Наверх
18 мая 2021

Зимняя война: чего добились советские подводники, сражаясь с финнами?

Командир подлодки «Щ-323» Ф. Иванцов на палубе своего корабля

Во время советско-финской войны 1939–1940 годов, также именуемой Зимней, вооруженные силы СССР вели боевые действия не только на суше, но и на море. Пока Красная Армия штурмовала Линию Маннергейма, советские подлодки пытались установить морскую блокаду Финляндии. Каких успехов им удалось достичь, какие потери понес подплав, и какие уроки эта война преподала советскому командованию?

Когда дипломатия бессильна

Вооруженному конфликту СССР и Финляндии предшествовали долгие переговоры. СССР пытался мирным путем добиться изменения советско-финской границы, чтобы улучшить свое стратегическое положение. Однако Хельсинки не принял предложение Москвы сдвинуть границу на 90 км от Ленинграда, получив за это часть советской территории в Карелии. Так и не добившись желаемого, 30 ноября 1939 года СССР объявил Финляндии войну.

Советское командование отводило военно-морским силам важную роль в предстоявших боевых действиях. Нарком обороны маршал Ворошилов поставил Краснознаменным Балтийскому и Северному флотам задачу – уничтожить военно-морские силы противника, блокировать порты Финляндии, не допускать высадки вражеских десантов и т. п. Наибольшая ответственность за это была возложена на моряков-балтийцев, так как основные морские коммуникации финнов находились на Балтике.

Краснознаменный Балтийский флот (КБФ) представлял собой грозную силу. В его составе было 19 крупных боевых кораблей (2 линкора, 1 крейсер, 2 лидера, 14 эсминцев), почти полсотни подводных лодок и около сотни сторожевиков, охотников, торпедных катеров и тральщиков. По сравнению с КБФ финский флот, состоявший из двух броненосцев береговой обороны, нескольких канонерок, минзагов, подлодок и пары десятков еще более мелких кораблей, выглядел пигмеем. Разумеется, при таком раскладе ни о каких морских баталиях финны и не мечтали, сочтя за лучшее держать свои военные корабли в шхерах и не выходя в открытое море. Уничтожить финский флот в таких условиях было попросту невозможно.

Но оставалась другая важная задача – организовать блокаду побережья Финляндии. Она была возложена на советские подводные лодки, которые должны были прервать вражескую морскую торговлю.

Подводная лодка «С-1» перед войной

Советская подводная война

Хотя на бумаге подводные силы КБФ и выглядели солидно, но к боевым действиям оказались готовы лишь 24 субмарины из 49. Их развертывание на позициях в Балтийском море началось за два дня до начала боевых действий. Как отмечает исследователь Е. Чирва, советским субмаринам вменялись следующие задачи: уничтожить финские броненосцы береговой обороны и подводные лодки, не допустив их уход в территориальные воды Швеции, перекрыть коммуникации Финляндии, заблокировав подвоз войск и боевого снаряжения, а также высадку иностранных войск на Аландские острова.

Что же касается уничтожения торговых судов, то советским подводникам позволялось это делать лишь с соблюдением норм международного права. Начать неограниченную подводную войну они могли только после официального заявления советского правительства о введении блокадных зон и получения особых указаний.

8 декабря 1939 года СССР объявил о введении блокады 20-мильной береговой зоны материковой Финляндии, внутри которой советским подлодкам  разрешалось действовать без ограничений. Правда, советское правительство изначально упустило из виду Аландские острова, включив их в блокадную зону лишь спустя неделю.

Именно этот архипелаг играл важную роль в морском сообщении Финляндии с внешним миром. Восточнее Аландских островов находился финский порт Турку, а западнее – пролив Южный Кваркен, соединявший основную часть Балтийского моря с Ботническим заливом. Западная часть пролива принадлежала Швеции. Это оставляло лазейку для финских судов, идущих в Турку из западноевропейских портов. Они входили в Южный Кваркен и шли шведскими водами часть пути, находясь в безопасности. Затем начинались 16 миль «участка риска», когда финны выходили в свои воды, держа курс на Аландские острова, откуда шхерами попадали в родной порт.

Финское командование стремилось обезопасить свой отрезок пролива. Оно даже сумело организовать там систему конвоев. И хотя их движение через Южный Кваркен не было активным, в декабре 1939-го – январе 1940-го финнам удалось провести там более трехсот судов. Но никаких потерь они не понесли, так как вообще не контактировали с советскими кораблями и подлодками.

Советская сторона упустила из своего внимания эту важную морскую артерию. Однако подлодки КБФ вряд ли смогли бы ее перерезать, так как шведы и финны подстраховались, заминировав Южный Кваркен еще в декабре 1939-го. В результате единственную потерю в Зимнюю войну балтийский подплав понес  именно в этом районе.

Подводная лодка «С-2» – единственная советская субмарина, погибшая во время советско-финской войны

В свой последний поход субмарина «С-2» капитан-лейтенанта И. Соколова вышла из Либавы 1 января 1940-го. Ей надлежало действовать в Ботническом заливе, но сначала лодке нужно было пройти Южный Кваркен. Вечером следующего дня «С-2» достигла Аландских островов и получила «добро» из штаба на форсирование пролива. Соколов подтвердил, что радиограмму получил, и после этого на связь больше не выходил. Лишь годы спустя стало известно, что «С-2» погибла на минах в проливе Южный Кваркен у острова Маркет.

Действия же подводников КБФ во время блокады финского побережья оказались малоэффективными. Выполнить поставленные задачи им помешали неизученность района, отсутствие карт и необычайно суровые погодные условия. Но и совсем безрезультатными действия советских субмарин не были – они потопили на Балтике пять торговых судов. Правда, четыре из них принадлежали нейтральным странам – Германии, Швеции и Эстонии.

Успехи советских подлодок

Первая кровь нейтралам была пущена 10 декабря 1939 года, когда советские субмаринами потопили сразу три судна. Первым из них погиб небольшой эстонский пароход «Кассари», шедший из Швеции в Таллин. Рано утром 10 декабря он был обнаружен «Щ-323» старшего лейтенанта Ф. Иванцова, патрулировавшей район у острова Утё. Командир «Щуки» хотел остановить пароход для досмотра, но на сигналы судно не реагировало. Тогда Иванцов приказал открыть по нему огонь, что и привело к трагической развязке.

Эстонский пароход «Кассари» – первое судно, потопленное советскими подводниками в советско-финскую войну

Выпустив в «Кассари» 160 снарядов, артиллеристы «Щ-323» отправили его на дно. Но перед этим эстонской команде все-таки удалось спустить на воду шлюпку. Иванцов хотел опросить спасшихся, но те, налегая на весла, скрылись в темноте. Тогда советский командир приказал стрелять из пулемета в их направлении. В результате были ранены два эстонца. Об этом инциденте в штабе КБФ узнали из эстонских газет. Как отмечает исследователь М. Морозов, заместитель командующего флотом адмирал В. Алафузов назвал действия Иванцова «дикими» и «зверскими», но это не помешало награждению командира «Щ-323» орденом.

Кого из командиров советских подлодок можно считать настоящим асом

Следующими жертвами в тот день стали немецкие пароходы «Больхайм» и «Райнбек». В гибели первого из них косвенно виновны сами финны. Узнав об объявлении СССР блокады, капитан «Больхайма» хотел немедленно покинуть Финляндию, но местные власти задержали судно на два дня в порту. Утром 10 декабря финские сторожевики вывели его за пределы блокадной зоны, и дальше «немец» пошел один. Но его плавание продлилось недолго. Патрулируя свою позицию в Ботническом заливе, субмарина «С-1» заметила «Больхайм» в 15:24. Командир подлодки А. Трипольский сначала неудачно атаковал пароход торпедой. Затем лодка всплыла и потопила судно из орудия, чередуя артиллерийский огонь с неудачными торпедными залпами.

Вечером та же участь постигла и «Райнбек». Это судно пересекало Финский залив, направляясь в Швецию из Ленинграда. Его путь пролегал через позицию «Щ-322» капитан-лейтенанта В. Полещука. Обнаружив пароход, «Щука» попыталась его остановить световыми сигналами. Но ответа не последовало – видимо, немцы их не заметили. Приняв нейтральный «Райнбек» за вражеское судно, Полещук бросился в погоню и потопил его торпедами. Весь экипаж «Райнбека» погиб.

Как выяснилось позже, все три парохода были потоплены вне блокадной зоны. Узнав об этом, нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов 13 декабря запретил за пределами этой зоны обстреливать и топить суда нейтральных стран.

Оставшиеся две победы советского подплава в этой войне пришлись на «Щ-311» капитан-лейтенанта Ф. Вершинина, действовавшей на севере Ботнического залива. 28 декабря она обнаружила транспорт, идущий к финскому берегу. Это был финский танкер «Сигрид». Преследуя его, Вершинин открыл огонь, но потопить танкер не смог. Однако вскоре показалась новая цель.

Командир «Щ-311» Ф.Г. Вершинин среди членов экипажа подводной лодки, 1940 год

На этот раз «Щука» добычу не упустила. Артиллеристы всаживали в «финна» снаряд за снарядом, заставив его выброситься на прибрежные камни. После этого Вершинин добил судно торпедой. «Вильпас» был законной добычей «Щ-311», но следующей ее жертвой стало нейтральное шведское судно «Фенрис».

Почему финны прозвали советского подводного аса «хитрым лисом»

Вершинин обнаружил его 5 января 1940 года. Изначально «швед» держался вне зоны блокады, но из-за плохой видимости удалился от своего берега. Советские подводники, видевшие на его корпусе шведские знаки и флаг, решили остановить судно для досмотра. Но на предупредительный выстрел и флажный сигнал «Фенрис» не отреагировал. После второго предупреждения судно остановилось, а затем снова дало ход. Тогда «Щ-311» открыла огонь на поражение. «Швед» загорелся и выбросился на отмель, после чего был добит артогнем лодки.

Этот эпизод стал последним в череде уничтожений советскими подлодками транспортов в ту войну. С двадцатых чисел января 1940-го тяжелая ледовая обстановка прекратила участие субмарин КБФ в блокадных действиях. Советско-финская война показали слабую подготовку подводников-балтийцев. Фактически они не выполнили свою задачу: противник не понес ущерба, продолжал вести морскую торговлю, а вместо финских транспортов на дно шли суда нейтральных стран.

Эта война вскрыла и другие проблемы, а именно ряд серьезных недостатков в управлении лодками со стороны советского командования. Всё это отрицательно влияло на результаты их действий. По мнению Е. Чирвы, командование КБФ извлекло уроки из своих неудач и сделало правильные выводы, но устранить выявленные недостатки в действиях подлодок помешало нападение Германии на СССР в июне 1941-го.

Читать полностью (время чтения 6 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
18.05.2021