Наверх
14 октября 2019
USD EUR
Погода

Децентрализованный интернет Solid может разрушить монополии Facebook, Apple, Google и Amazon

©Shuttertock/Fotodom

Более половины населения планеты – 3,9 млрд человек к началу 2019 года выходят в интернет и регулярно им пользуются. Этот факт с гордостью констатирует Международный союз электросвязи (ITU). А ведь термин «интернет» появился уже 35 лет назад, и более четверти века назад люди стали называться его «юзерами», пользователями. В марте World Wide Web празднует свое 30‑летие.

Сейчас мы перечисляем интернет через запятую после радио и телевидения, хотя для очень многих он стал основным средством общения, развлечения, заработка. Кажутся древними времена, когда в интернет приходилось дозваниваться через модем, и даже беспроводной Wi-Fi давно стал привычным. Выросло целое поколение, для которого интернет столь же привычен, как для их родителей электричество. А современным детям нужно объяснять, почему на иконке для звонков на мобильных устройствах изображена телефонная трубка.

Но если изначально интернет был символом свободы коммуникаций, то теперь эта свобода стала предметом напряженной борьбы. С одной стороны, разрослись до невероятных размеров и стали настоящими монополиями Facebook, Amazon, Apple и Google, чьи коммерческие интересы питаются персональными данными «юзеров». С другой – законодательные ограничения разной степени жесткости на использование Сети и персональных данных регулярно накладывают государства. Китай вообще живет в этом смысле обособленно за своим «золотым щитом».

Российская власть мечтает о таком же, и даже соответствующий законопроект в Госдуме вот-вот будет принят. А пользователям только и остается, что мучаться от паранойи. Куда утекают их персональные данные – коммерсантам, спецслужбам, хакерам? Впрочем, для многих это стало уже привычным – ну кто всерьез задумывается, что он превратился в «новую нефть», в «муху» для «пауков» Всемирной паутины?

Но инженерная мысль не стоит на месте, и децентрализованный интернет, в котором каждый останется полноправным хозяином собственной виртуальной личности, информации и данных, уже придуман. Автором его стал один из отцов‑основателей современного интернета, породивший Всемирную паутину и разочаровавшийся в своем детище британский ученый сэр Тимоти Джон Бернерс-Ли.

Пока его новое изобретение под названием Solid – всего лишь лабораторный эксперимент. Если он окажется удачным, то это может стать угрозой разорения для IT-гигантов. Но пока блистательное ноу-хау в глазах экспертов выглядит несколько утопичным. Впрочем, такова судьба многих гениальных новаций. Ни изобретение экотоплива, ни запуск производства электромобилей пока не отменили потребность в двигателе внутреннего сгорания, и нефтяные гиганты не беспокоятся о своем скором крахе. «Профиль» вспоминает историю Всемирной паутины и вместе с экспертами рассуждает о перспективах децентрализованного интернета.

Три буквы, перевернувшие мир

LO – первые два символа, которые удалось передать с одного компьютера на другой с помощью удаленного подключения. Случилось это почти полвека назад, 29 октября 1969 года в 21.00, на первом сеансе связи компьютерной сети Arpanet. Тогда исследователи Калифорнийского университета попытались передать слово LOGIN своим коллегам в Стэнфордском университете, но связь оборвалась. А в 70‑х Cеть уже вовсю использовалась для обмена электронными посланиями.

Система доменных имен (DNS) родилась в 1984-м, а спустя пять лет Тим Бернерс-Ли породил концепцию World Wide Web – Всемирной паутины. Да-да, это те самые три буквы, что мы вбиваем в адресной строке нужного web-сайта. Хотя такая традиция не только устарела и стала необязательной, в ряде случаев это может и навредить. Но факт налицо: WWW перевернули мир. Авторству Бернерса-Ли принадлежит также протокол HTTP и язык HTML. Он также разработал систему идентификации URI (Uniform Resource Identifier), которая позволяет идентифицировать в Сети документы, изображения, файлы, службы, почтовые ящики. В апреле 1993 года появился первый веб-браузер с графическим интерфейсом для оперативной системы Windows – Mosaic.

Размышлять о децентрализации интернета во времена его появления было бессмысленно, говорит директор Центра информационной безопасности компании «Инфосистемы Джет» Андрей Янкин. «Тогда он и так был абсолютно децентрализован, – поясняет эксперт, – все данные хранились на серверах их владельцев, контролировавших доступ к ним, и могли быть удалены при необходимости».

Все изменилось с возникновением площадок, агрегирующих данные. «Я был первым пользователем интернета в своем маленьком закрытом городке и прекрасно помню, как ночью через телефонный коммутатор подключался к Сети и сидел до утра в первых централизованных онлайн-чатах», – вспоминает Андрей Янкин.

Фундаментально интернет задумывался как Сеть, работающая на открытых стандартах, продолжает рассказ о рождении Всемирной паутины гендиректор Qrator Labs Александр Лямин. «Открытая стандартизация, совместимость всего и вся, политика, которую можно охарактеризовать цитатой «пусть расцветают сто цветов», – говорит он.  – Все это создало то многообразие глобальной Сети, интернет-провайдеров, онлайн-бизнеса, которое мы имеем сегодня».

Властелины Сети

Радикальные изменения и централизация интернета – это история последнего десятилетия. И эта централизация в итоге проявила и свою негативную сторону, отмечают эксперты: она затронула права конечных пользователей, стала мешать развитию новых бизнесов, технологий и приложений. Поисковики, персональные страницы, блоги, социальные сети – эволюция была стремительной.

«Сейчас в ряде азиатских стран, куда интернет пришел позже, большинство пользователей считают, что Сеть – это Facebook (соцсеть стоит у всех как страница по умолчанию в браузере), – рассказывает Андрей Янкин. – Да и моя мама уверена, что интернет бывает двух типов: Google и Yandex».

Такое представление обычных «юзеров» об интернете вполне объяснимо. Все его пространство сейчас поделено между несколькими крупными игроками, как то: Apple, Google, Facebook, Amazon. Когда пользователь открывает в телефоне веб-страницу приложения Google, то от свободного интернета практически ничего не остается, объясняет Александр Лямин. «Используются DNS-серверы, проприетарные протоколы Google, даже доступ идет напрямую в оборудование Google», – говорит он.

Пользователи больше не контролируют свои данные, и эти данные стали настоящей цифровой валютой. В частности, Facebook, обладателя огромной сети самых современных центров обработки данных, в 2018 году оценили в полтриллиона долларов. «При этом пользователи, казалось бы, не платят компании ничего, – говорит Андрей Янкин. – Однако на самом деле они передают социальной сети огромные объемы информации, которые легко монетизируются». В лучшем случае речь идет о таргетированной рекламе. Но этим дело не ограничивается. «Сегодня некоторые крупные банки каждый день создают локальную копию всех основных социальных сетей (как правило, текстовую часть), чтобы оперативно использовать информацию оттуда для кредитного скоринга», – добавил эксперт.

Оборот рекламного бизнеса еще одного гиганта, Amazon, недавно оценили в $125 млрд и предрекли скорый дальнейший рост. Все из-за того, что с помощью cookies и других технических инструментов компания может отслеживать действия пользователей, их нужды, интересы и предпочтения в каждый момент.

При этом регулярно происходят инциденты с утечкой персональных данных. Самая крупная произошла в марте прошлого года, когда «утекли» данные 50 млн пользователей Facebook. Сейчас Федеральная торговая комиссия США размышляет, а не оштрафовать ли Facebook на $22,5 млн за недобросовестную защиту персональных данных. Но штрафами от утечек не застраховаться. В центре подобных скандалов в 2018 году оказывались также Сбербанк, авиакомпания British Airways, гостиничная сеть Marriott International, Instagram.

Естественной реакцией на «приватизацию» персональных данных и их утечку стало законодательное ужесточение правил их хранения и защиты. В России был принят целый ряд таких законопроектов, а недавно правила о защите персональных данных (GDPR) принял Евросоюз. «Требования этого закона являются очень жесткими, практически невыполнимыми, – говорит Александр Лямин. – Но принятие GDPR стало реакцией на вполне валидную тему, своеобразным ответом на запрос общества, которое все больше хочет контролировать использование собственных персональных данных».

©Jose Sena Goulao/EPA/Vostock Photo

Рождение нового интернета

«Всемирная паутина в том виде, в котором я ее предвидел, до сих пор не создана. Будущее все еще несоизмеримо больше прошлого», – вынужден был признать Тим Бернерс-Ли. World Wide Web 12 марта исполнится 30 лет. Год назад, когда отмечали 29, ученый опубликовал пронзительное письмо с разоблачением всех недостатков того «монстра», в который превратилось его детище. «Сегодня к интернету подключена половина мира, но уверены ли мы, что вторая половина хочет подключиться именно к такой Паутине?» – задается вопросом Бернерс-Ли. Ученый заверил, что по-прежнему предан идее свободного интернета как единого творческого пространства для всего человечества. Но воплотить это возможно, только объединившись, считает он, для чего и создал веб-Фонд.

А прошлой осенью ученый представил свой новый проект, над которым работает вместе с коллегами из Массачусетского технологического университета. Это Solid – платформа для хранения данных на основе децентрализованного интернета. Сейчас Бернерс-Ли занимается разработкой пользовательского приложения Inrupt, основанного на базе Solid.

«В экосистеме Solid вы сами решаете, где хранить свои данные, – говорится в описании проекта. – Ваши фото, комментарии, грядущие события, количество миль на ежедневной пробежке – все это содержится в вашем Solid-хранилище». Это хранилище может находиться дома, на работе или на одном из онлайн-серверов Solid по выбору пользователя. Предоставлять ли доступ к этим данным и в какой степени, решает также сам пользователь. Система Solid похожа «на смесь Google Drive, Microsoft Outlook, Slack, Spotify и Whatsapp с очень простым дизайном», описывает изобретение американский деловой журнал Fast Сompany.

Доступ к собственным данным может быть закрыт его владельцем в любой момент, поясняет Андрей Янкин. «Например, если вы захотите удалить неудачное фото с вечеринки отовсюду, где успели его запостить, находясь не вполне в ясном сознании, Solid позволит сделать это моментально и абсолютно везде», – говорит он. Сейчас публикация информации в интернете означает полную потерю контроля над ней, она сразу начинает жить своей жизнью. А Solid «направлен на искоренение этого цифрового рабства».

«Появление децентрализованного нового интернета сейчас важно, как никогда раньше, эта история у всех на слуху, упоминается даже в знаменитом сериале Silicon Valley», – считает Александр Лямин. Современные мобильные телефоны – довольно мощные компьютеры, говорит герой «Кремниевой долины» Ричард Хендрикс и предлагает объединить их с помощью собственного алгоритма в одну Сеть, создав тем самым децентрализованный интернет.

Задача, которую пытается решить Тим Бернерс-Ли в своем проекте, объясняет гендиректор Qrator Labs, – это попытка децентрализовать интернет не на уровне каналов связи, а на уровне объектов данных, прав владения данными. «Это прототип, который если и не имеет полных шансов стать новым интернетом, то, по крайней мере, может показать дорогу, как можно делать», – говорит эксперт.

История развития Solid схожа с возникновением нынешнего веба. В частности, объясняет эксперт, еще до возникновения WWW и протокола HTTP первым сетевым протоколом распределенного поиска и передачи документов был Gopher. «Тогда, в 90‑е годы, Gopher был по-настоящему популярен, но техническая возможность его полной реализации была упущена», – говорит он.

Идея WWW – это концепция «гиперлинка» (hyperlink), при которой часть документа может ссылаться на другой элемент, размещенный где-либо в интернете. Но данная концепция «не подразумевает модель распределенного хранения и распределенного доступа к информации». «В итоге, когда все данные находятся в структуре одной компании, например, Facebook или Google, веб-децентрализация становится вырожденной, – объясняет Александр Лямин. – Тим Бернес-Ли пытается оттолкнуться от этой ситуации, сделав так, чтобы вместе со ссылками и сами данные были распределенными».

Это означает, что, загружая свою информацию в систему хранения Solid, пользователь не потеряет прав на владение этими данными и сможет распоряжаться ими как угодно: удалять, копировать, модифицировать. И также это означает, что отпадет необходимость в пользовании хранилищами, которые находятся под контролем IT-гигантов.

Утопия или реальность?

Если Тиму Бернерсу-Ли удастся воплотить свой проект, то все ограничивающие интернет законы (которые, прямо скажем, и сейчас работают только избирательно) станут ненужными. Ведь тогда права пользователей на владение данными будут обеспечиваться встроенными в новый интернет технологиями. «Это единственно правильный способ решения данной задачи, поскольку технологические проблемы можно решить только технологически», – говорит Александр Лямин.

Но пока Solid – всего лишь лабораторный эксперимент. При этом популярность интернета только растет, а пользователи становятся все инфантильнее. Главное – удобство и скорость, остальное не важно. Отсюда и стабильный тренд на «закручивание гаек» и тотальный контроль за действиями в Сети со стороны государств и крупных компаний, отмечает эксперт. «Solid в этот тренд никак не укладывается, – резюмирует он. – Хочется пожелать проекту успеха, но боюсь, он так и останется идеалистической мечтой родом из романтических времен зарождения глобальной Сети».

Утопией склонен считать Solid и Андрей Янкин. Он отметил, что централизация данных не единственная проблема интернета. Заканчиваются традиционные IP-адреса. «Во времена создания интернета никто не думал, что он станет таким огромным, – рассказывает эксперт. – Еще в 1996 году для решения этих проблем был принят стандарт IPv6 (шестая версия интернет-протоколов). Все пророчили, что он вот-вот полностью изменит интернет, но воз и ныне там, несмотря на усилия ведущих интернет-провайдеров».

При этом внедрение протоколов IPv6 поддерживают интернет-гиганты, им это выгодно. Но это означает не только колоссальные затраты, которые эти монополии, вероятно, смогут себе позволить. Это полное изменение основ Сети, «это как предложить, например, отказаться от бензина и дизеля и перевести все автомобили на керосин», приводит аналогию эксперт. Пользователи такое вряд ли воспримут с пониманием. Поддержат ли эти корпорации Solid? Вряд ли, ведь они живут за счет сбора и продажи данных о пользователях. Правда, Тим Бернерс-Ли заявляет, что не собирается спрашивать разрешения IT-гигантов на проведение своих изысканий, которые могут привести «к полному краху их бизнес-моделей».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK