Наверх
7 августа 2020

Почему в СССР существовало несколько версий итога атаки линкора «Тирпиц»

Командир подлодки Николай Лунин

Командир «К-21» Николай Лунин

©sovboat.ru

Сегодня, 5 июля, очередная годовщина атаки советской подлодкой «К-21» немецкого линкора «Тирпиц». Это эпизод Второй мировой войны до сих пор вызывает споры среди любителей истории: попали или нет торпеды Николая Лунина во флагман военно-морских сил Германии. Тянется эта полемика еще с советских времен. Но немногие знают, что, помимо официальной версии, приписывающей безусловную победу Лунину, в Советском Союзе существовали еще две. Как получилось, что пропагандисты и специалисты ВМФ СССР по-разному оценивали успехи командира «К-21»?

Цель – линкор!

Цена ошибки: при разгроме арктического конвоя «Марина Раскова» был поставлен рекорд по числу жертв

История нападения «К-21» Николая Лунина на линкор «Тирпиц» неразрывно связана с трагедией конвоя PQ-17, погибшего из-за роковой ошибки британского военно-морского командования. Конвой имел сильное прикрытие – его первой линией обороны были английские и советские подлодки, развернутые у норвежского побережья на пути вероятного движения немецкой эскадры к союзным судам. Как известно, эта эскадра вышла в море 5 июля 1942-го – почти сутки спустя после того, как ордер PQ-17 был распущен. И волею судьбы ее маршрут пролегал через позицию «К-21».

Лунин увидел «Тирпиц» в 17:23 и выбрал его главной целью. Однако во время выхода лодки в точку залпа эскадра совершила поворот, сделав стрельбу из носовых торпедных аппаратов невозможной. Но советский командир не отступил, продолжив атаку, хотя шансы на ее успех снизились. Он развернул «К-21» и в 18:01 выпустил из кормовых аппаратов четыре торпеды. После этого подлодка ушла на глубину. В результате Лунин не видел, а лишь услышал результат своей стрельбы: через 2 минуты 15 секунд акустик доложил о взрыве двух торпед. Через полчаса на лодке слышали еще один раскатистый взрыв, а за ним последовательно еще два.

«К-21»

Подлодка «К-21»

sovboat.ru

Вернувшись на базу, в своем отчете командир «К-21» указал, что «Тирпиц» достоверно поражен двумя торпедами, хотя одну из них мог принять на себя вражеский эсминец, что объясняется последующими взрывами. Также Лунин добавил, что результат должна подтвердить разведка. Это было справедливо, так как требовалось удостовериться, что линкор торпедирован. Но точных разведданных не было. Через час после атаки советский самолет видел у норвежского побережья неизвестные 11 кораблей, шедших на небольшой скорости. Фактически же советская авиация смогла обнаружить и идентифицировать немецкую эскадру лишь 7 июля, когда та стояла на якоре у норвежского острова Арней.

И все же штаб Северного флота (СФ) не сомневался в успехе подводника и даже поспешил доложить об этом в Москву. Но так как советская разведка подтвердить успех не смогла, пришлось ориентироваться на англичан, сообщивших, что линкор встал на ремонт в Альтен-фьорде. По мнению командира бригады ПЛ Северного флота Виноградова, это можно было счесть убедительным доказательством успеха Лунина. 24 августа 1942-го командующий СФ адмирал Головко издал приказ о награждении экипажа «К-21» за «торпедирование линкора «Тирпиц».

Версия пропагандистская: Лунин попал в «Тирпиц»

Пока шли боевые действия, результат атаки «К-21» сомнению не подвергали. Однако когда война закончилась, настало время проанализировать действия флота. Любопытно, что в первые послевоенные годы версию с торпедированием «Тирпица» пересматривать не стали, полагая, что иного результата атаки быть не могло. Подтверждением тому служит «Хроника Великой Отечественной войны Советского Союза на Северном морском театре», изданная Министерством обороны в 1945–1949 гг. В этом секретном документе указывалось, что 5 июля 1942 года произошло «повреждение немецкого линейного корабля «Тирпиц» подводной лодкой «К-21».

Кто из советских подводников стал прообразом для «Командира счастливой «Щуки»

Меж тем атака «Тирпица» стала сюжетом мемуаров. Сам Николай Лунин воспоминаний не оставил. Но зато это сделали другие моряки. Так, в 1960 году вышли мемуары командующего СФ Арсения Головко, в которых он утверждал, что одна торпеда попала в «Тирпиц», другая в эсминец. Адмирал считал, что обнаруженные после атаки «К-21» неизвестные корабли и были немецкой эскадрой, шедшей не тем курсом, который мог бы привести ее к месту встречи с PQ-17. По мнению Головко, эскадра уходила на юг на малой скорости, и это означало, что успех Лунина сорвал немцам планы нанести удар по конвою своими тяжелыми кораблями.

Атака «Тирпица» была описана и в художественной литературе. В 1970-м вышла повесть Валентина Пикуля «Реквием каравану PQ-17». Автор назвал ее «документальной трагедией», но допустил в этом произведении столько ошибок, что историки стали называть эту повесть «трагедией документов». В «Реквиеме» Пикуль устроил полемику с читателем на тему: попал Лунин в линкор или нет? Надо сказать, что к тому времени на Западе уже стали сомневаться в том, что «Тирпиц» действительно был поражен торпедами «К-21».

Экипаж подлодки «К-21»

Экипаж «К-21»

sovboat.ru

В 1969 году в Англии Дэвид Ирвинг опубликовал фундаментальную работу, посвященную истории PQ-17. Используя различные документы (включая вахтенный журнал «Тирпица»), автор детально изучил судьбу погибшего конвоя. Ирвинг утверждал, что немцы знали о присутствии поблизости «К-21», поскольку перехватили радиограмму Лунина об обнаружении линкора, двух тяжелых крейсеров и эсминцев. Но на «Тирпице» понятия не имели, что его торпедировали, и атаку советской подлодки даже не заметили: никаких отметок о повреждении линкора и потоплении эсминца в немецких документах Ирвинг не нашел.

Тем не менее Пикуль настаивал, что атака «К-21» была успешной. По его мнению, бывшие союзники принижали вклад советского флота в защиту PQ-17, хотя и делали это не специально. А виной тому немецкие адмиралы, которые из страха перед Гитлером подделали журнал «Тирпица», изъяв из него записи о торпедировании и последующем ремонте. Надо сказать, что точка зрения Пикуля стала весьма популярной в СССР, закрепив мнение, что линкор был поврежден, а любые сомнения в этом – ересь. Однако знакомство с работами Ирвинга и других западных историков все-таки заложило зерно сомнений у советских моряков.

Версия уклончивая: Лунин атаковал «Тирпиц» и…

Весомый вклад в изучение морской войны на Восточном фронте внес швейцарский историк Юрг Майстер. Его сравнительно объективные и достоверные труды, вышедшие после войны, быстро привлекли внимание советских моряков. Некоторые из книг Майстера были переведены на русский, засекречены и тщательно изучены. Как и Ирвинг, Майстер сомневался в успехе Лунина. Мнение этих историков заставило некоторых советских морских специалистов критичнее отнестись к официальной версии описания атаки «Тирпица».

Забытые победы героя советского подплава

Примером здесь могут послужить мемуары бывшего наркома ВМФ СССР адмирала Николая Кузнецова. В своих книгах он неоднократно ссылался на Ирвинга и Майстера. В отличие от Головко, Кузнецов ничего не писал об успешности атаки Лунина. Он лишь упоминал, что «К-21» выпустила в «Тирпиц» торпеды, не делая выводов о результате этого залпа. Нечто подобное можно увидеть и в мемуарах известного подводника Ивана Колышкина. В них бывший комбриг ПЛ СФ описывает действия «К-21» во время атаки «Тирпица», но лично не утверждает, что торпеды поразили цель, а лишь цитирует сводку Совинформбюро от 8 июля 1942 года.

Приведенные примеры показывают, что некоторые «спецы» советского ВМФ стали с долей скепсиса относиться к доминировавшей в СССР версии произошедшего с «Тирпицем», хотя и не хотели публично ее оспаривать или опровергать. Но все же это было сделано в узком кругу, когда в 1960–1970-х произошел пересмотр результатов действий советских подводных сил в Великую Отечественную.

Версия секретная: Лунин не попал

После каждой войны наступает время проанализировать ход боевых действий. В отношении подлодок важно уточнение их результатов для отделения реальных побед от необоснованно приписанных (оверклейма). Для выполнения этой задачи Главный штаб ВМФ СССР создал комиссию из известных подводников Щедрина, Курникова, Колышкина и других офицеров. Плодом их работы стало издание в конце 1960-х секретного труда «Боевая деятельность ПЛ ВМФ СССР в Великую Отечественную войну 1941–1945 гг.». Один из его томов был посвящен подлодкам СФ и содержал анализ атаки Лунина.

Изучив детали нападения «К-21» на «Тирпиц», комиссия пришла к выводу, что Лунин действовал настойчиво и умело в сложной обстановке. Однако она отметила, что фактический результат атаки разведкой определен не был, за исключением факта, что немецкая эскадра вернулась на базу, не выполнив своей задачи. Мнение командования СФ о поражении линкора торпедой и якобы последовавшим за этим ремонтом корабля комиссия сочла лишь предположительным и не подтвержденным разведданными. Поэтому ее вывод по «Тирпицу» был следующим: «Результат атаки не наблюдался, попадание торпед не подтвердилось».

Кого из командиров советских подлодок можно считать настоящим асом

Разумеется, этот вывод публично не оглашался, чтобы не разрушить уже прижившуюся в СССР версию о ярком успехе советской подлодки в годы войны. Изменения в этом вопросе стали возможны лишь в постсоветское время, когда российским историкам стали доступны как документы кригсмарине, так и рассекреченные труды по действиям советского флота в годы войны. В результате отечественные любители истории получили возможность иметь более объективный взгляд на произошедшее 5 июля 1942 года.

Современный анализ советских и немецких документов подтверждает выводы комиссии Щедрина. Очевидно, что Лунин допустил ошибки в определении элементов движения цели, приведшие к промаху: торпеды затонули, пройдя предельную дистанцию, но не достигнув цели. Об атаке линкора немцы узнали из советских сообщений.

Резюмируя, нужно отметить, что лишение командира «К-21» лавров победителя «Тирпица» никак не умаляет его действий во время атаки линкора. Николай Лунин исполнил свой долг, пытаясь остановить стального гиганта, рвавшегося к PQ-17. И хотя торпеды в цель не попали, Лунин внес в свой вклад в прекращение операции надводных кораблей кригсмарине против конвоя. Его радиограмма об обнаружении эскадры стала одной из причин, по которым эскадра повернула назад, не приняв участия в уничтожении торговых судов PQ-17. Уцелевшие из них смогли доставить свои грузы в СССР, в чем есть заслуга «К-21» и ее экипажа.

Читать полностью (время чтения 6 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK
07.08.2020
06.08.2020