19 марта 2019
USD EUR
Погода

У Amazon, Facebook и Google появился повод для беспокойства – их хотят раздробить

Сенатор-демократ от штата Массачусетс Элизабет Уоррен

Сенатор-демократ от штата Массачусетс Элизабет Уоррен

©COREY SIPKIN / AFP/ EastNews

В международный женский день, 8 марта, сенатор-демократ от штата Массачусетс Элизабет Уоррен встретилась на Лонг-Айленде с жителями Нью-Йорка. Сама по себе такая встреча, на которую собрались около 300 человек, не столь уж примечательное событие. И с праздником оно связано не было. Но оно сильно взбудоражило IT-сообщество. Сенатор открыто призвала “разделить технологических гигантов”. Однако, по порядку.

Элизабет Уоррен не просто сенатор. Она опытный, популярный и довольно влиятельный политик. В самый канун Нового года стало известно, что Уоррен рассматривает возможность выдвижения кандидатом от Демократической партии на президентских выборах 2020 года. И уже 9 февраля в городе Лоренс, в своем родном Массачусетсе, сенатор объявила, что примет участие в праймериз. Лоренс был выбран не случайно. Здесь 10 января 1860 года обрушилось здание текстильной фабрики “Пембертон Милл”, что привело к гибели около 100 человек, а общее число пострадавших составило более 300, большинство из которых женщины. Эта трагедия считается одной из крупнейших промышленных катастроф в истории США. В том же Лоренсе в январе-марте 1912 года состоялась самая масштабная в американской истории стачка текстильных рабочих, известная как “Забастовка хлеба и роз”, которая совсем чуть-чуть опередила апрельские события на Ленских золотых приисках в России. Сами слова “Хлеба и роз”, ставшие политическим девизом событий, – это название опубликованного годом раннее стихотворения Джеймса Оппенгейма и его лейтмотив: “Наши сердца страдают также, как и наши тела — дайте нам хлеба, но дайте нам также розы!”

На встрече на Лонг-Айленде Элизабет Уоррен еще раз подтвердила, что планирует выдвигаться на пост президента. Лонг-Айленд тоже выбран не случайно. Именно здесь компания Amazon собиралась строить свою вторую штаб-квартиру (основная находится в Сиэтле). Вообще-то, IT-гиганты всегда старались держаться в стороне от Нью-Йорка и Вашингтона. Amazon стала первой из числа этих компаний, кто решил нарушить традицию. В сентябре 2017 года Amazon объявила о планах вложить более $5 млрд в новый кампус и создать дополнительно около 50 тысяч рабочих мест. Нью-Йорк был не единственным кандидатом. В январе 2018 года Amazon обнародовала финальный список, куда вошли 20 городов-претендентов; на предварительном этапе рассматривались также варианты размещения в Канаде и Мексике. Еще одна потенциальная площадка находится в Вирджинии, прямо под боком у Пентагона. Однако 14 февраля этого года стало известно, что в Amazon окончательно отказались от планов на Нью-Йорк. Ключевую роль здесь сыграли представители Демократической партии, прежде всего активно раскручиваемая демократическая социалистка Александрия Окасио-Кортес. В частности, постоянно подчеркивалось, что Amazon претендует на налоговые льготы в то время, как городская социальная инфраструктура все больше ухудшается из-за недостаточного финансирования. А еще, появление кампуса крупной технологической компании неизбежно приведет к росту цен на жилье. Как было сказано в заявлении Amazon, штат и муниципальные власти не продемонстрировали позитивный настрой на долгосрочную совместную работу, а некоторые даже “дали ясно понять, что они против нашего присутствия и не собираются сотрудничать”.

Так что Элизабет Уоррен тут же сорвала аплодисменты, обратившись к собравшимся со словами: “Да, у нас есть эти гигантские корпорации. Неужели здесь, на Лонг-Айленде, я должна объяснять людям, что они способны скрутить в бараний рог кого угодно?” И сравнив Amazon с деспотией Капитолия из “Голодных игр”, продолжила без обиняков: “С меня довольно этих паразитов-миллиардеров!» По мнению сенатора, нужны “масштабные структурные изменения”. А именно, нужно разделить крупные технологические компании, такие как Amazon, Google и Facebook. В посте, опубликованном в тот же день на популярной блог-платформе Medium,  Уоррен поясняет: “Сегодня технологические гиганты имеют слишком много власти — над нашей экономикой, над нашим обществом, над нашей демократией. Они давят конкуренцию, используют наши с вами личные данные для обогащения. Пользуясь своим положением, они душат малый бизнес и тормозят инновации.” Впрочем, на официальной странице сенатора эта информация пока не появилась.

Конечно, Уоррен и раньше высказывала подобные мысли. И не она одна. И не только демократы очень недовольны IT-гигантами. Даже Трамп недвусмысленно намекает (например, в интервью 30 августа 2018 года): “Я не хотел бы говорить о разделе. Или конкретно называть кого-то, Amazon там, или Facebook. Но вы знаете, многие считают, что там очень нехорошая антимонопольная ситуация. У всех троих (под третьим имеется в виду Twitter – прим. «Профиль»). Я просто не хочу комментировать.” В отличие от Трампа, Элизабет Уоррен хочет комментировать. И не просто комментирует, но говорит, что именно нужно делать с “плохими парнями”.

У сенатора Уоррен есть и конкретный план на случай ее избрания президентом. Во-первых, она хочет законодательно отделить владельцев крупных сетевых платформ от поставщиков. Схема и логика такая же, как с Третьим энергопакетом ЕС: в вашей трубе должен быть чужой газ. Если оборот компании составляет 25 и более миллиардов долларов, все поставщики должны быть независимыми. Никаких “но”. Компании поменьше (с оборотом от 90 миллионов до 25 миллиардов) смогут реализовывать также собственные товары и услуги, но с соблюдением строгих правил добросовестной конкуренции. Названы и конкретные нарушители: пока это торговая площадка Amazon и рекламная платформа Google. Им уже вынесен приговор: “Этих — разделим.” Также разделу подлежит поисковый сервис Google.

Во-вторых, будущий президент Уоррен собирается назначить регулятора, который опротестует и ликвидирует слияния технологических компаний, мешающие свободной конкуренции. Закон это позволяет. Здесь под раздачу попадают все те же Amazon (сделки с Whole Foods и Zappos), Google (сделки с Waze, Nest и DoubleClick), а также примкнувший к ним Facebook (этих за WhatsApp и Instagram). Конкретные сделки упомянуты сенатором больше для примера, на самом деле, список там очень длинный.

В принципе, идея поделить монополию очень близка американцам. Они гордятся тем, что у них одно из самых старых антимонопольных законодательств в мире. Так называемый антитрестовский “Акт Шермана” был принят еще в 1890-м, всего на год позже канадского антимонопольного закона. Сам Джон Шерман не дожил до настоящего триумфа своего детища — раздела рокфеллеровской Standard Oil в 1911 году, хотя именно действия Рокфеллера во многом подтолкнули разработку закона. В 1914-м был принят “Закон Клейтона”. Он запретил ценовую дискриминацию и продажи “в нагрузку”, ограничил слияния и поглощения во вред конкуренции, определил конфликты интересов, и урегулировал некоторые другие вопросы. Этот же закон учредил и Федеральную торговую комиссию.

До поры до времени высокотехнологичный сектор как сыр в масле катался. Его любили и поддерживали. И общество, и власти. Но по мере того, как прогресс, особенно в области искусственного интеллекта, становился все более революционным, чем эволюционным, в обществе стала нарастать настороженность. А конфликты с существующими социальными институтами, например, с системой права, стали быстро увеличиваться количественно и углубляться качественно. Со своей стороны, власти, как бы вдруг, осознали, что имеют дело с настоящими экономическими монстрами, бюджеты которых превышают бюджеты целых государств. Это им бы еще простили. Если бы не политика. Вообще-то, IT-компании никогда не лезли в политику. Наоборот, они всегда старались дистанцироваться от нее. Но так получилось, что мы вступили в период глобального кризиса идеологий, особенно, традиционных политэкономических конструктов времен промышленных революций, мировых войн и краха колониальной системы. А тут хайтек предлагает довольно привлекательную альтернативу. Эдакий технофутуризм от трансгуманизма до техногайянизма — они там сами еще не очень разобрались, кто на ком стоял, но всем должно быть хорошо. Оказалось, однако, что эта “техновсячина” по своей сути антигосударственна. А в своем максималистском и довольно вульгарном антропоцентризме ещё и очень антисоциальна. А вот это уже весьма серьезно.

Все, что происходило до сих пор можно считать рекогносцировкой и пристрелкой. Выступление Элизабет Уоррен — это объявление войны. И даже если завтра сенатор Уоррен вдруг решит уйти из политики, война состоится. В крайнем случае немного отложат. В любом случае нас ждут увлекательные события. Трудно сказать, действительно ли выиграет американский малый и средний бизнес о котором на словах так радеют политики. А вот глобальная конкурентоспособность американского высокотехнологичного сектора пострадает наверняка. Так что впереди не только увлекательные, но и весьма поучительные события.

Читайте больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK