Наверх
30 мая 2020

Какие беспилотники есть на вооружении у российской армии

©Vostock Photo

На протяжении последних лет беспилотники неизменно входят в число главных героев практически всех военных кампаний, включая, безусловно, и сирийскую. И если их применение Соединенными Штатами и Израилем – дело привычное, то успехи новых игроков на этой сцене продолжают впечатлять. Несколько лет назад весь мир с удивлением наблюдал, как Китай стремительно выходил на лидерские позиции в области создания БЛА. А в конце февраля Турция наглядно продемонстрировала в Сирии, что может массово применять дроны.

Россия также включилась в эту технологическую гонку, стараясь нагнать ушедших вперед конкурентов. Сделать это непросто, во-первых, потому, что отстали мы довольно сильно, во-вторых, из-за неблагоприятных политических и экономических условий. Однако уже имеющиеся достижения дают основания для оптимизма.

Предыстория вопроса

В 2008 году за время конфликтов Грузии сначала с Абхазией, а затем с Южной Осетией российские военные смогли убедиться в том, насколько у нас все плохо с беспилотными авиационными системами. Проблема была ненова – еще в ходе чеченских кампаний предпринимались попытки использовать имевшиеся на вооружении БЛА. В войсках тогда формально оставались комплексы «Стриж» и «Рейс» (созданы еще в 1970-х в КБ Туполева), а также комплексы «Строй-П» с дистанционно пилотируемыми аппаратами «Пчела» разработки НИИ «Кулон» и КБ Яковлева конца 1980-х. Однако их эффективность была очень низкой.

Как пандемия влияет на вооруженные силы стран мира

Это явно контрастировало с тем, как дела обстояли в Грузии, купившей за рубежом партию современных беспилотников. Да, в Абхазии весной 2008-го грузинские БЛА нередко падали. Но тем не менее они отрабатывали задачи по разведке и наблюдению, а экипажи при этом не подвергались риску. Напротив, российская сторона была вынуждена использовать пилотируемые средства разведки. В итоге в августе грузинами был сбит российский Ту-22М3 со спецконтейнером разведки. По имеющимся данным, двое членов экипажа погибли, один пропал без вести и один оказался в плену.

Наше отставание по части беспилотников накапливалось с начала 1990-х. Едва ли не два десятилетия БЛА не считались приоритетом в Министерстве обороны. Виной тому не только отсутствие понимания значимости дронов для армии, но и ограниченность бюджета. В результате сформированный еще в советские годы задел, позволявший когда-то говорить о паритете с западными визави в области создания БЛА, постепенно обесценился и к 2008 году имел скорее историческое, чем практическое значение.

Война с Грузией, обнажившая эту проблему, стала Рубиконом в судьбе отечественных беспилотников. По итогам этого конфликта в срочном порядке были приняты меры, нацеленные на выправление сложившейся ситуации.

©Vostock Photo

Первые шаги

Очевидно, что быстро справиться с проблемой не получилось бы. Поэтому на первом этапе было решено приобрести партию БЛА, включающую системы мини-класса Bird Eye 400 и тактического класса Searcher Mk II, у одного из ведущих мировых разработчиков – израильской компании IAI. Впоследствии в России на мощностях завода УЗГА в Екатеринбурге было организовано сборочное производство этих беспилотников под наименованиями «Застава» и «Форпост» соответственно.

Параллельно с импортом были проведены сравнительные испытания беспилотных систем, разработанных отечественными компаниями в инициативном порядке и применявшихся либо в иных силовых структурах (МВД, ФСБ и МЧС), либо в гражданской сфере. Отобранные по их итогам дроны после доработки под требования военного заказчика были приняты на вооружение и с 2013 года закупаются Министерством обороны. В первую очередь это БЛА «Элерон-3СВ» разработки казанской компании «Эникс» и БЛА «Орлан-10» разработки компании «Специальный технологический центр» (СТЦ) из Санкт-Петербурга, занимающие наибольшую долю среди закупаемых систем.

