Наверх
21 сентября 2019
USD EUR
Погода

Почему советские генералы испугались пластмассовых автоматов

Автомат Коробова ТКБ-022ПМ в тульском Государственном музее оружия

Автомат Коробова ТКБ-022ПМ в Тульском государственном музее оружия

©CC BY-SA 4.0 / Виталий Кузьмин / vitalykuzmin.net

Мало кто знает, но де-факто именно СССР в 1940-х стал пионером по созданию автоматов в компоновке буллпап. Она предполагает, что магазин, патронник, затворная группа и ударно-спусковой механизм (УСМ) располагаются за рукояткой управления огнем. Такое оружие получалось компактным и выглядело несколько курносо – считается, что отсюда и пошло название буллпап, щенок бульдога. Винтовки по данной схеме делались и раньше, например, британская винтовка Торнейкрофта с ручной перезарядкой (1902 год), чехословацкое опытное противотанковое ружье CZ-382 (1938 год) – первый образец буллпап-оружия, выпускавшийся мелкосерийно, наконец, экспериментальная британская автоматическая винтовка Корсака ЕМ-1 1944 года. А вот автором первого в мире буллпап-автомата под промежуточный патрон стал наш соотечественник Сергей Коровин. На конкурсе 1945 года был представлен его экспериментальный автомат под патрон 7,62х39 образца 1943 года. Оружие использовало газоотводную автоматику с кольцевым газовым поршнем, охватывающим ствол, запирание осуществлялось перекосом затвора вниз, УСМ ударникового типа позволял вести только автоматический огонь. Экстерьер коровинского автомата, прямо скажем, был так себе, да и в целом система оказалась неудачной и испытания провалила.

Автомат ТКБ-408

Wikimedia

Следующей попыткой стал ТКБ-408 (Тульское конструкторское бюро), разработанный в 1946 году Германом Коробовым. Этот автомат конкурировал со знаменитым АК-47 за право стать основным оружием Советской армии, но, как говорится, не выстрелил. С точки зрения дизайна это был явный прогресс, что же касается начинки, то ТКБ-408 использовал традиционный газовый двигатель с верхним расположением поршня, продольно скользящий затвор, запирающийся перекосом. Плюс ряд оригинальных решений, например, роль курка выполняла затворная рама, а капсюль разбивался за счет энергии возвратно-боевой пружины. Выдающихся результатов на испытаниях ТКБ-408 продемонстрировать не смог — конструкция была сложной, кучность стрельбы неудовлетворительной, надежность невысокой, ресурс не дотягивал до пяти тысяч выстрелов. По итогам конкурса к дальнейшей доработке ТКБ-408 рекомендован не был.

По ту сторону «железного занавеса» тоже экспериментировали с буллпапами, и дела шли с переменным успехом. В конце 1940-х казенные арсеналы Британии разработали две винтовки под оригинальный промежуточный патрон .280 British – ЕМ1 и ЕМ2. Последнюю в 1951 году даже успели принять на вооружение под длинным и сложным обозначением Rifle Automatic, caliber 280, Number 9, Mark1. Однако всего через несколько месяцев под давлением США британская армия перешла на единый патрон НАТО 7,62х51 (.308Win). Адаптировать новую английскую винтовку под мощный американский боеприпас не удалось, в результате военное ведомство Туманного Альбиона помялось для приличия и объявило о постановке на вооружение клона бельгийской автоматической винтовки FN FAL.

Робкие эксперименты предпринимались и за океаном – автор знаменитой винтовки М1 Джон Гаранд построил крайне неуклюжий опытный автомат Т31. Впрочем, даже по внешнему виду оружия можно сказать, что всерьез это направление янки не рассматривали.

Раньше AUG и ACR

Расцвет советских буллпапов пришелся на 60-70 годы, и это не было случайностью: пехота к тому времени окончательно пересела на бронетранспортеры, и бойцам требовалось компактное оружие, с которым удобно обращаться в тесном пространстве боевых машин.

Пожалуй, больше других на ниве буллпапостроения отметились уже упомянутый Герман Коробов и его коллега из тульского ЦКИБ Николай Афанасьев. В начале 60-х Коробов предложил серию автоматов ТКБ-022, которые считаются самыми оригинальными разработками конструктора – это оружие совершенно космического дизайна и вдобавок в ярко-оранжевом бакелитовом корпусе (по цвету советских термоустойчивых полимеров). Напомним, что знаменитый «пластиковый» Steyr AUG, который часто называют прорывным и революционным, появился только в 1977 году.

В ТКБ-022П магазин с патронами вставлялся прямо в рукоять управления огнем, как на израильском УЗИ. Еще более дерзким оказался ТКБ-022ПМ – при длине ствола в 415 мм он был на 11,5 см короче автомата АКМС со сложенным прикладом (т.е. чуть больше 60 см). Для этого конструктор применил оригинальный клиновидный затвор, который двигался не вперед-назад, как у большинства систем, а вверх-вниз, что позволило разместить магазин с патронами у самого затыльника «приклада». Похожую схему перемещения затвора использовали австрийцы в своем Steyr ACR, который разрабатывался специально под американский конкурс Advanced Combat Rifle (усовершенствованная боевая винтовка), объявленный в конце 1980-х.

Ахиллесовой пятой большинства буллпапов считается выброс гильз. У Steyr AUG, британской L85 или французской FAMAS гильзы летят вправо на уровне головы стрелка. Это крайне затрудняет использование оружия левшами, ибо стреляные гильзы весьма ощутимо бьют по лицу. В коробовском автомате гильзы выбрасывались не вбок или вверх, а вперед. Подобное решение через 40 лет применят на бельгийской FN 2000. Ее впервые представили в 2001 году и позиционировали как чудо-винтовку XXI века.

Интересно, что официальные результаты испытаний ТКБ-022 до сих пор не опубликованы. По имеющимся оценкам, автоматы Коробова показали характеристики, близкие к АКМ, однако развития тема буллпапов не получила. Во-первых, у армии был хорошо освоенный в производстве автомат Калашникова. А во-вторых, военные – люди консервативные. Известно, например, что советских генералов очень смущало применение пластика в конструкции оружия. Как этот материал поведет себя при длительном хранении и многократных переходах с плюса на минус? Не утратит ли оружие прочность и т. д. Можно отметить еще вполне очевидные проблемы с эргономикой, вроде слишком смещенного назад баланса ТКБ-022ПМ и довольно сомнительного решения совместить горловину для автоматного магазина с рукояткой управления огнем.

В автоматах Николая Афанасьева ТКБ-011 использовались конструкторские решения, схожие с коробовскими, например, схема выброса гильз. Но экстерьер оружия был крайне необычен: передняя и задняя части ствольной коробки располагались под углом друг к другу. А вот относительно используемых материалов есть разночтения: одни источники говорят, что корпусы афанасьевских буллпапов выполнены из пластика, другие утверждают, что соответствующие детали музейных образцов – деревянные.

Автомат ТКБ-011 обр. 1963 г. в Тульском Государственном Музее Оружия

Автомат ТКБ-011 обр. 1963 г. в Тульском государственном музее оружия

CC BY-SA 4.0 / Виталий Кузьмин / vitalykuzmin.net

Весьма интересные разработки велись в Коврове. Конструктор Александр Константинов создал несколько систем, отличавшихся совершенно фантастическим дизайном, достойным космических опер Гамильтона. Так, на автомате СА-01 1963 года рукоятка управления огнем размещалась не под ствольной коробкой, как обычно, а над ней, а спусковой крючок был еще выше – в ручке для переноса, совмещенной с колодкой целика. Конструктор считал, что такое решение серьезно повысит кучность автоматического огня из неустойчивых положений. Магазин с патронами находился точно под рукояткой, но снизу стороны ствольной коробки. Опытный автомат СА-001 65-го года выглядел по сравнению с предшественником довольно консервативно – просто буллпап. Но из стадии опытов ни один из константиновских образцов так и не вышел. Сведений о прохождении ими каких-либо испытаний найти не удалось.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK