Наверх
22 сентября 2020

Кто из советских подводников стал прообразом для «Командира счастливой «Щуки»

Кадр из фильма «Командир счастливой «Щуки»

©Мосфильм / Sovkino / Vostock Photo

«Командир счастливой «Щуки» стал первой послевоенной кинокартиной о подвигах советских подводников, снятой в СССР. Эта военно-приключенческая драма рассказывает о действиях подводных лодок Северного флота во время одного из критических периодов войны, когда враг находился у Мурманска. Главная «героиня» фильма, подводная лодка «Щ‑721», во время боевых походов успешно выполняет задания командования. Командир «Щуки» Алексей Строгов топит немецкие транспорты и ловко ускользает из вражеских ловушек. Но фортуна изменчива, и в последнем походе Строгову приходится пожертвовать собой, чтобы спасти лодку и ее экипаж.

Кем был первый немец, попавший в плен к американцам во время Второй мировой войны

Подлодка «Щ‑721» и ее приключения были выдуманы создателями фильма. Но это не значит, что в фильме нет ни капли правды. Режиссер Борис Волчек удачно вплел в картину несколько эпизодов, основанных на реальных событиях. А прообразом командира «Щ‑721» Алексея Строгова послужили несколько настоящих командиров подводных лодок. Попробуем разобраться, кто же именно стал прототипом главного героя фильма.

Незаслуженно забытый сюжет

Советский кинематограф создал множество кинокартин о подвигах разведчиков, летчиков, танкистов, партизан. Среди них такие шедевры, как «Баллада о солдате», «Хроники пикирующего бомбардировщика», «На войне, как на войне» и многие другие. А вот про подводников фильмы снимали крайне редко. Их буквально можно пересчитать по пальцам: «Четвертый перископ» (1939 г.), «Подводная лодка Т‑9» (1943 г.) и «В мирные дни» режиссера Владимира Брауна, снятый в 1950‑м. Последний был о подводниках, но не про войну.

Удивительно, но факт – в течение трех послевоенных десятилетий фильмов о действиях нашего подплава в годы Второй мировой не снимали вообще. А ведь материала для сценариев хватало. В 1950–1960‑е уже были опубликованы мемуары известных советских подводников Ивана Травкина, Георгия Щедрина, Ивана Колышкина. Вероятно, отсутствие интереса кинематографа к этой тематике можно объяснить сложностями ее воплощения на экране. Для таких фильмов требовались сложные павильонные декорации, непростые комбинированные и морские съемки, а также настоящие боевые корабли, включая субмарину.

Подводники, послужившие прототипами для командира «счастливой «Щуки», – Виктор Котельников (на фото), Иван Травкин, Валентин Стариков

WestUnion Archive / Vostock Photo

Ситуация изменилась лишь в апреле 1973 года, когда в прокат вышла картина «Командир счастливой «Щуки». Она стала последней работой Бориса Волчека, трудившегося над ней в качестве сценариста, режиссера и оператора. Любопытно, что Волчек был больше известен как талантливый кинооператор, чем режиссер. Кроме того, ранее он не снимал ничего подобного. Но первый блин не вышел комом – фильм «Командир счастливой «Щуки» полюбился зрителям.

Большая часть съемок проводилась в павильоне на «Мосфильме», где был специально создан макет подлодки в натуральную величину, в разрезе. Остальные съемки проходили в Мурманске на настоящей подводной лодке. Роль «Щ‑721» досталась советской субмарине «С‑276» проекта 613. Актер Донатас Банионис вспоминал о ней так:

«Конечно, та лодка, на которой мы снимались, оказалась безнадежно устаревшей. (…) Как-то раз я спустился в лодку через люк посмотреть, как там, внутри. И увидел такие узенькие, неприятные, даже страшноватые проходы. Я понял, что пробыть под водой месяц или два – не шутка. Мне приходилось слышать, что у молодых матросов, которые длительное время проводят на глубине, под водой, начинается нервное истощение».

Как вокруг потопления «Вильгельм Густлофф» расплодились мифы и почему им нельзя верить

Большую помощь в создании фильма оказал командующий Северным флотом адмирал Егоров. Он же стал его главным консультантом. В годы войны Егоров служил на «Щ‑310» помощником командира и принял участие в пяти боевых походах на Балтике. Позже он командовал «М‑90».

Образ Алексея Строгова

Помимо Бориса Волчека над сюжетом фильма работали киносценарист Владимир Валуцкий и офицер советского флота Александр Молдавский, впоследствии написавший сценарии к известным морским кинокартинам «Аллегро с огнем» и «О возвращении забыть». Самым простым и, казалось бы, логичным было бы экранизировать историю какой-либо реальной субмарины или знаменитого командира. Благо деяния советских подводников в годы Второй мировой к тому моменту уже были описаны в литературных произведениях. Кроме того, многие из них тогда еще здравствовали и могли бы стать консультантами фильма.

Но Волчек пошел другим путем. Сценаристы решили, что главным героем станет вымышленный персонаж, чей образ будет собирательным, но приключения, в которые ему предстоит попадать, будут вписаны в контекст реальных эпизодов войны. Оставалось лишь выбрать наиболее яркие и необычные истории, происходившие с советскими подводниками в период Второй мировой.

По тому, что происходит с «Щ‑721» в ее боевых походах, можно определить следующих реально существовавших офицеров‑подводников, из которых сценаристы слепили образ ее командира, которого отлично сыграл актер Петр Вельяминов.

Александр Маринеско

Важное место в сюжете фильма отведено немецкому транспорту «Бремберг», роль которого исполнила советская плавбаза «Аксай». В картине он назван самым крупным транспортом Германии, в 50 000 тонн. Для командира «Щуки» Алексея Строгова потопление «Бремберга» – заветная мечта, которую он в итоге осуществил.

Кого из командиров советских подлодок можно считать настоящим асом

«Бремберг» – выдумка сценаристов. Во флоте Третьего рейха такого судна не было. Можно предположить, что его прототипом послужил немецкий лайнер «Вильгельм Густлофф». 30 января 1945 года он был потоплен на Балтике подлодкой «С‑13» Александра Маринеско, став самым большим судном Германии, отправленным на дно советскими подводниками. А самой крупной победой субмарин Северного флота стало торпедирование подлодкой «К‑3» немецкого транспорта «Фёхенхайм» в 8116 брт, который был серьезно поврежден, но сумел выброситься на отмель.

Примечательно, что в фильме Строгов атакует «Бремберг», не поднимая перископ, руководствуясь при торпедной стрельбе лишь данными акустика. И это не выдумка сценаристов: некоторые командиры советских подлодок действительно практиковали такие «бесперископные» атаки.

Валентин Стариков

В начале картины «Щ‑721» проходит во вражескую гавань, где торпедирует причалы, уничтожая склады боеприпасов. После «Щука» пытается уйти, но попадает в сеть. Строгов решает обойти ее в надводном положении, всплыв буквально на глазах у противника. Во избежание захвата лодку подготавливают к взрыву.

Валентин Стариков

WestUnion Archive / Vostock Photo

Нечто подобное имело место, когда советские «малютки» прорвались в финскую гавань Лиинахамари в августе–октябре 1941 года. Одна из них, «М‑172» Валентина Старикова, выпустила две торпеды, попавшие в пирс. Во время отхода «малютка» запуталась в сети. Собравшись всплывать, Стариков приказал экипажу готовиться к артиллерийскому бою на поверхности, а в случае неудачи взорвать лодку. Но до крайней меры дело не дошло: «М‑172» все-таки удалось вырваться в открытое море.

Виктор Котельников и Федор Видяев

Показанное в фильме «рандеву» лодок Строгова и Рудакова идентично реальному случаю, известному как «подлодка под парусом». В Порсангер-фьорде, в апреле 1942‑го терпела бедствие подорвавшаяся на минах «Щ‑421» Федора Видяева. Экипажу «Щуки» удалось спасти ее от затопления, но потерявшая ход лодка дрейфовала к вражескому берегу. И тогда подводники подняли на ней парус, сделанный из брезентовых чехлов, под которым субмарина шла несколько часов. Благодаря этому Видяеву удалось продержаться до подхода помощи.

Выручать «Щуку» командование отправило «К‑22» Виктора Котельникова. Буксировать поврежденную лодку не получилось. Тогда Котельников снял экипаж Видяева, а «Щ‑421» потопил торпедой. Команда идущей на дно субмарины проводила ее в последний рейд, сняв головные уборы. Эта сцена стала одним из самых трогательных эпизодов «Командира счастливой «Щуки».

Иван Травкин

В своем фильме Борис Волчек не побоялся отразить и крайне неприятный для ВМФ СССР случай – предательство и дезертирство старшины Галкина. Оно произошло в мае 1943‑го на «Щ‑303» Ивана Травкина, когда субмарина прорывалась через вражеские противолодочные рубежи из Финского залива на просторы Балтики.

Иван Травкин

WestUnion Archive / Vostock Photo

Поход «Щ‑303» проходил в неимоверно трудных условиях. Моряки страдали от удушья, но держались. Однако 21 мая случилось невероятное – оставшись один в центральном отсеке, старшина Галкин задраился в нем и продул балласт. Когда лодка всплыла, он выскочил из нее и стал махать наволочкой немецким кораблям, находившимся неподалеку.

Выбравшийся на мостик командир «Щуки» не имел при себе оружия, чтобы застрелить предателя. Травкин приказал срочно погружаться, и лодка ушла под воду под огнем немцев. Заметившие «Щ‑303» противолодочные корабли подобрали из воды Галкина, а затем сбросили на подлодку более двухсот глубинных бомб. Но «Щуке» удалось уйти.
Волчек воспроизвел этот эпизод в конце фильме, удачно объединив его с другим реальным случаем из истории Северного флота.

Семен Коваленко

Финал «Командира счастливой «Щуки» трагичен для главного героя картины. Когда матрос-предатель поднимает лодку на поверхность перед немецкими эсминцами, Строгов жертвует собой, чтобы спасти экипаж. Он отдает приказ о погружении, оставшись на палубе, и погибает, отвлекая внимание врага на себя. В данном случае авторы сценария взяли за основу судьбу командира «Щ‑403» Семена Коваленко.

Ночью 19 февраля 1942 года «Щ‑403» была атакована в Порсангер-фьорде немецкими кораблями: минзагом «Бруммер» и тральщиком. Заметив на поверхности моря «Щуку», противник пошел на таран. Лодка уклонилась. Вызванный на мостик командир попытался атаковать немцев торпедами, но не преуспел в этом. Тем временем вражеский тральщик открыл огонь по «Щ‑403», нанеся ей повреждения и тяжело ранив Коваленко. Принявший на себя командование подлодкой штурман Беляев приказал погружаться. Лодка скрылась под водой, пережив таран рубки немецким тральщиком.

В суматохе короткого боя на «Щ‑403» никто не заметил, что раненый командир остался лежать на мостике. Коваленко был выловлен немцами из воды, прооперирован и позже допрошен, дав противнику сведения о действиях советских лодок Северного флота. Затем его отправили в лагерь военнопленных в Германии, где он, видимо, погиб.

Однако в СССР об этом не знали. Во время войны и после ее окончания считалось, что Коваленко сгинул в море 19 февраля. Но сам случай с «Щ‑403» был известен и упоминался в советской литературе. Поэтому неудивительно, что Волчек использовал его для финала фильма, добавив героизации главному герою. Надо признать, это был удачный ход авторов фильма, завершивших его таким образом.

Читать полностью (время чтения 6 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK
22.09.2020
21.09.2020