Какими будут новые десантные корабли ВМФ России

«Элерон-3СВ» – это портативная система воздушной разведки и наблюдения с БЛА ближнего радиуса действия. В основе системы – 5-килограммовый дрон, выполненный по схеме «летающее крыло». Как и большинство подобных систем, он оснащается электродвигателем, тихая работа которого позволяет выполнять полеты, оставаясь практически незаметным для противника. Аппарат оснащается различными фото- и телекамерами, аппаратурой постановки помех и другим оборудованием. Дальность действия «Элерон-3СВ» – до 25 км. Эта система хорошо подходит для оснащения подразделений низшего звена уровня роты или даже взвода. Она позволяет оперативно получить данные воздушной разведки. Судя по всему, в Сирию «Элероны» прибыли одними из первых – там их заметили еще до официального объявления о начале российской операции. Вероятно, в числе прочего «Элероны» могли использоваться для охраны периметров военных баз, а также в сопровождении военных колонн.

Вторая из упомянутых систем, «Орлан-10», включает уже более тяжелый дрон массой около 16-18 кг. Он не столь мобилен, как «Элерон», однако по сравнению с ним имеет ряд преимуществ. Так, двигатель беспилотника, работающий на 95-м бензине, позволяет аппарату оставаться в воздухе существенно дольше – до 16 часов. Радиус действия «Орлана» также больше – до 100 км, а его грузоподъемность – до 5 кг полезной нагрузки, включая системы видовой и радиотехнической разведки, ретрансляции сигналов систем связи и даже средства РЭБ. Совокупность характеристик определяет достаточно высокую востребованность «Орланов» в войсках. При этом относительно малая стоимость делает потери БЛА нечувствительными и позволяет проводить закупки в существенных объемах – по имеющимся оценкам, «Орланы» составляют не менее трети всего парка российских беспилотников.

Почему создание ракетного комплекса на железнодорожной платформе – дурная затея

Подразделения с легкими дронами из состава армейских рот БЛА бригадного и дивизионного подчинения, не нуждающимися в специальных взлетно-посадочных полосах, были рассредоточены по территории Сирии. Они использовались для решения задач, требующих немедленного реагирования. К примеру, с участием БЛА «Орлан-10» была успешно проведена операция по поиску и спасению военнослужащего со сбитого вблизи турецкой границы самолета Су-24М2.

Но у этих БЛА есть и характерные недостатки. Главный из них – необходимость находиться вблизи зоны боевых действий, что, в свою очередь, повышает риск для их операторов. Решить указанные проблемы можно, задействовав беспилотники более тяжелых классов.

Единственный относительно крупный дрон, имеющийся в распоряжении российских военных, – 450-килограммовый «Форпост». В отличие от более легких БЛА, «Форпосты» в Сирии размещались на аэродромах, включая авиабазу Хмеймим, аэропорт Алеппо, а также авиабазу Т-4 недалеко от Пальмиры. Такой беспилотник способен вести разведку и наблюдение на протяжении 16-18 часов, а дальность его действия – более 100 км от места старта. Такие возможности вкупе с оснащением высококачественной оптикоэлектронной аппаратурой сделали «Форпосты» средством наблюдения и контроля ударов по наиболее важным целям. К примеру, они использовались для наблюдения за пусками ракет «Калибр» и контроля результатов ударов по позициям боевиков.

©Евгений Биятов / РИА Новости

Новые разработки

Минобороны России также решило начиная с 2011-го профинансировать проведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР), направленных на создание перспективных образцов отечественных систем БЛА в тех классах, где ожидать инициативных разработок невозможно в силу высокой стоимости и сопутствующих рисков.

Одним из них стал комплекс «Форпост-Р» – полностью российская версия одноименного дрона. Его создание было в 2016-м поручено компании УЗГА, ранее собиравшей беспилотники израильской разработки. Поставленная задача была решена в достаточно сжатые сроки – «Форпост-Р» был создан менее чем за три года с использованием подсистем, ранее разработанных по программе тактического БЛА «Корсар». Российский «Форпост» имеет аналогичные предшественнику массогабаритные параметры и не уступающие оригиналу технические характеристики. В перспективе более функциональный «Форпост-Р» может «закрыть» нишу тактических БЛА. В том числе заместить беспилотник «Корсар», который, как представлялось, должен был стать аналогом широко применявшегося в иракской и афганской кампаниях американского армейского тактического комплекса Shadow, но, похоже, так и не пойдет «в серию».

Чему российские вооруженные силы научились в Сирии

Неменьшее внимание уделяется и более тяжелым средневысотным беспилотникам большой продолжительности полета, то есть так называемого MALE-класса (Medium Altitude Long Endurance). В США родоначальником семейства дронов этого класса стал разработанный в 1990-х БЛА Predator, использующийся американцами и их союзниками в различных кампаниях, начиная с югославской. Его российским аналогом должен стать БЛА «Орион», разрабатываемый компанией «Кронштадт» (ранее «Транзас»). Сообщалось, что он сможет выполнять полеты продолжительностью более 24 часов, длительное время барражируя над заданными районами в поисках целей. На борту беспилотника располагается обзорно-прицельная гиростабилизированная оптико-электронная система, которая может обнаруживать и сопровождать цели, обеспечивая наведение для управляемого оружия, а также платформа с цифровыми камерами, или РЛС.

Присущая этому классу аппаратов грузоподъемность позволяет «Ориону», как и БЛА Predator, нести оружие. А это, в свою очередь, ведет к сокращению времени, необходимого на выполнение цикла «обнаружение–поражение», повышая эффективность действий беспилотников в целом. В прошлом году «Орион» был замечен в небе Сирии, однако детали его применения остались неизвестны. Нет сомнений, что на фоне массового использования БЛА аналогичного класса другими странами–участницами боевых действий в Сирии «Орион» – одна из самых ожидаемых в российских войсках систем.

Одновременно с «Орионом» компанией ОКБ «Сокол»/ ОКБ им. Симонова (позднее работа была передана казанскому подразделению компании УЗГА) была начата разработка более тяжелого БЛА MALE-класса – «Альтиус». Изначально предполагалось, что это будет функциональный аналог американского беспилотника Reaper, то есть более тяжелый, чем Predator, аппарат, способный нести большую как по массе, так и по номенклатуре нагрузку, в том числе ударную. Однако впоследствии требования заказчика к комплексу, вероятно, были повышены, и теперь «Альтиус» уже рассматривается как высотный БЛА большой продолжительности полета, что приближает его к американскому разведчику Global Hawk, регулярно летающему вдоль российских границ.

7,5-тонный беспилотный самолет, размах крыла которого сопоставим с некоторыми версиями пассажирского Boeing 737, сможет оставаться в воздухе до двух суток, а большая высота полета позволит ему вести разведку с расстояния, достаточного, чтобы не попадать в зону действия многих систем ПВО. При этом использование спутникового канала связи сделает радиус его действия неограниченным. Высказывались мнения, что постановка на вооружение этих беспилотников в перспективе позволит отказаться от устаревающих самолетов-разведчиков Су-24МР. Добавление же в состав целевой нагрузки вооружения сделает «Альтиус» еще более универсальным средством.

Наконец, самым тяжелым БЛА, который в настоящее время находится в разработке в России, является разведывательно-ударный аппарат «Охотник», продемонстрированный в прошлом году компанией «Сухой». Беспилотник массой около 20 тонн создан по схеме «летающее крыло» с применением технологий снижения заметности. В отличие от упомянутых выше БЛА MALE-класса, «Охотник» сможет применяться против противника, владеющего современными средствами ПВО. Предполагается, что он сможет нести разнообразную целевую нагрузку, по некоторым оценкам, общей массой до 4-5 тонн, включая как системы разведки и наблюдения, так и вооружение.

«Охотник» напоминает американские беспилотники X-45 компании Boeing и X-47 компании Northrop Grumman, которые некоторое время назад представлялись в качестве прообразов летательных аппаратов боевой авиации 6-го поколения. Впрочем, не исключено, что «Охотник», как и вдохновлявшие его конструкторов американские образцы, останется прототипом, на котором будут обкатываться различные технологии.

©Vostock Photo

Итоги

Подводя некоторые итоги, нельзя не отметить, что Россия, 10 лет назад серьезно отстававшая по части беспилотников, за прошедшие годы предприняла принесшие результаты усилия как в части разработки современных систем, так и в части оснащения ими подразделений вооруженных сил.

Некоторые беспилотные системы сейчас активно закупаются и поставляются в войска, ряд других находятся на различных этапах создания. При этом серийно производимые системы используются подразделениями вооруженных сил как во время военных учений, так и в реальной боевой обстановке. В числе прочего это дает ценную информацию как для формирования концепций применения систем БЛА, так и для дальнейшего совершенствования самих беспилотных систем.

Что касается сирийской кампании, то, вероятно, главным выводом, сделанным по ее промежуточным итогам, стало осознание значимости обладания беспилотниками, способными нести помимо систем разведки и наблюдения также и вооружение. Главным образом это относится к системам MALE-класса. И США, и Израиль, и Иран, а теперь и Турция зачастую весьма действенно использовали на сирийском ТВД подобные беспилотники. Очередь за Россией.

Читать полностью (время чтения 7 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK
06.09.2018