15 июля 2024
USD 87.74 -0.25 EUR 95.76 +0.08
  1. Главная страница
  2. Статьи
  3. Инцидент с "Пелеусом": как командир немецкой подлодки стал военным преступником
Military Вторая мировая война Германия Греция подлодки субмарины

Инцидент с "Пелеусом": как командир немецкой подлодки стал военным преступником

13 марта исполняется 80 лет инциденту с греческим судном «Пелеус» – его в 1944-м потопила немецкая субмарина U-852. Этот случай получил большую известность из-за судебного процесса, на котором командир и несколько членов экипажа U-852 были приговорены к смертной казни за совершение военного преступления. Но то, как прошел процесс, вызывает нарекания. Более того, он повлиял на приговор Карлу Деницу, вынесенный Нюрнбергским трибуналом.

Греческое судно

Греческое судно "Пелеус"

©UBL/Vostock Photo

Содержание:

Из соображений «оперативной необходимости»

Во время обеих мировых войн моряки порой забывали о всякой гуманности, решая боевые задачи. Например, 19 августа 1915-го британское судно-ловушка «Баралонг» потопило немецкую лодку U-27. Часть выживших подводников британцы расстреляли прямо в воде, а затем убили тех, кто попытался укрыться на ранее остановленном U-27 судне. Свои действия британцы объяснили «оперативной необходимостью» – дескать, немцы могли вооружиться и сбежать.

Гибель "Лаконии": как инцидент с британским лайнером изменил подводную войну

Жесткость породила жестокость. В ответ немцы усилили подводный террор, зачастую уничтожая не только суда, но и их команды. Так, 27 июня 1918-го U-86, после потопления госпитального судна «Лландовери Касл», открыла огонь по спасательным шлюпкам, чтобы избавиться от свидетелей своей атаки.

Во Вторую мировую вновь стали возникать ситуации, когда жестокость оправдывалась «оперативной необходимостью». Примером тому служит расстрел британцами находившихся в воде моряков с погибшего немецкого эсминца «Эрих Гизе» в апреле 1940-го. Британцы сделали это, чтобы не дать немцам добраться до берега и присоединиться к своим войскам в Нарвике. В другом случае для защиты своего судоходства от будущих атак 16 сентября 1942-го самолет ВВС США бомбил U-156, поднявшую флаг Красного Креста и буксировавшую шлюпки с выжившими с британского судна «Лакония».

А что же подводники Деница?

Историки считают, что они оказались сдержаннее своих предшественников из кайзеровского флота. За время войны, по имеющимся данным, ими не было потоплено ни одного госпитального судна, а большинство приписываемых им случаев стрельбы по шлюпкам и расстрелов в воде никогда не расследовались или же не подтверждались. Лишь один командир немецкой лодки был осужден за военное преступление.

Инцидент с «Пелеусом»

18 января 1944-го из Киля в Пенанг вышел подводный крейсер U-852. Так как это был его первый поход, командир U-852 Хайнц-Вильгельм Эк был проинструктирован избегать всего, что могло бы привлечь внимание врага, особенно в районе между Фритауном и островом Вознесения, где ранее уже погибли четыре лодки. Осторожность требовалась даже при нападении на суда, так как их обломки могли быть замечены авиацией ПЛО союзников.

U-852 на мели у побережья Сомали

U-852 у побережья Сомали

UBL/Vostock Photo

После необычайно напряженного плавания 13 марта U-852 достигла вод Южной Атлантики неподалеку от места, где U-156 потопила «Лаконию». Поздно вечером немцы заметили греческое судно «Пелеус», следовавшее из Фритауна в Буэнос-Айрес в британском фрахте. То, что оно отправилось в рейс без всякой охраны, сыграло в его судьбе роковую роль.

Сочтя «Пелеус» легкой добычей, Эк преследовал и атаковал его. В 19:40 от попаданий двух торпед судно разломилось и сразу затонуло. Неизвестно, сколько из 35 членов экипажа успели его покинуть, но их не могло быть много. После гибели «Пелеуса» выжившие забрались на спасательные плоты или плавали, держась за обломки. Чтобы узнать название и тоннаж потопленного судна, Эк направил U-852 к ним. Кроме него на мостике были два матроса, первый вахтенный офицер Кольдиц и судовой врач Вайспфеннинг. Также Эк вызвал к себе второго офицера Хоффмана и механика лодки Ленца, знавших английский. Они ушли на нос лодки и, поговорив с находившимися на плоту выжившими, доложили командиру сведения о «Пелеусе» и его рейсе.

За что Карл Дениц отдавал командиров субмарин под суд

Ничто не предвещало беды, но для Эка это был напряженный момент. Он полагал, что утром самолеты заметят следы его атаки и начнут поиски субмарины. Чтобы избежать этого, Эк решил уничтожить обломки и плоты, хотя, как он позже признал, эти действия могли стоить жизни некоторым выжившим.

Эк приказал поднять на мостик два пулемета. Он думал, что плоты имеют полые поплавки и, если пробить их пулями, плоты затонут. Когда Кольдиц и Ленц узнали, для чего будет использовано это оружие, то выступили против решения Эка. Но тот отклонил их протест, сказав, что уничтожение обломков – это оперативная необходимость для защиты U-852 от обнаружения.

Вскоре Ленц ушел с мостика. Что именно произошло дальше, не совсем ясно. Вероятно, Эк дал приказ потопить плоты, но не приказывал убивать выживших. Однако было ясно, что без плотов те лишатся всякой надежды на спасение.

Ночь была безлунной, и плоты казались темными пятнами на воде. Эк приказал своему другу-доктору открыть огонь. Тот выполнил приказ, обстреляв из пулемета плот, находившийся на расстоянии пары сотен метров. После нескольких очередей оружие заклинило. Тогда Хоффман устранил поломку и уже сам открыл огонь по тому же плоту. Доктор больше не стрелял, хотя и оставался на мостике. Но Хоффман не смог уничтожить плоты ни из пулемета, ни из 20-миллиметровой зенитки, ни даже бросая в них гранаты. Во-первых, их было плохо видно, во-вторых, их поплавки были заполнены плавучим материалом.

Операция "Паукеншлаг": как "литавры" Деница разбудили Америку

Второй акт драмы начался в полночь, после смены вахты. На этот раз Эк приказал стрелять матросу Швендеру. Но после первой очереди пулемет снова заклинило. Когда матрос починил его, поднявшийся на мостик Ленц оттолкнул Швендера и сам открыл огонь по плоту. Позже он объяснил свой поступок тем, что матрос был на плохом счету. А так как на плоту мог быть греческий моряк, которого Ленц ранее допрашивал, то механику не хотелось, чтобы тот погиб от руки плохого солдата.

Все попытки уничтожить следы потопления «Пелеуса» провалились. Потеряв впустую почти пять часов, Эк понял, что пора уходить, и увел лодку из этого района на максимальной скорости. Его экипаж пал духом, узнав об «уничтожении обломков». Эку пришлось обратиться к подводникам и объяснить мотивы своего поступка. Он заявил, что сожалеет о том, что некоторые из выживших могли погибнуть во время попытки уничтожить плоты. Но бодрости духа его команде это не прибавило.

При этом Эк предполагал, что все, кто находился на плотах, прыгнули в воду, когда началась стрельба. Но это не так. Как минимум один из моряков «Пелеуса» погиб на плоту, и еще несколько были убиты уже в воде. В итоге ту ночь пережили четыре человека, один из которых затем умер от полученных ран. 20 апреля их спасло португальское судно. Позже все выжившие дали показания под присягой британским властям, описав злодеяние, совершенное немцами.

Казнить, нельзя помиловать

Так как «Пелеус» не успел дать сигнал бедствия, союзники не знали о его гибели и целенаправленно не искали U-852. Поэтому 1 апреля Эк беспрепятственно достиг Кейптауна, где потопил судно «Дахомиан», но уже не всплывая на поверхность. Гибель «Дахомиана» переполошила британцев. Они начали поиск субмарины. 2 мая у Сомали их самолеты атаковали и серьезно повредили U-852. Потеряв в том бою несколько человек, включая Кольдица, Эк выбросил лодку на берег, где вскоре он и его экипаж были пленены британцами.

"Серые волки" у Кейптауна: как немцы устроили побоище у Южной Африки

Их разведка уже знала о «Пелеусе», но окончательно связать U-852 с его гибелью помог вахтенный журнал, найденный на борту лодки. На допросах британцам удалось разговорить Ленца. Вслед за ним показания дали два рядовых подводника. Но, несмотря на полученные признания, разбор дела «Пелеуса» отложили до победы над Германией.

Хотя очевидно, что приказ, отданный Эком 13 марта, был чудовищным, нельзя сказать, что на совести у союзников не было схожих происшествий. Например, 26 января 1943-го американская подлодка «Уаху» расстреляла шлюпки с выжившими после потопления ею японского судна «Буё-мару». А вскоре аналогичный по сути, но более масштабный инцидент произошел, когда 2–4 марта 1943-го ВВС США и Австралии разгромили в море Бисмарка большой японский конвой. После этого боя самолеты и торпедные катера союзников уничтожили плоты и шлюпки с выжившими японскими солдатами, чтобы не дать им добраться до берега и принять участие в боевых действиях.

17 октября 1945-го в Гамбурге начался суд над Эком, его офицерами и Швендером. Все они обвинялись в совершении военного преступления. Но, как показал ход процесса, британский судья и присяжные не были беспристрастны и считали немцев виновными еще до начала разбирательства. Когда адвокаты подсудимых попросили сдвинуть начало процесса на неделю, поскольку ни один из них толком не успел ознакомиться с материалами дела, им было отказано. После этого стало очевидно: британцы хотят побыстрее вынести приговор и мягким он точно не будет.

Командир подводной лодки U-852 Хайнц-Вильгельм Эк и члены экипажа на скамье подсудимых

Экипаж U-852 во время судебного процесса в Гамбурге. Германия, 17 октября 1945-го

UBL/Vostock Photo

Вероятно, британцы спешили осудить подводников U-852 к началу Нюрнбергского процесса, чтобы, ссылаясь на этот вердикт, обвинить гросс-адмирала Деница в военных преступлениях, совершенных его подводниками. Случай с «Пелеусом» действительно фигурировал на процессе в Нюрнберге, но обвинению не удалось доказать, что Эк выполнял приказ Деница и что гросс-адмирал в принципе отдавал такие приказы. Кроме того, спешка с вынесением приговора Эку дала адвокату Деница повод основательно подготовиться к защите и, в частности, получить от адмирала ВМС США Нимица свидетельство, что действия подлодок США не особо отличались от действий подлодок Германии. В результате Нюрнбергский трибунал постановил: «Мера наказания Деницу не определяется на основании нарушения им международного права в области подводной войны». Дениц был осужден, но за другие преступления.

Процесс же над Эком позже вызвал споры. Одни считали приговор командиру U-852 суровым, но справедливым. Другие признавали Эка виновным, но настаивали, что суд над ним не был организован должным образом, поскольку британцы не хотели повторения Лейпцигского процесса 1921 года, когда офицеры с U-86 получили мягкие приговоры – четыре года тюрьмы.

Может быть, поэтому суд отказал адвокатам Эка в отсрочке, как и в вызове ряда свидетелей защиты (например, командира эсминца «Эрих Гизе»). Кроме того, на процессе отсутствовали и потерпевшие – судья руководствовался только их письменными показаниями. В этой ситуации адвокаты попытались построить линию защиты на том, что действия обвиняемых были вызваны «оперативной необходимостью», апеллируя к действиям союзников в случаях с «Эрихом Гизе» и «Лаконией». Но суд их доводов не принял и уже на четвертый день вынес вердикт: Эка, Хоффмана и Вайспфеннинга приговорили к смертной казни, Ленца – к пожизненному заключению, Швендера – к 15 годам тюрьмы.

Подписывайтесь на все публикации журнала "Профиль" в Дзен, читайте наши Telegram-каналы: Профиль-News, и журнал Профиль