ила, точно установить, из какого материала сделан затонувший объект. Найдя учебную торпеду, дельфины тыкались носом в грунт, сбрасывая закрепленный радиомаяк с буйком. После этого поднять ее не составляло особого труда.

Попутно дельфины могли обнаружить и другие объекты. По воспоминанию Мухаметова, неожиданно для всех была найдена, а потом и поднята на поверхность мини-субмарина «Тритон», затонувшая в ходе испытаний. Ее безуспешно искали несколько лет.

Фото на память и для истории

Помимо поисковых функций дельфинов обучили ведению фотосъемки. Для этого был сконструирован специальный фотоаппарат, работавший на глубинах свыше 100 м. Животные научились правильно направлять объектив на предмет, замирать, закрывать глаза, чтобы избежать ослепления вспышкой в момент спуска затвора. Фотографии позволяли оценить ценность находки, что было важно для принятия решения о целесообразности ее подъема.

Благодаря смекалке и ловкости дельфинов гражданские специалисты – археологи находили античные корабли, поднимали со дна амфоры, старинные предметы. Морские животные достали за 20 лет кладов и драгоценностей на сумму более 50 млн советских руб.

Как советские "поющие фрегаты" стали грозой натовских субмарин

После 1991 года отечественная программа военной подготовки дельфинов была свернута. Сотрудники океанариума перешли на работу в Московский дельфинарий, часть дельфинов и белух продали в Иран, часть сохранили, используя в сеансах терапии.

Разоружение было односторонним – исследования по применению в военных целях морских млекопитающих в США не прекращались. Интерес к этому вопросу в разное время проявляли Индия, Израиль, Иран.

На базах ВМС США в различных программах сегодня задействовано до 250 животных, однако информации по этой теме крайне мало. Известно, что их по-прежнему привлекают для охраны акваторий около военно-морских баз.

Морских млекопитающих американцы использовали в операции «Буря в пустыне» для охоты на иракских боевых пловцов. В 2003 году привлекли к разминированию Персидского залива. С их помощью удалось обезвредить более сотни мин.

После 2014 года с возвращением Крыма под юрисдикцию России секретный проект на Черноморском флоте возобновили. Есть данные, что в 2016 году Министерство обороны приобрело пять молодых дельфинов для воссозданного центра в Севастополе.

В 2018 году года журнал Forbes опубликовал статью, автор которой утверждал, что российские военные используют афалин для охраны военно-морской базы в Тартусе (Сирия). На следующий год у берегов Норвегии была обнаружена белуха, якобы экипированная упряжью и фотокамерой. Мнительные потомки викингов тут же окрестили животное Хвалдимиром – русским шпионом.

Сегодня в мире существует два центра, в которых ведутся тренировки боевых дельфинов – в Сан-Диего и Севастополе. Начальный курс подготовки занимает два года, а полноценного «спецназовца» – не менее четырех лет.

Ученые уверены – морские млекопитающие охотно сотрудничают с человеком. Однако их эффективность выше, когда они решают не тривиальные задачи, а занимаются поиском и наблюдением, словом, тем, что требует умственных способностей высокого уровня.

Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль