19 июля 2024
USD 87.88 -0.21 EUR 96.1 -0.2
  1. Главная страница
  2. Статьи
  3. Какую цель могут преследовать учения по применению тактического ядерного оружия
Military военные учения Россия ядерное оружие

Какую цель могут преследовать учения по применению тактического ядерного оружия

В начале мая Минобороны России объявило о начале подготовки учений по применению нестратегического ядерного оружия (НСЯО). Участие в них примут ракетные соединения Южного военного округа, авиация и силы ВМФ, а целью учений названо «повышение готовности нестратегических ядерных сил к выполнению боевых задач». Вскоре было объявлено, что задействованы в маневрах будут также белорусские военные. Попробуем разобраться, о чем идет речь, с чем связаны эти мероприятия и чего можно ожидать в обозримом будущем.

Военнослужащие и оперативно-тактический ракетный комплекс

©Евгений Епанчинцев/ТАСС

Причина и повод

Необходимо сразу подчеркнуть: информационное сопровождение учений, скажем так, хромает. Даже описание сути мероприятия внутренне противоречиво – с одной стороны, оно преподносится как ответ нашим западным противникам, с другой – упоминается плановый характер учений. Не добавляет ясности и «явочное» подключение летчиков и ракетчиков из Белоруссии.

Как бы то ни было, скорее всего, объявление о подготовке к началу учений – это очередной «ядерный сигнал» со стороны России (и Союзного государства в целом), прямо связанный с обострением риторики западной группы поддержки Украины, в первую очередь публичными высказываниями о возможности отправить в зону конфликта натовских военнослужащих и разрешении бить полученными из Европы ракетами по целям внутри «международно признанных» границ России. Забегая вперед, отметим: градус подобных дискуссий несколько снизился.

Мысли о немыслимом: зачем Россия отправляет ядерное оружие в Белоруссию

НСЯО традиционно считается инструментом уравнивания сил с превосходящим (качественно и/или количественно) противником. Особенно остро для России этот вопрос стоит, если дело касается конфликта на море – отсюда и прямое упоминание возможного перехода к применению ядерного оружия в Основах государственной политики в сфере военно-морской деятельности, утвержденных еще в 2017 году. При этом в другом, более широком доктринальном документе – Основах государственной политики в сфере ядерного сдерживания 2020 года, ЯО в принципе не разделяется на категории «стратегического» и «нестратегического» или «тактического».

Об учениях по подготовке к применению НСЯО открытой информации ранее не попадалось, пусть порой и появлялись сообщения Минобороны об отработке некоторыми соединениями «доставки специальных боеприпасов в условный район». Более того, даже специальная военная операция, идущая под ядерной тенью с первого дня, практически никак не повлияла на повседневную деятельность ядерных сил – как минимум, в публичном поле.

При этом, конечно, ракеты и их носители, которые можно отнести к НСЯО, периодически участвовали в стратегических командно-штабных учениях (типа «Запад», «Восток», «Центр») и учениях стратегических сил сдерживания (в том числе именуемых «Гром»).

Таким образом, можно предположить, что учения, о которых было объявлено в начале мая, выполняют две функции – и посылают сигнал противнику, и проверяют готовность использовать НСЯО. В конце концов, лучшая гарантия того, что вам не придется применять ядерное оружие – демонстрация того, что вы умеете и готовы им пользоваться. Тем более важно, что сейчас боевые действия в рамках СВО ведутся в том числе в регионе ответственности Южного военного округа.

Чем бить будем?

Согласно так называемым Президентским ядерным инициативам начала 1990-х, все российское НСЯО размещено на центральных базах хранения 12-го Главного управления. Это значит, что подразделения, которые должны его применять, прямого и постоянного доступа к ядерному оружию не имеют. Нет и достоверной информации о том, что именно есть в этих арсеналах. Кстати, еще одна интересная деталь – судя по публичным докладам и слайдам Минобороны, у нас очень тесно «переплетены» носители нестратегического ядерного и стратегического неядерного оружия. Последние, к слову, активно участвуют в спецоперации.

Многоцелевые истребители МиГ-31К с гиперзвуковыми ракетами "Кинжал"

Многоцелевые истребители МиГ-31К с гиперзвуковыми ракетами "Кинжал". Москва, 9 мая 2021

Валерий Шарифулин/ТАСС

Тем не менее попробуем ответить на вопрос: кто и что будут принимать участие в учениях с НСЯО? Из лаконичного сообщения Минобороны следует, что в маневрах будут задействованы: ракетные соединения сухопутных войск, авиация и военно-морской флот. Вряд ли останутся без дела центральные базы хранения, чей персонал должен быть готов к передаче специальных боеприпасов в части, отрабатывающие нанесение ударов. Самое главное – активно должен работать «контур» боевого управления, целеуказания, связи.

Проще всего понять, что скрывается под первым пунктом – в ЮВО развернуто несколько отдельных ракетных бригад, оснащенных оперативно-тактическим ракетным комплексом (ОТРК) «Искандер-М», способным наносить удары крылатыми и аэробаллистическими ракетами по наземным и морским целям на расстоянии до 500 км. Возможно, идет работа и по формированию новых бригад. Открытым остается вопрос о перспективах появления ракет средней дальности на вооружении России вообще и в рассматриваемом регионе в частности, тем более что США уже активно работают над созданием таких ракет. При этом очевидно, что в случае появления таких ракет и в отсутствие каких-либо договоренностей, призванных стать заменой ДРСМД, боевое оснащение для них будет и обычное, и ядерное.

Применение ядерного оружия может уберечь человечество от глобальной катастрофы

Что касается воздушной части учений, речь может идти и об ударных самолетах, отрабатывающих применение свободнопадающих атомных авиабомб с помощью имитаторов, и о самолетах дальней авиации, например «кинжалоносцах» МиГ-31И и бомбардировщиках-ракетоносцах Ту-22М3. Скорее всего, их задачи будут включать нанесение ударов по морским группировкам вероятного противника.

На море же, видимо, будет отработано размещение на кораблях и подлодках крылатых ракет различного назначения и класса, а также глубинных бомб и, возможно, противолодочных ракет в ядерном исполнении. Кроме того, весьма вероятно участие береговых ракетных комплексов «Бастион», хотя о наличии специальных ядерных частей для их сверхзвуковых ракет «Оникс» официальной информации не встречалось.

Береговой ракетный комплекс "Бастион"

Береговой ракетный комплекс "Бастион" на выставке военной техники в рамках международного военно-технического форума "Армия-2020"

Петр Ковалев/ТАСС

Союзное измерение

Как уже было сказано, неожиданностью стало подключение к учениям белорусских летчиков и ракетчиков. Президенты двух стран дали некоторые пояснения относительно «фазности» учений и тому подобного, но это не сильно прояснило ситуацию. Особенно интересно прозвучали слова белорусского руководства о «подаче сигналов на учебное применение ТЯО» генштабами двух стран, заставляющие задуматься о характере и степени интеграции соответствующих автоматизированных систем боевого управления. Безусловно, данная область, да еще и в увязке с ядерным оружием, крайне чувствительна, и рассчитывать на появление открытой информации не приходится. Однако само упоминание такой опции говорит о высокой степени проработанности этого вопроса.

Какую роль на международной арене сегодня играет НАТО

Вместе с тем хочется понять – оформлен ли институционально процесс подготовки и принятия решений в ядерной сфере на уровне Союзного государства? Есть ли собственная «Группа ядерного планирования», пользуясь терминологией «агрессивного блока» НАТО? Пока ответа мы не знаем, но, думается, формализация в этой области может сама по себе стать очень серьезным сигналом в адрес возможного агрессора.

Вопрос «ядерных зонтиков» и «расширенного ядерного сдерживания» заслуживает отдельного рассмотрения, причем в глобальном масштабе. И здесь следует подчеркнуть одну крайне важную тенденцию. В последние годы мы наблюдаем уже не столько «ядерные гарантии безопасности» для успокоения безъядерных союзников, сколько рост значимости неядерного потенциала этих самых союзников, задействованного в обеспечении возможного боевого применения ЯО.

А дальше что?

С тех пор, как было объявлено о «начале подготовки» маневров, никакой конкретной информации о начале самих учений по боевому применению НСЯО или каких-то новых деталей так и не появилось. Похоже, мы наблюдаем своего рода развилку: с одной стороны, возможно, «сигнал дошел», адресат нужные выводы сделал. Коли так, то на этом история может закончиться, в том числе чтобы не отвлекать силы и средства, задействованные в нанесении ударов по целям на территории Украины с применением высокоточного оружия большой дальности в неядерном оснащении. Да и очередных обвинений в «размахивании ядерной дубиной» хотелось бы избежать.

Почему у нас не получится "отрезвить Запад" с помощью ядерной бомбы

Но, с другой стороны, слишком часто в последнее время громкие заявления и анонсы повисали в воздухе, не сопровождаясь какими-либо действиями. Это ведет к девальвации риторических форм сдерживания, тем самым приближая нас к прямому вооруженному столкновению с адресатами соответствующих сигналов. А там и до ядерного апокалипсиса рукой подать.

При этом, вне всякого сомнения, пределы терпения и сдержанности военно-политического руководства Российской Федерации продолжат проверять, тем более в условиях перемен в наших высоких кабинетах. Правда, и сама Россия прощупывает границы дозволенного в отношениях с Западом – реальность такова, что в период слома практически всех традиционных механизмов коммуникации и транспарентности, мер доверия и безопасности только этим и остается заниматься.

Автор – научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, сооснователь проекта Ватфор, член Совета по внешней и оборонной политике

Подписывайтесь на все публикации журнала "Профиль" в Дзен, читайте наши Telegram-каналы: Профиль-News, и журнал Профиль