Наверх
22 октября 2019
USD EUR
Погода

Джеб Буш и правые гномы

Под давлением движения «Чаепитие» претенденты на роль кандидата в президенты от республиканцев смещаются вправо. Однако соперничество за самую жесткую позицию вредит им самим. Их постоянный электорат – белые – постепенно вырождается.

Скотт Уолкер выходит на сцену под звуки тяжелого металла, чтобы излить свое негодование на правительство США. Вашингтон – это искусственное образование, «68 квадратных миль, окруженных действительностью», заявляет он в бальном зале отеля Gaylord в Мэриленде, где несколько тысяч правых собрались на конференцию «Консервативное политическое действие». Нужно, чтобы Белый дом прекратил мешать людям своими предписаниями, налогами и новыми законами: «Нынешнее правительство не даст нам ни свободы, ни роста!»

Овации.

Америке, «самой прекрасной стране в истории нашей планеты», наконец, нужен правильный лидер, убежден Уолкер – презиедент, «который сможет возглавить борьбу с исламистами!». Пиджак свободного кроя, рукава закатаны: он хочет продемонстрировать, что способен на это.

Люди поднимаются со своих мест, несмолкающие аплодисменты.

Скотт Уолкер, 47-летний губернатор штата Висконсин, – новая звезда Консервативной партии. Он входит в дюжину тех, кто намерен бороться за роль кандидата от правых и участвовать в предварительных выборах президента в следующем году. До сих пор Уолкер не обращал на себя внимание резкими заявлениями. Однако для выдвижения ему, как и его конкурентам, необходимы голоса правых избирателей с их специфическими воззрениями.

Для них государственное страхование на случай болезни – это уже социализм, гомосексуализм – болезнь, поддающаяся лечению, а владеть оружием – врожденное право каждого американца. Кроме того, они верят, что иммигранты – это обуза для США.

В поиске фаворитов

Следующие президентские выборы состоятся только в ноябре 2016 года, первые предварительные выборы президента – в январе в штате Айова. Однако уже сегодня претенденты на роль кандидата от республиканцев выходят на исходные позиции. Основная интрига: захотят ли республиканцы снова сделать ставку на человека истеблишмента, как в 2012 году, когда их выбор пал на Митта Ромни? Или же партия остановится на неожиданном кандидате правых масс, подобно тому, как демократы в 2008 году выдвинули Барака Обаму?

Для первого сценария есть Джеб Буш, сын 41-го президента Соединенных Штатов и брат 43-го. Джеб Буш уже собрал 10 млн долларов и до сих пор избегает риторики движения «Чаепитие». Он призывает к милосердию в отношении иммигрантов и к введению единых национальных образовательных стандартов. Постоянный электорат республиканцев презирает экс–губернатора Флориды за такие микроэлементы либерализма. Для этих людей он – символ прошлого, семейной династии, сращивания капитала и политической власти.

Новое, свежее, неожиданное олицетворяют Скотт Уолкер, а также сенаторы Рэнд Пол и Марко Рубио – ультралибертарианец с кубинскими корнями, ненавидящий государство и консерватор до мозга костей.

Если у республиканцев исход борьбы еще неизвестен, демократы, похоже, определились со своим фаворитом. И хотя бывший госсекретарь Хиллари Клинтон до сих пор официально не сделала такого заявления, в ее партии многие не сомневаются, что за президентское кресло будет бороться именно она. Сегодня Клинтон испытывает определенные трудности: будучи госсекретарем, она держала у себя дома частный почтовый сервер и самочинно решала, какие сообщения будут «приватными», а какие останутся для потомков. Но республиканцы только при случае вспоминают об этом скандале. Они заняты преимущественно собой и состоянием собственной партии.

Консервативные убеждения белых партийных масс, в среде которых вот уже несколько лет доминирует крайне правое движение «Чаепитие», стали проблемой республиканцев: для победы на предварительных выборах кандидат должен быть как можно более радикальным. Оданко затем, во время президентской кампании, ему нужно привлечь на свою сторону центр общества, обращаться к другим кругам, не ограничиваясь белым электоратом в так называемом сердце Америки между двумя побережьями. Для таких политиков, как Скотт Уолкер, это дилемма, а для партии – серьезное препятствие на пути в Белый дом.

В стратегическом отношении такая саморадикализация республиканцев влечет за собой немало ошибок. Общество становится все более разноплановым, иммигранты из Латинской Америки и других частей света все чаще решают исход выборов, белое большинство в стране неуклонно сокращается. Тем временем республиканцы все дальше смещаются вправо.

На последних выборах в Палату представителей и Сенат (в обеих палатах у консерваторов большинство) они добились больших успехов, чем на президентских выборах. Но дело здесь в том, что электорат консерваторов добросовестнее относится к выборам: многие сторонники демократов приходят голосовать только за президента.

Белое меньшинство

Чтобы вернуть себе Белый дом, республиканцы должны повысить свою привлекательность для афро-, латиноамериканцев и остальных иммигрантов. Митт Ромни, их последний кандидат в президенты, в 2012 году получил всего 27% голосов латиносов и 6% голосов черных американцев. Из представителей меньшинств 80% поддержали Барака Обаму.

Партийные стратеги констатировали это еще в своих аналитических отчетах по поводу фиаско в 2012 году. Однако нынешняя внутрипартийная кампания последовательно игнорирует структурную проблему республиканцев. И правые массы, и кандидаты действуют так, будто у них по-прежнему есть естественное право на Белый дом – и будто новых демографических реалий не существует.

Партия изо всех сил противится любым изменениям законодательства, которые позволят более чем 11 миллионам иммигрантов-нелегалов участвовать в общественной жизни. Сейчас она отчаянно мобилизуется на борьбу с указом Обамы, узаконившим пребывание нелегальных мигрантов в стране.

«Соединенные Штаты переживают поворотный момент, идет драматическое смещение этнодемографической карты страны, – пишет эксперт Брукингского института Уильям Фрей в своей последней книге. – Это взрыв многообразия». Как он считает, для успеха на президентских выборах республиканцы должны открыться меньшинствам и прилагать куда больше усилий, чтобы склонить на свою сторону испаноговорящее население.

Согласно опросу независимого Института Карсей, в 1990 году всего 32% американцев в возрасте до 20 лет были представителями тех или иных меньшинств. В 2012 году эта цифра составляла уже 47%. А к 2050 году белые в США перестанут быть большинством. Такие перспективы пугают прежде всего сторонников республиканцев. Большая часть кандидатов эксплуатирует эти страхи и декларирует радикальные взгляды. «Великая Старая Партия» действует так, будто утратила ориентиры. Да, ее объединяет категорическое неприятие Барака Обамы и Хиллари Клинтон, однако электорат правых сегодня не понимает, вокруг каких фигур и какого общественного проекта ему можно сплотиться. Партия разрывается между низовыми активистами движения «Чаепитие» и истеблишментом, между адептами консервативной культуры и либертарианцами. В то время как либертарианцы не прочь упразднить и налоги, и само государство, культурные консерваторы борются с абортами и эволюционизмом, как будто это самые насущные проблемы современности.

Демонтаж американского консерватизма

Идеологический вакуум, наряду с движением «Чаепитие», заполняют и правые интернет-сайты конспирологического толка, и весьма популярные в народе радиоведущие христиан-консерваторов, и телеканал Fox News, ультраправые новости и комментарии которого для многих американцев стали единственным источником информации. «Мы становимся свидетелями демонтажа американского консерватизма», – считает Майкл Уэрц, сотрудник близкого к демократическим кругам исследовательского «Центра за американский прогресс»: «запустение в партии и ее политической культуре» началось не позже 2008 года, когда Джон Маккейн сделал своим кандидатом на пост вице-президента Сару Пэйлин из «Чаепития».

Сегодня Пэйлин снова входит в эту тусовку, хотя шансов у нее никаких. То же можно сказать и о многих других персонажах из кунсткамеры консерваторов. На предвыборных мероприятиях рядом с серьезными кандидатами на сцене стоят такие люди, как Майк Хаккаби, Рик Санторум или Дональд Трамп. Некоторые годами финансируют свои амбиции из гонораров за лекции, книги, выуступления на телевидении – или, как Пэйлин, просто запускают собственный телеканал. По сути они злоупотребляют предварительными выборами, чтобы повысить цену собственного бренда.

На большинстве публичных мероприятий республиканцев в холлах стоят столы, на которых продаются интеллектуальные труды политиков, произносящих речи с трибуны. На недавней конференции «Консервативно-политическое действие» в Мэриленде можно было купить и обвинительное заключение Пэйлин о секуляризации Рождества. В багаже Санторума – книга «Дар Беллы», в которой он и его жена Карен описывают свою жизнь с восьмым по счету ребенком – девочкой–инвалидом. Миллиардер Дональд Трамп, который намерен впервые выдвинуть свою кандидатуру, сразу распродал все свои творения, включая «Мысли по-крупному и не тормози», «Думай как чемпион» и, разумеется, «Думай как миллиардер». Одна книга стоила 10 долларов, три можно было приобрести за двадцатку.

По причине засилья кандидатов с сомнительной репутацией предвыборная кампания пока напоминает травести-шоу с участием консерваторов. Это ударяет по более серьезным кандидатам. С одной стороны, они вынуждены реагировать на настроения эксцентричных конкурентов, которым нечего терять, а с другой – не могут запятнать своего доброго имени.

Соревнование, кто займет самую непримиримую позицию, отчасти обусловлено внешнеполитической прагматичностью. После шести лет президентства Обамы консерваторы спят и видят, как возвратить Америке никем не оспариваемый статус ведущей мировой державы.

В помещении театра в Де-Мойне, штат Айова, Ньют Гринвич в конце января констатировал: страну нужно будить, иначе произойдет нечто страшное. Ведь «почти 14 лет спустя после 11 сентября 2001 года мы можем проиграть войну с исламскими радикалами».

В 90-е годы Гингрич был лидером республиканцев в палате представителей, сегдня он – один из немногих, кто в этот раз не намерен выставлять свою кандидатуру. Собственную роль он видит в том, чтобы принудить всех кандидатов к твердой позиции. Настоящий американец вправе посылать исламистам в Сирии только один сигнал, заявляет он поучительно: «Я хочу убить тебя до того, как ты отрежешь мне голову».

Аудитория вне себя от восторга

Пока складывается впечатление, что наступление «Исламского государства» (ИГ) играет на руку консерваторам, которые получают возможность наконец возвратиться к самоуверенной внешней политике, призванной положить конец сдержанной линии в годы Обамы. Они призывают ввести американские войска в Сирию и Ирак – и считают, что сдвиг в общественном мнении подтверждает их правоту. После двух войн в Афганистане и Ираке американцы пресытились внешнеполитическими авантюрами. Однако кадры с исламистами, перерезающими горло гражданам США, снова изменили настроения в стране. Согласно опросу Квиннипэкского университета, 62% американцев выступают за наземную операцию против ИГ.

Претенденты от консерваторов объявили «войну культур»: христианство против ислама, добро против зла. Ведь это – столкновение с «врагом, атакующим Запад вот уже тысячу лет», заявляет, в частности, Рик Санторум. Его однопартиец, губернатор Луизианы Бобби Джиндал, говорит об исламистах так: «Им уготован ад!» Вероятно, Джиндал должен разбираться в этом вопросе – в молодости он принимал участие в сеансах экзорцизма.

Новоявленная воинственность – это одна из немногих тем, объединяющих консервативную партию сегодня. Она подразумевает жесткий курс в отношении Ирана и его ядерной программы, новую холодную войну с Россией, прекращение сближения с Кубой и безусловную солидарность с Израилем. На этой неделе 47 сенаторов-республиканцев в письме заявили иранскому руководству: даже если Тегеран подпишет ядерное соглашение с Обамой, оно все равно будет аннулировано. Несмотря на то, что такая постановка вопроса наносит удар внешнеполитическому авторитеру президента, провокация нашла сторонников на всех флангах партии.

Да, Джеб Буш тоже призвал нынешнего президента «исключить» Исламское Государство. Однако на фоне многих его конкурентов Буш, родственнику которого Америка обязана войной в Ираке, Гуантанамо и пытками утоплением, сегодня больше других символизирует – скажем так – благоразумие.

Перевод: Владимир Широков

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK