logo
27.10.2018 |

Прогресс убивает

Западу открылась темная сторона саудовского принца-реформатора

Скромный в личной жизни, жаждущий перемен и глядящий в поисках вдохновения на Запад – неудивительно, что Мухаммед стал героем американских и европейских СМИ Фото: PA Wire⁄PA Images⁄TASS

«Я считаю, что наследному принцу Саудовской Аравии Мухаммеду ибн Салману нужна свободная пресса. Я предлагаю кувейтскую модель. В Кувейте, даже несмотря на то, что это монархия, у СМИ есть больше возможностей для того, чтобы обсуждать, контролировать и выступать в роли баланса для правительства. Но они не критикуют эмира. Я считаю, это вполне обоснованная идея. Я не экстремист, я не согласен с саудовцами, которые призывают к смене режима и тому подобным вещам. Это просто глупо, Саудовской Аравии ничего такого не нужно. Я верю, что система работает, я просто хочу, чтобы ее реформировали, чтобы она позволила мне возвышать голос и говорить».

Это цитата из интервью саудовского журналиста Джамала Хашогги, которое он дал изданию The Economist 26 июля этого года. Спустя два с половиной месяца он на собственной шкуре узнал, как работает система, которую он хотел реформировать: 2 октября Хашогги вошел в консульство Саудовской Аравии в Стамбуле и бесследно исчез. Прошло две недели, прежде чем Эр-Рияд публично признал, что журналист был похищен, подвергнут пыткам и убит. Саудовские власти обвинили в этом рядовых сотрудников спецслужб: дескать, ни наследный принц Мухаммед, ни его помощники никаких приказов не отдавали и вообще были не в курсе спецоперации по ликвидации Хашогги. Во всем виноваты безвестные оперативники, которых, разумеется, найдут и самым жестоким образом накажут.

В мире этим оправданиям поверил, похоже, только тот, кто очень хотел. Но иной линии оправдания у Эр-Рияда просто нет: если признать, что принц Мухаммед каким-либо образом замешан в истории с похищением журналиста, рухнет миф о царственном реформаторе и благородном демократизированном дикаре, с таким трудом выстроенный совместными усилиями западных и саудовских пропагандистов.

Хороший, добрый, прогрессивный

Как следует из официальной биографии принца Мухаммеда, в которой тщательно выверено каждое слово, с ранних лет он демонстрировал задатки реформатора. В 22 года будущий кронпринц стал советником совета министров и принялся наводить порядок в бюрократическом аппарате, добившись в итоге того, чтобы процедуры, на которые раньше уходило два месяца, осуществлялись за одни сутки.

Позже он основал собственную НКО MiSK Foundation, которая занималась поддержкой талантливой молодежи, созданием бизнес-инкубаторов и финансированием стартапов. Когда его дядя, тогдашний король Абдалла, попросил его навести порядок в министерстве обороны, Мухаммед привлек к работе западные аудиторские фирмы. Год за годом, день за днем юный принц создавал себе имидж прогрессивного политика, увлеченного западной культурой и желающего реформировать консервативное общество Саудовской Аравии.

Став в 2017 году наследным принцем, Мухаммед развернулся на полную. Западная пресса с восхищением писала о его мегапроектах – программе глубоких реформ Vision:2030, призванной превратить ваххабитское королевство в мирового лидера в сфере технического развития, создании чудо-города Neom на побережье Красного моря, стремлении отказаться от ультраконсервативного ислама в пользу умеренного варианта этой религии.

Скромный в личной жизни, жаждущий перемен и глядящий в поисках вдохновения на Запад – неудивительно, что Мухаммед стал героем американских и европейских СМИ. С его именем связывали последние перемены в жизни Саудовской Аравии: отмену запрета женщинам водить машину, разрешение посещать кинотеатры, пропаганду западной культуры, которой занимается недавно созданный департамент развлечений. При этом на деяния, не вписывающиеся в этот образ, журналисты предпочитали закрывать глаза, а если и упоминали о них, то мимоходом. Это неудивительно: долгие годы американцы выслушивали упреки в лицемерии и приверженности двойным стандартам – дескать, они так много говорят про права человека, но при этом игнорируют то, что в Саудовской Аравии – близком союзнике Вашингтона – эти самые права постоянно вопиющим образом нарушают. Когда забрезжила надежда на то, что ближневосточное королевство превратится в государство, дружить с которым больше незазорно, Соединенные Штаты с радостью ухватились за эту идею. Не случайно мартовский визит Мухаммеда в США превратился в его триумф: принц охотно фотографировался и раздавал интервью, демонстрируя открытость и стремление идти в ногу со временем.

Лишь жестокое убийство Хашогги заставило многих западных политиков и экспертов заглянуть в бездну, которой они тщательно избегали.

Во всем виноваты шейхи и бунтовщики

«Одно слово со стороны шейхов – и вы не оберетесь проблем. Иногда приходится жертвовать благом отдельных людей ради блага государства».

Так один из высокопоставленных саудовских чиновников объяснял американской прессе, почему Мухаммед ибн Салман вынужден прибегать к репрессиям. До поры до времени саудовскому принцу удавалось создавать впечатление, что репрессии – это необходимое зло: они, дескать, направлены против консерваторов, пытающихся затормозить прогресс, или либералов, которые пошли по неверной дорожке и, вместо того чтобы поддержать принца, пытаются лишить его власти, то есть опять-таки сорвать процесс реформирования королевства.

Но в последнее время убеждать в этом иностранных наблюдателей становится все труднее. Арестованные сидят в тюрьмах месяцами без предъявления обвинения, не имея возможности нанять адвоката, несмотря на все обещания принца Мухаммеда обеспечить честное и прозрачное судопроизводство. В прошлом году в Саудовской Аравии казнили 146 человек, в том числе 59 – за провоз и употребление наркотиков. По 2018 году данных еще нет – известно лишь, что к апрелю были обезглавлены 48 человек. Саудовский меч не видит различий между подданными королевства и гражданами других государств – разница лишь в составе преступлений. С того момента, как Мухаммед стал наследным принцем, среди казненных все чаще попадаются правозащитники и гражданские активисты.

Характерный пример – дело шиитки Исры аль-Хомгам, которая выступала за расширение прав женщин. Ее арестовали еще в 2015 году и обвиняют в том, что она участвовала в протестах, выкрикивала речевки, оскорбительные для власть имущих, пыталась пропагандировать идеи равноправия, сняла протестную акцию на видео и выложила в соцсеть. 20 августа ей отрубили голову, десятки активисток, участвовавших в той же акции, до сих пор ждут приговора.

Emrah Gurel⁄AP⁄TASS
До тех пор, пока Эр-Рияд официально не признал, что Хашогги был убит в генконсульстве, у его стен проходили манифестации с требованием освободить пропавшего журналиста. Участники этих акций не верили в то, что с Хашогги расправились прямо в здании официального представительства КСАEmrah Gurel⁄AP⁄TASS

Война и самокритика

На критику со стороны принц Мухаммед и его окружение реагируют крайне болезненно. В августе канадский премьер Джастин Трюдо призвал Эр-Рияд освободить задержанных активистов и улучшить ситуацию с правами человека. Ответа долго ждать не пришлось: канадский посол был выслан из королевства, торговые отношения между странами заморожены, всем саудовским студентам и исследователям, учащимся и работающим в Канаде, приказано вернуться домой.

«Мы не собираемся изображать мяч в канадских внутриполитических играх, – объяснил глава МИД Саудовской Аравии Адель эль-Джубейр. – Поищите себе другой мяч. Помириться с нами очень легко: извинитесь и признайте, что совершили ошибку».

Так уже поступила Германия: в ноябре прошлого года глава немецкого МИД Зигмар Габриэль покритиковал Саудовскую Аравию за авантюры на Ближнем Востоке, после чего саудиты немедленно отозвали своего посла из Берлина и отказали в аккредитации немецкому послу. Немцы сначала пошли на принцип, внеся в парламент закон о запрете экспорта оружия и товаров двойного назначения в страны, нарушающие права человека, но правозащитного запала хватило всего на десять месяцев. В сентябре на очередной сессии Генассамблеи ООН новый глава МИД Германии Хайко Маас объявил, что произошло недоразумение – Берлин и Эр-Рияд недопоняли друг друга и немецкое правительство крайне сожалеет о произошедшем.

Все это выглядело на редкость цинично, учитывая, что изначально немцы пытались таким образом остановить кровавую бойню в Йемене. Саудовцы втянулись в нее еще три года назад с подачи принца Мухаммеда – он в то время занимал пост министра обороны. Тогда казалось, что отлично вооруженная армия саудитов и их союзников легко разгромит отряды повстанцев‑хуситов. Но все получилось иначе: уже который месяц саудовские войска несут тяжелые потери от плохо вооруженных йеменских ополченцев, умудряющихся в буквальном смысле при помощи палок и тряпок сжигать саудовские «абрамсы».

Саудовцы отвечают блокадой, из-за которой Йемен балансирует на грани гуманитарной катастрофы, и свирепыми бомбардировками. С начала войны авиация коалиции, возглавляемой Саудовской Аравией, совершила 16 тысяч вылетов. Саудовские пилоты бомбят любую подозрительную группу людей (зачастую это оказываются свадебные процессии или толпы торговцев на рынках) и любое строение – школы, больницы, электрические станции. С начала саудовской интервенции, по самым скромным подсчетам, в Йемене погибли более 10 тысяч человек, тысячи умерли от голода, миллионы стали беженцами.

В апреле 2018 года принц Мухаммед объяснял журналу Time: «Ошибки случаются в любой военной операции. Разумеется, любая ошибка, сделанная Саудовской Аравией или нашими партнерами по коалиции, непреднамеренная».

До последнего времени американские политики делали вид, что верят словам принца. Действительно, не разрывать же 110‑миллиардный контракт на поставку вооружений из-за такой мелочи, как несколько тысяч погибших йеменцев. Но после убийства Хашогги в американских СМИ, экспертных и политических кругах стали все чаще подниматься неприятные вопросы – особенно после того, как обнаружилось, что саудовцы развернули в соцсетях охоту на недовольных и помогают им в этом американские компании.

Повелитель мух и троллей

Круглое добродушное лицо, широкая улыбка – и не скажешь, что этого человека саудовская оппозиция окрестила «господином троллей», «повелителем мух» и «саудовским Стивом Бэнноном». Знакомьтесь: Сауд аль-Кахтани, также известный как «мистер Хэштег», советник королевского двора по взаимодействию с медиа. По совместительству – хозяин крупнейшей на Ближнем Востоке «фабрики троллей», где трудятся сотни молодых подданных королевства. Их работа состоит в том, чтобы выявлять и принуждать к молчанию оппозиционеров в Twitter, Facebook и других социальных сетях, а также непрестанно славить достижения саудовских властей и лично принца Мухаммеда. Среди других оппозиционеров «тролли» регулярно травили и Хашогги.

Как недавно выяснили американские СМИ, «фабрика троллей» в Эр-Рияде работает в тесном контакте с консалтинговыми фирмами в США – в частности, с McKinsey & Company. Это обстоятельство вскрылось, когда в прессу утекли документы, предназначенные для внутреннего пользования. В задачу американских специалистов входит выявление основных зачинщиков критики саудитского режима в соцсетях, вычисление их IP и реальных имен. Данные передаются в Эр-Рияд, и в дело вступают саудовские спецслужбы. Действуют они по-разному. К примеру, жителя Саудовской Аравии Халида эль-Алками, позволявшего себе нехорошо высказываться о властях королевства, просто посадили в тюрьму. Другого противника режима, некоего Абдулазиза, проживающего в Канаде, саудовцы достали через родственников – отправили за решетку двух братьев.

В McKinsey уверяют, что понятия не имели о том, что предоставленные ими данные могут использоваться в подобных целях. «Нас просто ужасает даже слабая возможность того, что эта информация может быть использована с дурными целями, – заявили в пресс-службе компании. – У нас нет ни малейших доказательств чего-то подобного, но мы, конечно, проведем расследование, чтобы выяснить, каким образом произошла утечка закрытой информации».

Убийство Хашогги открыло ящик Пандоры: оказалось, что достаточно лишь копнуть – и образ нового Гарун аль-Рашида, который с удовольствием примерял принц Мухаммед, начал рассыпаться на глазах. Вместо прогрессивного мусульманского лидера западная пресса с изумлением обнаружила человека, без угрызений совести посылающего за решетку и на плаху оппозиционеров и правозащитников, травящего оппонентов в соцсетях, отправляющего самолеты бомбить мирных граждан соседнего государства. Главный вопрос теперь – насколько далеко зайдут журналистские расследования и что нового мы из них узнаем. Пока саудовские власти пытаются играть на опережение: аль-Кахтани отправлен в отставку, Эр-Рияд демонстрирует открытость, готовность сотрудничать со следствием и покарать убийц.

КОНТЕКСТ

12.04.2018

Дай миллиард

Антикоррупционная кампания принесла Саудовской Аравии $106 млрд. Но, похоже, это только начало

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас