Наверх
20 октября 2021

Секретный фарватер "Калева": тайны гибели советской субмарины

Подводная лодка "Калев"

©Wikimedia Commons

В начале 30-х годов XX века правительство Эстонии решило модернизировать военно-морской флот, состоявший к тому времени в основном из кораблей бывшего российского императорского флота. Программа, в частности, предусматривала строительство двух подводных минных заградителей. В историю этих кораблей вписано немало героических и трагических страниц.

Английская родословная

В декабре 1934 года эстонское правительство заключило контракт с британской судостроительной компанией «Виккерс-Армстронг». Англичане взялись построить субмарины за £360 тыс. – 6,6 млн эстонских крон по тогдашнему курсу.

Примерно треть суммы – 2,3 млн эстонских крон – удалось получить за счет продажи Перу двух эсминцев типа «Новик» (бывшие «Спартак» и «Автроил»). Они сдались англичанам в конце декабря 1918-го, а в дальнейшем были переданы Эстонии, став основой ее флота.

Кроме того, был организован сбор добровольных пожертвований, который продлился с 1934 по 1939 год. Граждане собрали 500 тыс. крон. Недостающую сумму выделил государственный бюджет. Лодкам присвоили названия «Калев» (Kalev) – в честь легендарного богатыря-великана, персонажа эстонского национального эпоса «Калевипоэг», и «Лембит» (Lembit) – в честь вождя эстов, возглавлявшего в ХII веке борьбу с немецкими рыцарями-крестоносцами.

Киль «Калева» был заложен в мае 1935 года, а 12 мая 1937-го подводная лодка была передана заказчику. 19–24 мая субмарина представляла Эстонию на военно-морском параде на Спитхэдском рейде в честь коронации Георга VI, а неделю спустя ее с помпой встретили в Таллине.

Командир подводной лодки «Калев» Альфред Понтак (слева) и командир подводной лодки «Лембит» Фердинанд Шмидехельм

Wikimedia Commons

Для своего времени проект подводных лодок типа «Калев» и «Лембит» был удачным. Высокие эксплуатационные и боевые качества нашли подтверждение в ходе Великой Отечественной войны, в которой обе субмарины участвовали в составе советского Балтийского флота. Правда, судьба их сложилась по-разному. «Калев» осенью 1941-го не вернулся из боевого похода, а «Лембит» совершил семь боевых походов, потопив несколько кораблей и судов противника, и встретил 9 мая 1945 года в строю.

Подводная лодка "Лембит" во время торжественного открытия филиала музея дважды Краснознаменного Балтийского флота. Эстония, 1985 год

Юрий Венделин, Виктор Рудько/Фотохроника ТАСС

В 1957 году субмарина была передана заводу «Красное Сормово» в Горьком (Нижний Новгород), где служила наглядным пособием для конструкторов, технологов и рабочих, изучавших британскую школу кораблестроения. 28 августа 1979-го «Лембит» вернулся в Таллин. 5 августа 1985 года подводная лодка была установлена в качестве филиала Музея Балтийского флота. После распада СССР на ней был поднят эстонский флаг, лодку включили в состав морских сил республики. Сейчас заслуженный корабль – филиал эстонского Морского музея.

Кроме торпедного вооружения – четыре носовых 533-мм аппарата с запасом 10 торпед – субмарины имели и возможность постановки мин. Эстония неслучайно заказала в Англии именно подводные минные заградители. Минному оружию республика придавала серьезное значение, планируя вместе с Финляндией блокировать Балтийский флот в Финском заливе в случае вооруженного конфликта. Летом 1939 года «Калев» и «Лембит» участвовали в совместных маневрах с финскими кораблями, в ходе которых отрабатывались варианты отражения прорыва советских кораблей.

Смена флага

С ноября 1939 до июня 1940 года, когда правительство Эстонской республики ушло в отставку после советского ультиматума, германский военно-морской штаб вел переговоры о приобретении эстонских подводных лодок с целью использования их в качестве учебных кораблей. Переговоры успехом не увенчались.

6 августа 1940-го Эстония вошла в состав СССР, а 13 августа нарком ВМФ Николай Кузнецов подписал приказ № 00208, согласно которому в состав Балтфлота включались корабли и суда флотов трех прибалтийских республик. 19 августа эстонские корабли подняли советские военно-морские флаги.

Николай Кузнецов обратился к председателю Совнаркома СССР Владимиру Молотову с просьбой до решения вопроса о службе граждан вошедших в состав СССР прибалтийских республик в Красной Армии и Военно-морском флоте использовать «отдельных специалистов младшего начальствующего и рядового состава на подводных лодках с немедленной заменой остального состава подлодок нашими младшими командирами и краснофлотцами».

Предложение было принято. К январю 1941 года из бывшего эстонского экипажа на «Калеве» остались трое – боцман, старшина минно-торпедной группы и старшина группы трюмных. Им присвоили звание мичмана. Следует отметить, что эти мичманы оказали большую помощь советским морякам в изучении кораблей и передали опыт боевой подготовки.

В начале октября 1940 года командование лодкой «Калев» принял старший лейтенант Борис Ныров. Он родился в 1911-м в Санкт-Петербурге в семье служащего. В детстве несколько лет жил в Иране, где его отец работал в советском торгпредстве. В 1930 году поступил в Ленинградский кораблестроительный институт, в 1932-м был призван на воинскую службу и направлен на курсы ускоренной подготовки командного состава КБФ.

Командир Борис Ныров на мостике подлодки "Калев"

Из арxива семьи Б.А. Нырова

Любопытна судьба эстонцев – командиров этой субмарины. В Англии лодку принимал Альфред Роман Герман Понтак, остававшийся в должности командира до конца 1939 года. После начала Великой Отечественной войны 23 июня 1941 года он был арестован по обвинению в сотрудничестве с британской разведкой, осужден военным трибуналом и приговорен к расстрелу.

Его преемник Вернер Ганс Пууранд прожил полную приключений и авантюр жизнь. Еще будучи командиром «Калева», он был завербован НКВД, но в 1941 году перешел на сторону фашистской Германии и стал начальником разведывательной школы в Леетсе (1942–1944). В 1944 году Вернер Ганс Пууранд стал агентом уже американской разведки. В 1948 году перебрался в Австралию, живя там, занял пост министра экономики эстонского правительства в эмиграции. Это псевдоправительство присвоило ему звание капитана 1-го ранга несуществующего флота. Умер в 1983 году.

От Лиепаи до Кронштадта

11 февраля 1941 года «Калев» вошел в состав 3-го дивизиона 1-й бригады подводных лодок Краснознаменного Балтийского флота (КБФ). В середине мая субмарина перешла в Лиепаю, там и встретила 22 июня. На следующий день дивизион покинул осажденную военно-морскую базу. Из-за неразберихи на борт не были приняты мины с берегового склада. Немцам в качестве трофея достались 149 из 209 мин, «унаследованных» у эстонского флота.

Морская "Брестская крепость": как сражались защитники Либавы

В свой первый боевой поход «Калев» вышел из Таллина. 13 августа к юго-западу от маяка Ужава лодка выставила 10 мин в пяти милях от указанного района, то есть вне используемого фарватера. Неудивительно, что для врага заграждение помех не создало. Зато, по мнению ряда исследователей, весьма вероятно, что «Щ-319» осенью 1941 года погибла именно на минах «Kалева».

18 августа лодка обнаружила вражеский конвой, но выйти в атаку из-за противодействия сил эскорта и малых глубин не смогла. Через три дня она вернулась в Таллин. 28–29 августа 1941-го субмарина в составе главных сил КБФ совершила прорыв в Кронштадт. На переходе в результате обстрела с немецкого самолета погиб матрос и легкое ранение получил командир. При этом «Калев» спас из воды восемь человек с потопленных советских судов.

Последний поход

Во второй боевой поход лодка должна была выйти из Кронштадта вечером 27 октября 1941 года, а вернуться 8 ноября. Поход планировалось провести в четыре этапа.

На первом предстояло преодолеть 95 миль от Кронштадта до острова Гогланд, следуя в надводном положении в темное время суток. С рассветом надлежало лечь на грунт до наступления вечера. На втором этапе субмарина в надводном положении ночью должна была пройти 78,4 мили с таким расчетом, чтобы 29 октября достичь района между маяками полуострова Суурупи и острова Кери. Во время третьего этапа стояла задача высадить в бухте Ихасалу-лахт, что в 30 км к востоку от Таллина, разведывательную группу из трех человек, в том числе женщины-эстонки, выполнявшей обязанности радистки.

Кто был первым подводником, потопившим немецкую субмарину

После этого «Калеву» предписывалось действовать в Финском заливе: выставить минные заграждения на маршрутах движения немецких судов, затем производить торпедные атаки на правах неограниченной подводной войны. Для этого на борт было принято 8 торпед и 20 мин.

Однако план дал сбой – из-за неисправности воздушного компрессора лодка вышла в поход только вечером 29 октября. В 19.05 она отошла от пирса, имея на борту 38 членов экипажа и трех разведчиков. Сорок пять минут спустя дежурный по штабу охраны водного района доложил: «Калев» вышел с Большого Кронштадтского рейда в море. Это были последние достоверные сведения о корабле. В назначенное время субмарина на связь не вышла, не поступало сообщений и от разведгруппы.

5 декабря 1941-го командир бригады подводных лодок капитан 2-го ранга Александр Трипольский направил Военному совету флота рапорт: сведения о подлодке отсутствуют с 30 октября, срок пребывания на позиции из расчета автономности истек 13 ноября. «Считаю, что подлодка погибла при следовании на позицию, прошу исключить ПЛ «Калев» из состава Бригады подводных лодок КБФ», – резюмировал комбриг.

Ответы – на дне Балтики

После войны появилось немало различных публикаций о судьбе «Калева», его экипажа и разведгруппы. Однако до сих пор нет подтвержденных сведений ни о причине, ни о месте гибели субмарины. Неизвестно также, были ли высажены разведчики и выставлены минные заграждения.

Ясность может внести только обнаружение места гибели корабля. Согласно графику перехода, лодка должна была подойти к Гогланду в надводном положении примерно в 05.30 30 октября и лечь на грунт. В 19.00 – всплыть и продолжить движение на запад. Однако в документах Гогландского сектора береговой обороны КБФ никаких упоминаний на этот счет нет. Можно предположить, что лодка погибла еще на переходе из Кронштадта к Гогланду, подорвавшись на мине или по техническим причинам.

Нельзя исключать, что гибель «Калева» произошла между Гогландом и Таллином. Скорее всего, она случилась до высадки разведгруппы, так как о выполнении этой задачи командир лодки не доложил.

Таллинский переход: успех или поражение советского флота?

Последние годы группы энтузиастов, а также экспедиции Минобороны России и Русского географического общества ведут на Балтике активные поиски затонувших кораблей и судов. Было найдено несколько погибших лодок. В 2010-м недалеко от побережья Эстонии удалось обнаружить затонувший объект, который сотрудники таллинского Морского музея первоначально приняли за «Калев». Позже выяснилось, что найдены остатки советского дирижабля, потерпевшего аварию в 1970-х годах.

В августе 2018 года российско-финская экспедиция обнаружила еще один затонувший корабль. Первоначально его тоже идентифицировали как «Калев», но после обследования объекта водолазами стало понятно, что это эсминец «Калинин», подорвавшийся на мине во время Таллинского перехода в конце августа 1941 года.

Балтийское море – одно из самых мелких и вроде бы хорошо изученных – умеет хранить свои тайны. Пример – поиски исчезнувшего во время сильнейшего шторма в октябре 1893 года броненосца береговой обороны «Русалка». Лежащий на дне корабль в 1932 году неожиданно для себя обнаружили водолазы Экспедиции подводных работ особого назначения (ЭПРОН). Однако через несколько десятилетий открытие было поставлено под сомнение – в июле 2003-го эстонское судно «Маре» снова нашло погибший броненосец. Причем случилось это южнее района поисков, которые проводились по горячим следам в конце XIX века, и места, указанного специалистами ЭПРОН. Так что тайна последнего похода «Калева» еще ждет разгадки.

Читать полностью (время чтения 7 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
20.10.2021
19.10.2021