Top.Mail.Ru
Наверх
27 ноября 2020

Россиян защитят от необоснованных обвинений в наркоторговле

©Shutterstock / Fotodom

Правительство предлагает запретить полицейским возбуждать уголовные дела о сбыте наркотиков без четких и полных данных, указывающих на передачу вещества от одного гражданина другому. Также на этом этапе необходимо будет получить экспертное заключение о том, что именно и в каком количестве было продано. Такая мера должна защитить граждан от необоснованного вовлечения в «доследственные» проверки и уголовные дела и снизить коррупционные риски в антинаркотических делах. Соответствующий законопроект приняла Госдума в первом чтении. Между тем эксперты сомневаются, что предложенные меры дадут эффект на практике, так как являются формальным откликом законодателя на резонансные антинаркотические дела.

Законопроект реализует пожелания гражданского общества, заявил статс-секретарь – заместитель Министра внутренних дел РФ Игорь Зубов, представляя документ на заседании Госдумы. По его словам, от представителей различных институтов гражданского общества и СМИ поступают многочисленные обращения, суть которых сводилась к требованию закрепить в законе правило: нет наркотика – нет уголовного дела; нет законно подтвержденного факта передачи наркотика – нет состава сбыта наркотика.

«Мы против того, чтобы возбуждались уголовные дела с формулировками «неустановленные лица в неустановленную дату продали неустановленному лицу то-то, – сказал замминистра. – Такое решение позволит исключить практику возбуждения уголовных дел в ситуациях, когда при наличии у человека признаков наркотического опьянения сами наркотики не обнаруживались и не изымались, и даже определить, какие именно сильнодействующие вещества были употреблены и как они попали к этому человеку, не представилось возможным».

По данным МВД, в 2019 году в отношении неустановленных сбытчиков было возбуждено около 26 тысяч уголовных дел. Из них по результатам расследования в суд было направлено только 23, причем по трем делам обвиняемые были оправданы.

Кто, где, когда

Продажа наркотиков организуется на транснациональном уровне с применением новейших информационных технологий на иностранных сегментах интернета, говорится в пояснительной записке. На этом фоне является неэффективной сложившаяся практика возбуждения уголовных дел о сбыте в отношении неустановленных лиц, если нет данных, что именно сбывали и как. Подавляющее большинство таких уголовных дел возбуждается по материалам, выделенным из дел о незаконном потреблении, а также о смертях от передозировки или при ДТП.

МВД предлагает исправить это, дополнив статью 146 УПК РФ частью шестой, согласно которой уголовные дела о сбыте наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов (ст. 228.1 и ст. 228.4 УК РФ) не могут быть возбуждены при отсутствии данных о виде, массе и наименовании наркотиков, а также достаточных данных, указывающих на их передачу другим лицам. Для определения вида, размеров, названий и свойств веществ нужно опираться на соответствующее заключение экспертов.

При этом, если человек умер от передозировки или у погибшего в ДТП обнаружены признаки наркотического опьянения, оперативно-розыскные мероприятия (ОРМ) проводить все же необходимо. Также основанием для их проведения являются полученные сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния.

То есть ОРМ проводить нужно, а возбуждать уголовное дело – нет. Авторы законопроекта считают, что такой подход не только усилит эффективность работы полиции, но и снизит коррупционные риски, связанные с возбуждением подобных дел.

Закон суров: особенности наказания за ДТП со смертельным исходом в разных странах

Законопроект приняли в первом чтении абсолютным большинством голосов, однако критике он все же подвергся. Первый замруководителя фракции «Справедливая Россия» Олег Нилов заявил, что нужно не отменять практику возбуждения уголовных дел, а более эффективно их расследовать. Ведь количество людей, погибших от передозировки и в ДТП по вине наркоманов, только растет, в том числе с участием известных людей. Например, недавнее ДТП с участием Михаила Ефремова.

В отношении виновника ДТП возбудили дело по п. «а» ч. 4 ст. 264 УК РФ (нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортного средства, совершенное лицом в состоянии опьянения и повлекшее смерть пострадавшего), а после экспертизы еще одно – о сбыте наркотиков, по которому Ефремов проходит в качестве свидетеля. «Возбудили дело по тому, где он наркотики купил, у кого приобрел? Ликвидировали эту точку сбыта? Нет. А теперь тем более не будут расследовать, не будут искать», – возмутился Нилов.

Надо сказать, что действующее законодательство карает не только сбыт, но и все остальные действия с наркотиками: покупку, хранение, изготовление, перевозку, контрабанду, хищение или вымогательство, а также употребление без назначения врача. При этом за сбыт и хранение одного и того же наркотика предусмотрены разные меры ответственности и разный режим отбывания наказания. Там, где хранение может привести к условному наказанию, сбыт будет караться длительным сроком, вплоть до пожизненного.

Про галок и людей

По статье 228.1 Уголовного кодекса РФ, на защиту от необоснованного привлечения по которой направлены предложенные МВД поправки, было возбуждено резонансное уголовное дело в отношении журналиста Ивана Голунова.

Его задержали в июне прошлого года в Москве и обвинили в покушении на сбыт наркотиков. Никаких следов запрещенных препаратов в крови парня не обнаружили, но полицейские при досмотре якобы нашли у него пять свертков с мефедроном, а при обыске в квартире еще и кокаин. Как сообщало ГУ МВД по Москве, журналиста проверяли на причастность к группировке, занимающейся сбытом наркотиков в столичном регионе.

Сам Голунов заявил, что наркотики ему подбросили. При этом он не исключал, что таким образом его пытаются заставить прекратить расследование о незаконном бизнесе, над которым он тогда работал.

Коллеги журналиста начали широкую общественную кампанию в его поддержку, к которой присоединились другие СМИ, правозащитники, гражданские активисты. К истории подключились омбудсмены Татьяна Потяева и Татьяна Москалькова, о ситуации доложили президенту Владимиру Путину.

Общественный резонанс привел к тому, что спустя пять дней дело прекратили, с журналиста сняли все обвинения. Еще через два дня своих должностей лишились два генерала полиции, а в январе 2020 года были арестованы пятеро бывших полицейских, подозреваемые в том, что подбросили Голунову наркотики.

Дело Голунова привлекло внимание к работе полиции и судов по борьбе с незаконным оборотом наркотиков в целом. В поддержку изменения законодательства выступили уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова и глава Счетной палаты Алексей Кудрин. Полиция подменяет борьбу с распространением наркотиков борьбой с потребителями, чтобы повысить раскрываемость тяжких преступлений, заявила Москалькова. А Кудрин отметил: «Хорошо, когда ошибки признают и исправляют, но ежегодно по наркотическим статьям осуждают около 130 тыс. человек».

Председатель Госдумы Вячеслав Володин дал поручение главам профильных комитетов проанализировать правоприменительную практику по соответствующим статьям УК РФ. Была создана рабочая группа по совершенствованию законодательства в сфере противодействия незаконному обороту наркотических средств, куда вошли депутаты, представители правоохранительных органов, правозащитники и эксперты. Рассматривались варианты поправок, направленных на смягчение статьи 228 УК. Например, предлагалось уменьшить максимальное наказание за приобретение и хранение наркотиков в крупном размере с 10 до 5 лет, а в особо крупном размере – с 15 до 10 лет.

Однако этой истории не суждено было закончиться. Против декриминализации «антинаркотической» статьи неожиданно выступил президент. «Никакой либерализации здесь быть не может, потому что угроза для нашей нации и народа очень велика», – сказал он, все же отметив, что сажать людей в тюрьму ради «галок» недопустимо.

Смягчать нельзя помиловать

Госдума и правительство оказались в сложном положении – смягчать антинаркотические статьи нельзя, но как-то реагировать на скандал в правоохранительных органах и общественный резонанс нужно.

«Не исключено, что эти поправки являются своеобразным отчетом перед обществом и руководством государства о принятии законодательных мер по борьбе с негативными явлениями в рассматриваемой сфере, но их содержание позволяет утверждать, что в действительности никто ничего менять не собирается», – говорит советник Федеральной палаты адвокатов (ФПА) РФ Евгений Рубинштейн.

Доступ разрешен: как новые полномочия полиции отразятся на жизни россиян

Предлагаемые изменения, к сожалению, не имеют никакого отношения к борьбе с незаконными явлениями в правоохранительной деятельности и не изменят правоприменительную практику. Между тем случаи подбросов наркотических средств не редкость, отмечает эксперт. Особенно, если речь идет о так называемых «заказных» уголовных делах, когда требуется привлечь к уголовной ответственности законопослушного человека.

«Исполнение такого «заказа» не представляет особой сложности в процедуре физического захвата и задержания. Неожиданность захвата, невозможность контроля за ручной кладью и карманами, оперативность в исполнении делает подброс достаточно простым способом помещения наркотического вещества в отделы одежды для хранения. Естественно, что сотрудники правоохранительных органов никогда не признаются в совершении указанных незаконных действий (иначе сами могут быть привлечены к уголовной ответственности), а представители общественности (понятые) приглашаются лишь для изъятия подброшенных наркотических средств из одежды «подозреваемого», в связи с чем не видят процедуру подброса. Поэтому доказывание существующими в законе способами факта подброса представляет большую сложность. А в условиях обвинительного уклона российского правосудия, одно из проявлений которого заключается в блокировании действий стороны защиты по выявлению преступного факта подброса, его доказывание становится практически невозможным. Все эти обстоятельства являются причиной распространенности таких незаконных мероприятий», – пояснил Рубинштейн.

По словам советника ФПА, для изменения этой практики и более эффективного выявления «подбросов» нужно начать с закона «Об оперативно-розыскной деятельности», сформулировать более ясно и конкретно основания для производства оперативно-розыскных мероприятий, чтобы сделать их проверяемыми. Тогда такие мероприятия нельзя будет проводить в отношении практически любого человека.

Также следует вводить повышенные требования к порядку и условиям производства оперативных мероприятий, а при наличии даже незначительных нарушений нивелировать их результаты и доказательственную ценность. Целесообразно также усовершенствовать процедуру выявления и установления фактов «подбросов», выводить ее из сферы ведомственного выявления путем рассмотрения сообщения о преступлении в сферу публичного рассмотрения с переложением бремени доказывания и обоснования на сотрудников правоохранительных органов. «Можно продолжить перечислять эти способы, но если до сих пор государство не может обеспечить элементарный беспрепятственный доступ адвокатов к задержанным лицам, то о дальнейших преобразованиях говорить не приходится», – резюмирует Рубинштейн.

Законопроект исключает возможность применения уголовной ответственности за сбыт наркотиков только на основании предположений полицейского, что они готовятся к передаче другим лицам, говорит адвокат Виолетта Волкова. Такие предположения могут быть основаны на том, что вещества расфасованы или найдены весы со следами наркотиков.

Судебная практика уже пошла по пути максимального отказа от использования таких предположений, и если в материалах дела отсутствуют  доказательства сбыта, суды рассматривают это как хранение.

Проблемы правоприменения могут быть и здесь, отмечает адвокат. Как исполнитель расценит понятие о необходимых для возбуждения дела «достаточных данных, указывающих на их передачу другим лицам»? Будет ли наличие развешанных на дозы наркотических средств признаваться достаточными данными? Или наличие весов, на которых имеются следы наркотических средств? Или обязательно будет нужен факт передачи или подготовки такой передачи?

«Каким образом правоприменитель будет трактовать фразу «достаточные данные», мы сможем увидеть только с течением времени – достаточность таких данных будет складываться в судебной практике сначала судов первой инстанции, а затем апелляционных и кассационных судов. И только после систематизации выльется в очередное постановление пленума ВС РФ, которое окончательно расставит точки над i», – полагает Волкова.

Ситуацию с подброшенными наркотиками поправки не изменят, говорит адвокат. Доказать подброс крайне сложно, «дело Голунова» – одно из немногих исключений из общего правила. «Только вмешательство общественности и общий всплеск корпоративной поддержки СМИ смогли выявить и пресечь указанное преступление. Обычно все проходит формально. Формально же рассматривается. И в местах лишения свободы оказываются невиновные люди», – подчеркивает Волкова.

Читать полностью (время чтения 7 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK
27.11.2020