Наверх
28 января 2022

Почему в условиях новой холодной войны России необходим сильный флот

ВМФ России
©Александр Демьянчук/ТАСС

Меньше двух месяцев остается до знаменательного юбилея, который в нашей стране, скорее всего, пройдет незамеченным. 6 февраля 1922 года США, Британия, Франция, Япония и Италия подписали Вашингтонское морское соглашение – договор об ограничении морских вооружений. Предыдущая морская гонка, когда британцы и немцы старались обойти друг друга по числу кораблей и тоннажу военного флота, стала одним из факторов, способствовавших развязыванию Первой мировой войны. Но после четырех лет общемировой бойни возникла опасность нового столкновения – теперь на Тихом океане. Его удалось предотвратить при помощи Вашингтонских соглашений. Желания соблюдать договоренности хватило на 14 лет: в 1936 году, когда срок соглашения истек, продлевать его никто не стал.

Сейчас, как и сто лет назад, мир стоит перед перспективой большого столкновения на Тихом океане; теперь к нему добавился еще и Индийский, и все чаще эксперты говорят о формировании нового мегарегиона – Индо-Тихоокеанского, который станет ареной будущего соперничества. Уходящий год придал этому процессу новый импульс, связав воедино спекуляции западных и региональных журналистов на тему возможного китайского блицкрига против Тайваня, резкий разворот Австралии в сторону военного союза с США и Великобританией, а также лихорадочное укрепление Индией морских и сухопутных рубежей. Над морскими просторами стелется страх перед экспансией Пекина.

Китай обогнал США по размеру военно-морских сил. Чей флот теперь сильнее?

КНР небывалыми темпами строит океанский флот: только до конца этого года в строй войдут 12 эсминцев, причем пять из них – проекта 055, которые в западной литературе считаются ракетными крейсерами. Заканчивается строительство третьего авианосца, на подходе – четвертый. Американский флот, вынужденный в силу имперских обязательств дежурить во всех океанах сразу, испытывает заметное оперативное перенапряжение: корабли проводят в море слишком много времени, сроки обслуживания сокращены до минимума. Чтобы парировать китайскую угрозу, нужно модернизировать и усиливать флот на Тихом океане, где взять на это деньги – непонятно. Можно стянуть в Тихий океан наличные силы, но это означает, что придется уйти из дальних морей. А для этого сперва нужно выстроить систему альянсов, но кто даст гарантию, что потенциальные союзники будут плясать под американскую дудку, а не преследовать собственные интересы?

Крупные региональные игроки в преддверии больших событий также включились в морскую гонку: Индия спустила на воду второй авианосец «Викрант» и уже задумывается о третьем. Но пока планирует сосредоточиться на строительстве подводных лодок.

Спуск на воду индийского авианосца "Викрант"

Manjunath Kiran/AFP/EAST NEWS

Австралия в этом году подписала соглашение с Британией и Америкой о строительстве АПЛ. Япония занята переделкой в легкие авианосцы вертолетоносцев «Изумо» и «Кага». Британия отправила в регион авианосную ударную группу, чтобы продемонстрировать, что не собирается оставаться в стороне. Свои корабли в Индийский и Тихий океаны послали Франция и Германия. Правда, Европа смотрит на ситуацию по-своему: она не собирается влезать в драку на стороне американцев, предпочитая критиковать Китай на одних направлениях и сотрудничать с ним на других. Создаются новые альянсы и переформатируются старые. Войны никто не хочет, но все к ней готовятся.

Нынешняя морская гонка кардинально отличается от предыдущих. Раньше было понятно, по каким показателям считать морскую мощь: численность военных кораблей и калибр их орудий, скорость лайнеров, тоннаж судов под национальным флагом. Сейчас большинство торговых судов ходит под «удобным» флагом – Либерии, Панамы, Белиза. На смену быстроходным лайнерам пришли пассажирские самолеты, а чем закончится столкновение эскадр, не может предсказать никто – последнее крупное морское сражение произошло почти 40 лет назад, когда британцы отбивали у аргентинцев Фолклендские острова. Единственное, что понятно в этом тумане неопределенности, – судьба мира вновь будет решаться на морях.

(Не)нужный инструмент: почему в составе ВМФ России нет боеспособных авианосцев?

Морское пространство уникально. Суша вся разделена между государствами, ревниво отстаивающими свой суверенитет над территориями. Воздух над сушей разграничен незримыми барьерами – нематериальными, но существующими в юридической реальности международных договоров и требующими предварительного согласования на пролет самолетов. И только море по-прежнему свободно: даже военные корабли могут беспрепятственно проходить через территориальные воды и исключительную экономическую зону других государств. К тому же все моря связаны друг с другом. Это значит, что любая страна, построившая сильный флот, может перебросить его к побережью потенциального противника, припугнув демонстрацией своей мощи, а при необходимости и обрушить ее на оппонента. Фолклендская и Иракская войны достаточно наглядно показали, насколько эффективной может быть эта стратегия.

Морское соперничество XXI века не похоже на дредноутную гонку. Сама структура его необычайно усложнилась: опасность перерастания прямого столкновения в ядерную войну приводит к тому, что новое противостояние протекает в формате холодной войны, где действия рыболовных флотилий имеют не меньшее значение, чем походы эскадр, еще вчера не нужные никому рифы превращаются в рукотворные острова с аэродромами, а наличие хорошей контейнерной портовой инфраструктуры становится одной из главных движущих сил развития целых регионов.

Четырехсторонние военно-морские учения "Малабар" в Бенгальском заливе, 17 октября 2021 года

Planetpix/Vostock Photo

В 1976 году вышла из печати работа «Морская мощь государства» адмирала Сергея Георгиевича Горшкова, быстро ставшая настольной книгой военных и гражданских моряков во всем мире. Адмирал Горшков предложил в ней новое, комплексное понимание морской мощи, обрисовав контуры будущего соперничества, разворачивающегося и на морских просторах, и в морских глубинах, и в воздушном пространстве над океанами. Обрисовал Горшков и специфическую природу этого соперничества, которое будет идти рука об руку с сотрудничеством в освоении ресурсов Мирового океана. «Морская мощь государства» сохранит актуальность до тех пор, пока не прекратится противостояние на морях. Судя по итогам уходящего года, до этого еще далеко.

ВМФ России

Спуск на воду российской подлодки "Волхов"

Алексей Даничев / РИА Новости

Когда началась пандемия, многие прекраснодушные политики, общественные деятели и эксперты надеялись, что характер международных отношений изменится. Дескать, столкнувшись с грозной невидимой опасностью, равно угрожающей менеджерам Сити и рыбакам тихоокеанских атоллов, миллиардерам из Нью-Йорка и нищим из трущоб Мумбаи, человечество поймет свою уязвимость, отбросит распри и наконец-то проникнется осознанием единства общей судьбы. Этим надеждам не суждено было сбыться. Запущенный почти полтора десятка лет назад маховик новой холодной войны продолжил раскручиваться, и пандемия лишь ускорила его движение, предоставив государствам законный повод закрыться от нежелательных соседей и укрепить отношения с желательными.

Поиски морской доминанты: какой флот нужен современной России

Единая ткань мировой политики рвется по швам: каждая более-менее крупная держава стремится создать вокруг своих границ и берегов периметр безопасности, за которым она сможет в относительном комфорте пережить тайфун новой холодной войны. Публично этот периметр оформляется в виде концепций, подтверждающих право великих держав на зону влияния: проект SAGAR в Индии, «Мави Ватан» («Голубая Родина») в Турции, приобретающая все большую популярность идея «Азиатского Средиземноморья» в Китае, интеграционные проекты Австралии в Южной Пацифике. Бразильские и аргентинские ученые разрабатывают концепции, призванные обосновать историческое право Бразилиа и Буэнос-Айреса контролировать западную часть Южной Атлантики (причем бразильский флот с каждым годом все активнее действует и у африканских берегов, претендуя на роль ключевого игрока в антипиратских операциях).

В условиях, когда морское пространство становится основным полем соперничества великих держав, а каждый более-менее заметный игрок пытается выдвинуть собственную морскую концепцию, подтверждающую его право на контроль над ключевыми акваториями, Россия не может позволить себе роскошь не иметь продуманной и активной морской политики. Мы привыкли считать, что флот – это дорогая и ненужная игрушка; но в условиях новой холодной войны именно флот становится главным защитником национальных интересов и проводником государственной стратегии. Пора покончить с выученной беспомощностью, иначе в новой холодной войне Россия обречет себя на поражение.

Статья написана на основе материалов конференции «Мировой океан – пространство сотрудничества и конкуренции», прошедшей в ИМЭМО РАН 2–3 декабря 2021 г.

Автор – руководитель Группы Южной Азии и региона Индийского океана ИМЭМО РАН

Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое