Наверх
19 сентября 2020

Британскому премьеру припомнили на прощание

Дэвид Кэмерон виновен в провале воздушной операции в Ливии в 2011 году, что в итоге привело к подъему «Исламского государства» (запрещено в РФ), –  так постановил специальный комитет британского парламента, давая оценку деятельности бывшему премьер-министру. Однако британские и европейские медиа, подводя итоги работы Дэвида Кэмерона, сходятся в том, что его главным поражением стал Brexit.

Парламентский комитет обвинил Дэвида Кэмерона в том, что операция в Ливии была проведена без должного планирования, а изначальная цель, защита жителей Бенгази от армии Каддафи, достигнутая за 24 часа, быстро сменилась «авантюрной» политикой по смене политического режима в стране. Выдержки из доклада появились в британских СМИ в среду, 14 сентября, два дня спустя после ухода Кэмерона из Палаты Общин.

«Результатом франко-американо-британского вмешательства стали политический и экономический коллапс, война между вооруженными группировками и племенами, гуманитарный и миграционный кризис, бесконтрольное распространение оружия режима Каддафи в регионе и подъем «Исламского государства» в северной Африке», – цитирует доклад парламентского комитета The Guardian.

Авторы доклада заключают, что Дэвид Кэмерон, как человек принимавший решения, виноват в том, что целостной стратегии в Ливии так и не было выработано. Бывшему премьер-министру также ставится в вину то, что британское правительство не смогло верно оценить природу ливийского восстания, реагируя на развитие событий лишь ситуативно. Кроме того, в докладе отмечается, что о связях международного терроризма в Ливии было известно и до 2011 года, но правительство упустило из виду возможность эксплуатации восстания исламистами. Сам Дэвид Кэмерон отказался беседовать с комитетом. 

В разговоре с «Профилем» руководитель Центра британских исследований Института Европы РАН, кандидат философских наук Елена Ананьева отметила определенные сходства «ливийского доклада» с докладами по Ираку, в которых давалась оценка действиям правительства Тони Блэра во время англо-американского вторжения в Ирак.

«В свое время, когда еще ничто не предвещало этот доклад, британская пресса писала, что Ливия для Кэмерона может стать тем, чем стал Ирак для Блэра. В докладе по Ливии говорится то же, что и говорилось в нескольких докладах по Ираку: что правительство было плохо информировано. В докладах утверждается, что плохо работала разведка, из-за чего правительство принимало решения, которые не были подкреплены достоверными данными. В частности, в докладе по Ливии говорится, что, согласно резолюции Совета Безопасности ООН, мандат был выдан на установление бесполетной зоны для защиты гражданских лиц. Как выяснилось потом, гражданские лица не подвергались опасности в той степени, в какой полагало британское правительство. Однако ничего не говорится о том, что проведенная операция нарушила мандат Совбеза, хоть и вышла за его пределы», – сказала Елена Ананьева. Последствия публикации доклада прогнозировать пока рано, считает эксперт.

Дэвид Кэмерон ушел в отставку с поста премьер-министра 13 июля 2016 года, а 12 сентября объявил об уходе из Палаты Общин, сказав, что для бывшего главы правительства невозможно оставаться на вторых ролях в парламенте. Британские и европейские медиа подводят итоги работы бывшего лидера консерваторов на посту премьер-министра в 2010-2016 годах.

пишет, что Кэмерон завершил политическую карьеру, несколько месяцев наблюдая, как Тереза Мэй, новый лидер консерваторов, избавляется от его союзников и отказывается от итогов его политики. Издание, ссылаясь на друзей бывшего премьер-министра, утверждает, что Кэмерон не хотел повторить судьбу Эдварда Хита, предшественника Маргарет Тэтчер, который с задних скамей Палаты Общин долгое время продолжал критиковать правительство «железной леди». Кроме того, пишетКэмерон опасался повторить судьбу другого бывшего премьер-министра – Тони Блэра, который подвергся жесткой критике в парламенте после переезда с Даунинг Стрит.

Неназванный соратник Кэмерона сообщилчто именно поведение Терезы Мэй, демонстративно дистанцировавшейся от бывшего лидера партии, подтолкнуло его уйти из парламента. Кэмерон, якобы, сказал друзьям, что Мэй не говорила с ним с момента, как стала премьер-министром. 

Британские и европейские медиа, подводя итоги работы Дэвида Кэмерона, сходятся в том, что его главным поражением стал Brexit – референдум, проведение которого лидер партии консерваторов поддержал, но не сумел убедить британских подданных проголосовать за сохранение королевства в составе ЕС.

Елена Ананьева считает, что в заслугу правительству Кэмерона можно поставить итоги экономической политики, однако результаты голосования по членству Великобритании в ЕС стали личным поражением бывшего премьер-министра.

«После кризиса 2008-2009 годов британское правительство, сначала коалиционное, а потом и однопартийное, поставило себе цель в экономике – снизить дефицит государственного бюджета и государственный долг. Снизить дефицит удалось с 8 до 4 процентов. Но сделано это было за счет мер жесткой экономии, которые больно ударили по простым британцам. Государственный долг остается в районе 90 процентов, просто потому что это накопленный долг и выплаты по нему снижаются только постепенно. Безработица в Британии остается на низком уровне, и, в принципе, экономические успехи королевства за время правления Кэмерона очевидны», – сказала Ананьева.

Однако к внешней политике Кэмерона остаются вопросы в самой Британии.

«Вспомним еще один доклад парламентского комитета по отношениям с ЕС, занимавшегося украинским кризисом и также подвергшего критике внешнюю политику Кэмерона. В докладе было сказано, что правительство «как лунатик вошло в украинский кризис» (sleepwalking into the Ukrainian crisis)», – напомнила эксперт.

Премьерство Кэмерона, по мнению европейских и британских СМИ, запомнится, прежде всего, референдумом о выходе из ЕС – Brexit.

«Конечно, оценки последствий выхода Британии из ЕС могут быть разными, но это, безусловно, стало личным поражением Кэмерона, потому что исходя из узкопартийных тактических задач – победить на выборах в 2015 году, сохранить единство партии и предотвратить отток сторонников консерваторов к партии независимости Соединенного Королевства – он и обещал референдум по членству Великобритании в ЕС. Тем самым Кэмерон поставил под удар стратегические позиции и цели Британии, как он их понимал», – считает Елена Ананьева.

Читать полностью (время чтения 3 минуты )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK
19.09.2020