Наверх
28 июля 2021

Под прицелом: что дадут россиянам новые поправки в закон "Об оружии"

©shuttestock/ FOTODOM

«R.I.P. (покойся с миром. – «Профиль») Гражданский Рынок Стрелкового Оружия. С тобой было интересно, но тебя решили убить», – так прокомментировал на своей странице в Facebook поправки к закону «Об оружии» основатель компании оружейного тюнинга SAG Валентин Власенко. Законопроект о поправках был принят Госдумой и одобрен Советом Федерации, предусмотренные им изменения эксперты называют «самыми агрессивными и жесткими» за последние десятилетия. Оружейников ждет сокращение рабочих мест и даже банкротства, а жизнь рядовых владельцев оружия станет намного менее комфортной.

Осторожно, возраст повышается

Разговоры о намерении властей изменить правила игры на рынке ГСО велись давно, однако никто не ожидал, что перемены произойдут так скоро и окажутся столь радикальными. Еще в конце 2020 года группа депутатов от «Единой России» в компании справоросса Николая Рыжака внесли законопроект №1079629-7 с правками в закон «Об оружии».

Ажиотажа это не вызвало, поскольку ничего экстраординарного в документе не было: предлагалось, например, уточнить формулировку «охолощенное оружие», создать государственную информационную систему оборота оружия. Из ограничительных мер предусматривалось лишение права владеть оружием для тех, кто был пойман за управлением автомобилем в нетрезвом виде или отказался пройти медосвидетельствование на наличие запрещенных веществ; запрет на приобретение оружия лицам, имеющим две судимости; возможность аннулирования лицензии, если гражданин не предоставляет к осмотру место хранения оружия. Плюс довольно сомнительная идея поставить на учет в Росгвардии охолощенное оружие (СХП). Неприятно, но вполне терпимо.

Однако уже ко второму чтению парламентарии выкатили целый пакет поправок, от которых у всех причастных к оружейному рынку волосы стали дыбом. Вот что предложили народные избранники:

  • повысить возраст покупки оружия с 18 до 21 года; исключение делается для граждан, прошедших либо проходящих службу в государственных военизированных формированиях, имеющих воинские звания «либо специальные звания или классные чины юстиции», для представителей коренных малочисленных народов, «которые ведут традиционный образ жизни в местах постоянного проживания», для профессиональных охотников и спортсменов;
  • разрешать покупку гладкоствольного многозарядного ружья с магазином (барабаном) лишь после двух лет владения охотничьей двустволкой или одностволкой;
  • стволы со сверловкой «Ланкастер» и «Парадокс» перевести из категории гладкоствольного оружия в категорию нарезного (для этого дается новое определение гладкоствольного и нарезного оружия);
  • ввести понятие «переделки» оружия, под которое де-факто может попасть разрешенный ныне тюнинг;
  • ввести ответственность за уничтожение или изменение маркировочных обозначений и клейма оружия;
  • ввести фактический запрет на модели ружей и карабинов с укороченным стволом;
  • ввести уголовную ответственность ряда административных статей, связанных с оборотом огнестрельного оружия.

Данные изменения должны вступить в силу через год после их подписания президентом. А до этого времени производители и контролирующие органы рискуют оказаться в правовом вакууме, ибо некоторые поправки противоречат действующим нормативным актам.

«Вводятся новые определения гладкоствольного и нарезного оружия, которые не соответствуют действующим ГОСТам, – пояснил «Профилю» юрист, эксперт по вопросам гражданского оружия Муслим Шейхов. – По ГОСТам производится сертификация оружия, однако их нельзя привести в соответствие с законом, который еще не вступил в силу. Как будут обстоять дела с сертификацией оружия в образовавшийся временной лаг, непонятно».

В практической стрельбе используются только многозарядные ружья – полуавтоматические или помповые. Согласно новым поправкам, купить такое оружие можно после двух лет владения двустволкой

Shutterstock/ FOTODOM

Существует ли ген законопослушности?

Впрочем, это не главная неприятность, которую несут принятые поправки. Наибольший резонанс в СМИ получило решение повысить до 21 года возраст покупки оружия. Откуда «растут ноги» у этого пункта, понятно. Массовые расстрелы в Керченском политехническом колледже в 2018 году и в казанской гимназии в 2021-м совершили 18-летние юнцы, которые легально приобрели охотничье оружие.

Большая порка невиновных

Проблема в том, что по Конституции РФ гражданин считается совершеннолетним именно с 18 лет. С этого возраста он несет полную ответственность за свои действия, может получать права на управление транспортным средством и призываться в армию, где ему, к слову, доверят оружие посерьезнее, чем дробовик. А как показывает практика, наличие погон не гарантирует, что человек не совершит преступление. Вспомним относительно недавний случай с рядовым Рамилем Шамсутдиновым, который в 2019 году расстрелял из автомата своих сослуживцев. Восемь убитых и двое раненых. А майора Евсюкова помните?

Можно понять, если бы речь в депутатских поправках шла о повышении возраста совершеннолетия как такового. Нет проблем. А иначе получается странно: автомат или танк можно с 18-ти, а дробовик с 21-го. Да и в возрасте ли дело, ведь упомянутому майору полиции Денису Евсюкову, убившему из пистолета двух человек и ранившему еще шестерых, на момент совершения преступления (2009 год) было 32 года. Столько же было и норвежцу Андерсу Брейвику, когда он убил 77 человек.

Вообще, если мы говорим о террористах или психах-одиночках, замысливших массовое убийство, то помешать им не сможет даже отсутствие оружия. В Китае и Японии перманентно случаются массовые убийства с применением кухонных ножей; теракт 2016 года во Франции, когда террорист погубил 86 человек с помощью грузовика; или Южная Корея, где душевнобольной старик отправил на тот свет около 200 человек простым бумажным пакетиком с бензином.

Теперь о моральном аспекте данного нововведения. Власти РФ часто сетуют, что наше общество слишком разобщено, придумывают какие-то скрепы, а когда доходит до практики, вводят новые страты сегрегации, деля людей по социальным и расовым признакам. «Формируется новое сословие государевых людей с особыми правами, – говорит главный редактор журнала «Калибр» Александр Кудряшов. – Все поправки пропитаны этим новым веянием, что одним можно больше, чем всем остальным». Или у стрелков-спортсменов и охотников есть специальный ген законопослушности? Тогда это тема для нобелевского исследования. Может, у представителей отдельных народов развитие идет быстрее в силу расовых особенностей? Вот интересно, как будет определяться принадлежность граждан к «коренным народам»? Достаточно объявить себя таковым или потребуется пройти тест с черепомеркой?

Кого убьет двустволка

Ладно, перейдем к следующему пункту – к необходимости два года владеть двустволкой, прежде чем будет позволено купить многозарядное ружье (полуавтомат, помпу и т. д.).

«Это шаг, направленный на добивание промышленности», – так прокомментировал нововведение один из участников рынка. И он прав: нравится это кому-то или нет, но двустволка – «уходящая натура». Даже охотники сегодня предпочитают что-то посовременней, а лидерами продаж в оружейных магазинах являются недорогие турецкие или отечественные полуавтоматы. И именно по этой нише решили ударить законодатели.

Сегодня в России около 4 млн владельцев оружия, из них «подтвержденных охотников», то есть тех, кто регулярно платит взносы в одном из охотничьих хозяйств, лишь 1,5 млн – такие данные представил главред «Русского охотничьего журнала» Михаил Кречмар. Оставшиеся 2,5 млн покупают оружие для спорта, защиты, развлекательных «пострелух» на стрельбище или эпизодических вылазок на охоту. Даже на случай зомби-апокалипсиса или просто «чтоб было».

Как в мире запрещали стрелковое оружие, и почему из этого ничего не вышло

И в этом нет ничего плохого. Человек может приобрести ружье только для того, чтобы позировать с ним дома в каком-нибудь брутальном наряде, – его право, лишь бы не нарушался закон. Фишка в том, что всем категориям «не охотников» двустволка, как правило, не нужна. Поэтому введение дополнительного двухгодичного ценза на полуавтоматы и помпы может стать аргументом для отказа от покупки оружия. И производители это понимают.

«Принятие ограничений по приобретению полуавтоматического гладкоствольного длинноствольного оружия может повлечь за собой ощутимое сокращение рабочих мест в сфере производства и продажи оружия, в том числе банкротство отдельных организаций, – заявили «Профилю» в Союзе российских оружейников им. М.Т. Калашникова. – Суммарные потери могут составить до 2 млрд рублей в год».

Прощание с «Ланкастером»

Но, пожалуй, самый серьезный удар по рынку ГСО – это перевод в категорию нарезного оружия стволов со сверловкой «Парадокс» и «Ланкастер». Ведь именно эта ниша наиболее динамично развивалась у нас в последние шесть лет. Например, в гладкоствольной линейке завода «Молот-Оружие» указано 52 позиции, из них 34 – это оружие под патроны .366 ТКМ и 9,6х53 Lancaster.

Магазин с патронами 9,6х53 Lancaster. Этот боеприпас разработан ижевской компанией "Техкрим" на базе винтовочного патрона 7,62х54 R

Shutterstock/ FOTODOM

«Будет убито целое направление, которое позволило подняться "Техкриму" и помогало другим производителям оружия, – говорит Александр Кудряшов. – Также будет обесценено все оружие "Ланкастер" и "Парадокс", которое уже есть на руках, – оно попросту станет никому не нужно». Ружья в данных калибрах приобретались начинающими спортсменами, охотниками и просто любителями оружия в стиле «милитари». Это была своеобразная альтернатива нарезному оружию для тех, у кого не было необходимого пятилетнего стажа. Дело в том, что своим форм-фактором и некоторыми характеристиками модели «парадокс» и «ланкастер» напоминают нарезные карабины. Но с настоящими нарезными стволами они конкурировать, конечно, не могут, поэтому владельцам нарезных лицензий такие «девайсы», в принципе, ни к чему, а покупать по «гладким» лицензиям их запретят. Вот и все.

Еще нюанс: насадки «Парадокс» свободно продаются как дополнительный аксессуар к обычным гладкоствольным ружьям 12-го калибра, 16-го и т. д. Получается, что теперь все это становится незаконным, и кто уже успел купить данный ЗИП, должны будут избавиться от него. А есть несколько классических двуствольных моделей 12-го калибра со сверловкой «Ланкастер». Как с ними быть, совсем непонятно.

Сверловка "Парадокс" применяется не только на "псевдонарезных" в калибре под патрон .366 ТКМ, но и на классических двустволках 12 калибра

wikimedia commons

Формально новый закон позволяет нынешним владельцам «ланкастеров» и «парадоксов» впредь перерегистрировать их как гладкоствольные ружья. Хорошо. Но как быть с патронами? Ведь, по действующему законодательству, гладкоствольное и нарезное оружие не может использовать один и тот же боеприпас. Если «Молот» или «Калашников» продолжат выпускать свои модели «ланкастеров» и «парадоксов» уже в сегменте нарезного оружия, то и патроны к ним будут считаться нарезными. Следовательно, обладатели «гладких» лицензий просто не смогут их покупать, а само наличие таких патронов поставит их вне закона. Если компании снимут с производства эти образцы, то патроны к уже выпущенному оружию смогут регистрироваться как «гладкие», но патронным заводам, скорее всего, невыгодно будет их производить.

Есть третий путь, но он сложен: производители боеприпасов и оружейники за год чуть-чуть меняют геометрию в комплексе патрон–оружие, и новые «ланкастеры» и «парадоксы» выпускаются уже под новый, измененный «нарезной» патрон. Тогда патроны старого образца смогут продаваться как гладкоствольные. Возможно.

Но самое забавное, что гонители «Парадокса» с «Ланкастером» (законодатели или силовики) так и не представили какой-либо статистики о криминальном использовании данного класса оружия. Непонятно, чем оно проштрафилось и какую опасность для общества представляет.


Что такое парадокс Ланкастера   

В 2014 году, после введения западных санкций, российские оружейники оказались в затруднительной ситуации, ведь львиная доля производимого у нас гражданского оружия поглощалась американским рынком. Нарастить продажи внутри страны мешало весьма жесткое оружейное законодательство, в частности, необходимость пятилетнего стажа владения гладкоствольным оружием для покупки нарезного.

Убедившись, что отменить «пятилетний ценз» не удастся, оружейники пошли на хитрость. Закон позволяет делать на гладком стволе нарезную часть длиной до 140 мм (т. н. сверловка Фосбери или «Парадокс»). Компании «Техкрим» и «Молот-Оружие» решили создать комплекс патрон–оружие с использованием данной технологии. В 2015-м «Техкрим» представила гладкоствольный охотничий патрон .366 ТКМ на базе автоматного боеприпаса 7,62х39 мм. Автоматная гильза, переобжатая под новую пулю калибра 9,6 мм массой 13,5 грамма. А поскольку 366 ТКМ был совместим с магазином и затвором автомата Калашникова, то «Молот-Оружие» смогла оперативно наладить выпуск гладкоствольных ружей ВПО-208 и ВПО-209, являвших собой огражданенные карабины Симонова (СКС) и автоматы АК-47 и АКМ со стволами «Парадокс».

Новинку оценили начинающие охотники стрелки-спортсмены и просто любители оружия. Линейка оружия стала расширяться. Затем появился еще один псевдонарезной калибр, уже с овально-винтовальной сверловкой Ланкастера. В этом случае в стволе делаются два закручивающихся пологих нареза, плавно переходящих в поля. Если смотреть с торца, то канал кажется не круглым, а чуть овальным.

Сегодня в России выпускают патроны нескольких калибров, которые называют псевдонарезными или псевдогладкими. Это .366 ТКМ, 9,6/53 Lancaster, .366 Magnum, 345 ТК и 9х22 Altay (последний сделан на базе пистолетного патрона 9х19 Par). Под них выпускают несколько десятков образцов ружей – как в стиле «милитари», так и в классическом охотничьем дизайне.


Здесь было что-то написано...

Тюнинг оружия – тоже один из самых динамичных сегментов рынка, причем отечественные компании здорово поднялись после введения западных санкций. Теперь здесь тревожное ожидание. Все из-за того, что депутаты ввели странное понятие «переделка оружия». Под это определение попадает не только изменение основных частей (как в действующем законе), но и изменение формы и размеров ударно-спускового механизма (УСМ).

Доработанный ударно-спусковой механизм (УСМ), неотъемлемая часть спортивного оружия. Теперь такой тюнинг может попасть под запрет

Shuttesrtock/ FOTODOM

Сегодня это разрешенный вид тюнинга – детали УСМ продаются свободно, и практически все спортивное оружие имеет доработанный спусковой механизм, с измененными формами и размерами узлов. Нельзя только придавать оружию функцию автоогня. Но завтра спортивные доработки могут стать криминалом.

Как холостое оружие превратилось в угрозу обществу

«Зачем эту "переделку" дополнительно надо было фиксировать в законе, абсолютно неясно, – говорит юрист Муслим Шейхов. – Теперь, ссылаясь на это определение, можно шире трактовать нормы закона для возбуждения административных и уголовных производств. Других причин для введения этого пункта я не вижу».

Эксперты опасаются, что эту самую «переделку» конкретный чиновник сможет интерпретировать слишком широко. «Вплоть до того, что у тебя лазерная гравировка с названием карабина затерлась, и тебе можно предъявить», – рассуждает Александр Кудряшов из «Калибра». Тем более в разделе с «переделкой» прямо сказано про «уничтожение или изменение маркировочных обозначений, номера и (или) клейма оружия».

С номерами понятно – об этом говорится в законе, они фиксируются при покупке и вносятся в разрешение на хранение оружия. Но что значит «маркировочные обозначения и клейма»? На многих образцах полно всяких маркировок, их количество и расположение никак не регламентировано. «Тот же "Молот" очень любил на внутренней стороне оружия наносить маркировки, чтоб не видно их было, – поясняет Кудряшов. – Они прекрасно уничтожаются при эксплуатации. Берем "Лидер" (травматический пистолет. – «Профиль»), три раза из него стрельнул, все маркировки на месте. А если из него пальнуть несколько десятков раз, то все уже по-другому».


Прощальный залп «охолощенки»

Принятые поправки к закону об оружии требуют обязательной регистрации охолощенного оружия (СХП). Правоохранители сетуют, что эти девайсы, выполненные из списанного оружия, часто используются для переделки в боевое. Что стоимость восстановленного ствола на 50% ниже аналогичного штатного образца. По статистике МВД и ФСБ, в 2015–2020 гг. из незаконного оборота было изъято свыше 70 тыс. единиц огнестрельного оружия, и 80% изъятого огнестрела является списанным оружием, переоборудованным в действующие аналоги.

Эксперты полагают, что обязательная регистрация СХП сожмет рынок до размеров статистической погрешности. Сегодня охолощенное оружие приобретают реконструкторы, коллекционеры, просто любители оружия. Это очень распространенный подарок – такая игрушка для взрослых. Помню, я сам выбирал охолощенный АК-103 на день рождения коллеги. Но кто ж захочет дарить или принимать в подарок предмет, с которым надо будет прилично еще морочиться – идти в Росгвардию и регистрировать его?

Читать полностью (время чтения 9 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
28.07.2021
27.07.2021