24 апреля 2019
USD EUR
Погода

Оставайся, Асад, с нами

США больше не считают отстранение Башара Асада от власти главным условием разрешения сирийского конфликта. Об этом заявила представитель Соединенных Штатов в ООН Никки Хейли, и подтвердил госсекретарь США Рекс Тиллерсон. Последний даже допустил, что судьбу нынешнего президента будет решать его народ. Политологи считают, что в Вашингтоне просто решили более реалистично посмотреть на вещи, осознав, что настоящие трудности еще впереди.

Пересмотр приоритетов

«Нашим приоритетом больше не является требование отставки Асада. Думаем ли мы, что он помеха? Да. Будем ли мы и дальше требовать его ухода? Нет», — сказала Хейли. — Наш новый приоритет — действительно разобраться в том, что делать, кто нам нужен, чтобы изменить жизнь людей в Сирии».

По словам дипломата, Белый дом собирается оказывать давление на местах, чтобы в итоге добиться реальных перемен в арабской республике: «Мы не можем фокусироваться на Асаде так, как это делала предыдущая администрация».

Позицию Вашингтона подтвердил госсекретарь США Рекс Тиллерсон, который сейчас находится в Анкаре и обсуждает перспективы перемирия в Сирии с турецкими властями. В четверг он встретился с президентом Реджепом Эрдоганом и заявил, что судьбу Асада в долгосрочной перспективе должен решать сирийский народ. В Госдепартаменте незадолго до этого сообщали, что Тиллерсон собирается обсудить с турецким лидером, в том числе, переговоры в Астане, в которых участвуют Москва, Анкара и Тегеран.

Назло Обаме

Нынешняя американская риторика разительно отличается от позиции предыдущего хозяина Белого дома. Администрация Барака Обамы неизменно выступала за отстранение Асада, хоть со временем и смягчила свои требования. Если в самом начале сирийского конфликта экс-президент США говорил, что отставка должна состояться немедленно, то осенью 2015 года предшественник Тиллерсона Джон Керри уже допустил возможность «управляемого ухода в течение разумного периода времени».

Так, по мнению Керри, легче избежать «страха возмездия, потери жизни, мести». Если свергнуть сирийского президента слишком поспешно, в стране может произойти «взрыв, который лишит ее и ее граждан мирной жизни», говорил бывший глава Госдепартамента.

Уже после инаугурации Дональда Трампа свое мнение стали менять даже однопартийцы Обамы. В конце января член Палаты представителей от демократов Талси Гэббард съездила в Сирию и по возвращении назвала усилия США по свержению режима Асада контрпродуктивными и не соответствующими интересам самой Америки. «И, конечно, они не в интересах сирийского народа, — говорила Гэббард. — Вы можете думать об Асаде все, что угодно, но правда в том, что он — президент Сирии, и без переговоров с ним достичь мира там не получится».

Похожие взгляды она разделяла еще во время президентства Обамы, но не оговорила об этом настолько резко и открыто. При этом конгрессвумен усомнилась в том, что в Сирии в принципе существует умеренная оппозиция, которую можно было бы поддерживать: «Кто эти умеренные повстанцы, о которых постоянно говорят? Независимо от того, как называются эти группы, самыми сиьными вооруженными группировками в Сирии являются "Ан-Нусра" или "Аль-Каида" или ИГИЛ (все организации запрещены в России)».

Трамп, в отличие от Обамы, как до, так и после вступления в должность всячески подчеркивал, что главной своей целью в Сирии считает борьбу с исламистами. Еще в декабре он пообещал нанести быстрое поражение ИГИЛ, хотя и не изложил никакого конкретного плана. «Слишком долго мы двигались от одного опрометчивого вмешательства к другому, в странах, о которых вы раньше никогда не слышали. Это ненормально, и это прекратится», — говорил тогда еще только избранный президент. В конце января он по телефону договорился с Владимиром Путиным «наладить реальную координацию действий» с целью разгрома террористов в Сирии.

Наконец, 22 марта на встрече стран-участниц западной коалиции в Вашингтоне Тиллерсон еще раз обозначил приоритеты Белого дома. «Разгром ИГИЛ является для США целью номер один в регионе», — сказал он, проинформировав также о скором создании «зон безопасности» в Сирии и Ираке, в которые смогут вернуться беженцы. На это и на другие гуманитарные нужды США готовы выделить более двух миллиардов долларов, но каждая страна-участница коалиции должна тоже подумать о своем вкладе в общее дело, говорил госсекретарь.

Однако вплоть до сегодняшнего дня ни президент, ни его команда не говорили напрямую об Асаде и его будущем.  

Реалистичный взгляд на вещи

Опрошенные «Профилем» политологи считают, что нынешние заявления Хейли и Тиллерсона являются отражением того, что в Вашингтоне решили смотреть на ситуацию более трезво. «Задача по свержению Асада будет пролонгирована на некое ближайшее будущее. Сейчас у них будет цель закрепиться на северо-востоке Сирии. Там уже присутствует 11 военных объектов коалиции. А дальше уже они будут смотреть по ситуации, как можно поддавить и убрать Асада. Сейчас — пока сохраняется наше военное присутствие в Сирии — сделать это просто не получится. Так что нынешние заявление можно назвать просто более реалистичным взглядом на события», — отметил директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров.

Член оппозиционного Сирийского национального совета Махмуд аль-Хамза, соглашаясь с ним, вспоминает прежние высказывания представителей Белого дома: «Они и раньше говорили, что главная задача — борьба с ИГИЛ, с "Хезболлой" и с Ираном. Но, в то же время, если они будут бороться против Ирана, то это означает автоматическую борьбу и против Асада, вы же понимаете. Поэтому политику США можно назвать неясной. Она еще до конца не определена».

Американист Владимир Брутер говорит о естественном переходе к реальной политике, который происходит на наших глазах. «Убедившись, что Асада свергнуть не получилось, США сосредотачиваются на других вещах. Это совершенно нормальное явление. Предыдущая власть убирала Асада несколько лет. Нынешняя администрация получила эту тему в наследство и поначалу не хотела брать на себя ответственность. Теперь они поняли, что готовы, и сделали вот такие заявления. Это означает, что они готовы сотрудничать с Россией по вопросу дальнейшего обустройства в Сирии, а Асад останется у власти на время переходного периода, но не более. Дальше его судьбу действительно решит народ», — считает Брутер. 

Послевоенное устройство Сирии, по его словам, станет куда более серьезной проблемой для всех сторон. «Это многоконфессиональная страна, и в ней должна быть учтена возможность разных групп участвовать в управлении. ИГИЛ и другие группировки появились в суннитских районов как раз из-за того, что сунниты очень легко поднимались на борьбу против алавитской власти. И эти моменты следует учитывать и дальше. Власть алавитов, очевидно, не сможет дальше обеспечивать стабильность в стране».

Нынешнее же положение сирийского лидера собеседники «Профиля» оценивают по-разному. Семен Багдасаров из Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии считает, что Асад «пока ведет себя более-менее спокойно и все контролирует». «А уже дальше будут специальные операции, интриги внутри его окружения. Отряды самообороны могут дойти до ста тысяч человек. Как завтра это пойдет, сказать сложно». 

Махмуд аль-Хамза из Сирийского национального совета, напротив, уверен, что президент уже давно утратил реальную власть в своей стране, поэтому Вашингтон в любом случае не сможет найти с ним общий язык. «Все в руках других сил — Ирана, России. Америка хорошо понимает все это», — говорит аль-Хамза.

Американист Владимир Брутер называет Асада «ритуальной жертвой идеологической борьбы». «Ведь, по сути, чем он плох для Соединенных Штатов? Более надежного инструмента сдерживания исламских радикалов трудно придумать. Но его выбрали в качестве ритуальной жертвы из-за того, что он якобы диктатор. Понятно, что никакой демократии в Сирии, как и в Ираке, и в Ливане не бывает. Но и всех грехов, которые ему приписываются, за ним не числится», — резюмирует политолог. 

Не все гладко

Между тем, у Хейли и Тиллерсона есть противники в Конгрессе, в том числе и в родной для Трампа Республиканской партии. Сенаторы Джон Маккейн и Линдси Грэм, входящие в комитет верхней палаты по вооруженным силам, осудили изменения в американской стратегии по Ближнему Востоку. «Заявление Тиллерсона не учитывает трагическую реальность того, что сирийский народ не может решить судьбу Асада или будущее своей страны, когда его убивают правительственные войска, российская армия и иранские ополченцы, — заявил Маккейн. — Я надеюсь, что президент Трамп ясно покажет, что Америка не пойдет по этому самоубийственному и обреченному на поражение пути».

Грэм добавил, что отказ от отстранения Асада как главной цели может стать серьезной ошибкой и «обескураживающей новостью» для сирийской оппозиции и союзников Вашингтона в регионе.

Как ни парадоксально, но отчасти с ними согласна и сама Никки Хейли. За день до заявлений о смене приоритетов она в очередной раз обвинила действующий сирийский режим вместе с Россией и Ираном в военных преступлениях. Также дипломат напомнила, что Вашингтон поддерживает мирные переговоры по Сирии под эгидой ООН, поскольку страна не может больше оставаться «безопасным убежищем для террористов». Представитель администрации Трампа назвал эти слова постпреда отражением реалистичного взгляда на ситуацию. «Асад никогда не будет иметь достаточно сил, чтобы восстановить контроль над всей страной», — сказал он.

Проклятие Асада

За все время с начала сирийского конфликта лидеры многих стран высказывались за свержение Башара Асада. Британский премьер Дэвид Кэмерон говорил, что во власти к Сирии должны прийти силы, которые не терроризируют людей и смогут быть союзником Запада в борьбе с ИГИЛ. При этом он оговаривался, что Асад теоретически сможет войти в переходное правительство, но потом все равно должен будет предстать перед судом.

Барак Обама неоднократно говорил, что сирийский президент должен уйти ради мира в своей стране, в глазах которой он утратил легитимность. Незадолго до ухода со своего поста глава Белого дома заявлял, что сирийский режим вместе с союзниками в лице Москвы и Тегерана несет ответственность за события в Алеппо.

Президент Франции Франсуа Олланд выражал уверенность, что Асаду не может быть места в будущем Сирии, а его отстранение является непременным условием начала мирного диалога и возврата к нормальной жизни. В ответ Асад сетовал на то, что его коллега «опустился на невиданное доселе дно» и сам ответственен за происходящее в Сирии.

Некоторые СМИ и блогеры даже заговорили о «проклятии Асада», указывая на то, что большинство говоривших о неизбежности его ухода политиков вынуждены были уйти сами (Олланд оставит свой после апрельских выборов). Авторы вспоминали даже о Хиллари Клинтон, которая не смогла победить Трампа на выборах. Исключение пока составляют Ангела Меркель, не раз говорившая, что Асад не может быть союзником Германии, и многократно менявший свое мнение Реджеп Эрдоган. Последний много раз выступал против сирийского президента, с которым когда-то дружил, а прошлой осенью даже назвал его свержение главной целью операции турецкой армии «Щит Евфрата» (официально объявлена завершенной 29 марта), правда, спустя день Эрдоган отказался от своих слов.

Читайте больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK