Наверх
30 ноября 2022

Герман Каплун: "Еще полгода нас будет трясти"

Герман Каплун

©Из личного архива

Сооснователь инвестиционного фонда TMT Investments, эксперт по венчурному рынку Герман Каплун рассказал «Профилю», какие технологические и потребительские тренды определят новостную повестку в наступившем году.

– Некоторые отрасли экономики показали восстановительный рост в 2021 году. Значит ли это, что мы выходим из коронакризиса? Можно ли сказать, что мир научился жить в состоянии пандемии?

– Хотелось бы верить, что пик кризиса позади. Конечно, нас еще потрясет, как минимум следующие полгода будут нелегкими. Но в целом люди свыклись с новой жизнью. Уже ясно, что на старые рельсы она не вернется. Потребительское поведение изменилось. Например, удаленная работа ведет к перестройке транспортной логистики. Вокруг офисных центров всегда открывалось множество кафе и ресторанов – теперь их загрузка упадет в несколько раз. Зато расцветут «темные кухни» – рестораны без посадочного зала, готовящие еду только с доставкой на дом.

Почему еда в России дорожает втрое быстрее, чем в Европе

Небольшие точки торговли становятся нерентабельными. Причем эти процессы накапливаются как снежный ком: если закрывается магазин в 3–5 минутах от дома, а до следующего идти 15 минут, вы будете ходить реже и чаще использовать доставку. В итоге пешеходный трафик падает везде. Конечно, большие магазины в центре города останутся, но в спальных районах жизнь буквально вымирает, в Европе это хорошо видно. Пустынные улицы, по которым разъезжают только курьеры.

Все это долгие, инерционные процессы, мы можем их не замечать, но за 10–20 лет накопятся колоссальные изменения. Вспомните, какими были мобильные телефоны 20 лет назад. А кажется, что от года к году они меняются незначительно.

– Одним из побочных эффектов пандемии стал глобальный рост цен. Ждете его продолжения в 2022 году?

– У инфляции несколько причин. Во-первых, транспортные проблемы и истощение запасов различной продукции, в том числе полезных ископаемых. Во многих странах люди не работали по нескольку месяцев, просто сидели дома, естественно, происходит сокращение рабочей силы и запасов. Здесь ситуация постепенно будет выправляться.

Но также инфляция порождается огромным количеством напечатанных денег – количественным смягчением. Это уже вопрос к политикам. Они стоят перед дилеммой: выдать денег сейчас – поднять свой рейтинг у населения. Но потом за это приходится расплачиваться инфляцией. Главы центральных банков уверяют, что в 2022 году они обуздают инфляцию, ужесточая монетарную политику. Вопрос в том, смогут ли они твердо проводить этот курс, без оглядки на конъюнктуру. Например, президенту Турции Эрдогану скоро идти на выборы, и он уже заявил, что планирует дать дополнительные деньги на банковский депозит всем, у кого они обесценились.

– До пандемии было много разговоров о том, что развитые государства идут к введению безусловного базового дохода. Можно ли считать нынешнюю раздачу денег генеральной репетицией?

Вместе взятое: выгодно ли государству раздавать деньги гражданам

– Движение в эту сторону очевидно. Вопрос в стоимости поддержания человеческой жизни, которая за последние 50 лет снизилась. Многие вещи, которые в XX веке казались чем-то дорогим и эксклюзивным, сегодня есть у большинства семей, – телевизор, стиральная машина, автомобиль. Стало больше доступной одежды – да, качеством она не блещет, но если вы решаете задачу одеться, а не выйти в свет, то это можно сделать дешево. То же самое касается питания: натуральные продукты приобретают премиум-статус, зато растет ассортимент недорогих снэков.

Новые технологии позволят еще сильнее снизить себестоимость товаров – мебели, посуды, синтезированной еды… Международные корпорации ищут новые рынки сбыта в лице многонаселенных стран Азии и Африки и, чтобы завоевать их, будут искать способы сделать свою продукцию еще доступнее. В тот момент можно будет говорить о введении базового дохода, как минимум на Западе. Пока, мне кажется, время не пришло.

– Массовый выпуск низкокачественных товаров – как это согласуется с новой модой на экологичный образ жизни? Осознанное потребление означает, что вы реже обновляете гардероб или технику, но вещи служат вам дольше.

– Нормально, что в обществе существуют противоположные тренды. Побеждает тот, который находится на пересечении наибольшего количества интересов. Почему в XX веке произошла эмансипация женщин и они стали работать наравне с мужчинами? Идеи Клары Цеткин победили? Общество стало разумнее? Женщины проявили себя в мировых войнах? Все это так. Но есть и другое объяснение: миру нужна была дополнительная рабочая сила. В общем, все факторы совпали.

Что касается потребления, то шопоголизм у нас вошел в привычку, многим уже трудно перестроиться. Сейчас компании пытаются склонить покупателей к подписной модели – чтобы мы не имели вещи, а платили регулярно, и нам их будут заменять: телефон, часы, одежду, квартиру… Это очень выгодная для бизнеса модель: прогнозируемая выручка, гарантированный денежный поток, возможность дороже оценить себя в переговорах с инвесторами. Пока я вижу, что осознанное потребление конфликтует с потребностями мультинациональных компаний.

– Как вы оцениваете общественные настроения спустя два года после начала пандемии? Даже в Европе население выходит на площади против новых локдаунов. Можно ли погасить недовольство с помощью «вертолетных» выплат или возможен социальный взрыв?

– Понятно, что люди устали. Но метод кнута и пряника действует всегда. В сытом обществе государство хорошо чувствует, насколько люди агрессивны и куда готовы выйти. Большие волнения могут происходить там, где есть разлад в самом правительстве, – это возможность делить страну на два лагеря. А в таких странах, как Россия, где отсутствует оппозиция и мало молодого населения, потрясения маловероятны. Исходя из оценки ситуации, государства либо щедро покупают население, либо пытаются обойтись самым минимумом, чтобы люди совсем уж не роптали.

Максимум, к чему может привести пандемия, – это к победе на выборах альтернативной политической силы. Не секрет, что Трамп во многом проиграл президентские выборы Байдену, потому что демократы прекрасно отыграли то, что бывший президент США не верил в пандемию и плохо с ней боролся. Хотя при Байдене от ковида уже умерло больше американцев, чем при Трампе.

– Напряженность в отношениях России и США, торговая война между США и Китаем… В какой степени геополитические риски в новом году скорректируют движение инвестиционных потоков?

– Теоретически, если в стране возрастают такие риски и инвестор считает, что это временно, он покупает подешевевшие российские или украинские активы, надеясь, что в течение пары лет ситуация разрешится. Но большинство фондов предпочтут не входить в такие активы. Бизнес аполитичен, ему не нужны проблемы.

Очевидно, что в нынешней ситуации иностранные инвесторы стараются не иметь дела с Россией, и дело не столько в геополитике. Иностранцы считают, что российское судебное право избирательно, и истории вроде уголовного дела Майкла Калви (основателя инвестиционного фонда Baring Vostok, в августе 2021 года признан виновным в растрате средств банка «Восточный» и приговорен к пяти с половиной годам условного срока. – «Профиль») их в этом убеждают. Не важно, что там было в реальности, с их точки зрения это выглядит так. Все предпочитают вкладываться в страну, которая в этом плане безопасна. Например, сейчас у многих инвесторов проблемы с белорусскими стартапами, они пытаются различными способами себя защитить, например, структурированием компаний в других юрисдикциях.

Проблемы в 2021 году начались и с Китаем. Он стал вводить очень жесткое регулирование, практически обесценивая свои технологические компании из сфер онлайн-образования, финтеха. В итоге американские инвесторы сейчас массово выходят из китайского ИТ-сектора.

– Кстати, о технологиях. Какие хайтек-новинки ждете в 2022 году?

– Жду дальнейшего перехода на беспилотный, роботизированный транспорт, в том числе появления робосамолетов. Также на рынок должны выйти гаджеты с проекционными, раздвигающимися экранами. Один из них уже показала компания Oppo – в отличие от складного смартфона Samsung Galaxy Fold, у него нет шва. Если такое решение подтвердит свою эффективность, это будет хорошая новость для рынка. Продолжится тренд на слияние телефона, планшета и компьютера.

Альтернативный путь заключается в том, что на замену смартфонам придут очки дополненной реальности, на которые проецируются цифровые образы – туристические гиды, рекомендации по покупкам и так далее. В новом году такие AR-очки выпустит Apple, и они могут стать хитом. Сам факт, что Apple ввязалась в эту игру, интригует. Это более понятная перспектива, чем метавселенная, о которой говорит [основатель Facebook Марк] Цукерберг.

– С октября, когда Цукерберг переименовал Facebook в Meta, дискуссии о метавселенной не утихают. Что вы о ней думаете?

Верной дорогой в сторону "Матрицы": технологические тренды и научные открытия 2021 года

– Хотелось бы в 2022 году увидеть от Meta первые шаги, но пока лишь обозначено направление движения. У компании есть удачные инвестиции в AR-очки, в тактильные элементы, но вселенной это пока нельзя называть. В моем понимании должен появиться комплекс технологий, благодаря которым мы не будем чувствовать разницу между реальностью и виртуальным миром. Сейчас они только зарождаются, но, видимо, Цукерберг в своих лабораториях уже имеет прототипы.

Помните красную и синюю таблетки в фильме «Матрица»? Многие люди согласились бы взять ту таблетку, при которой их жизнь была бы виртуальной, но они бы ощущали ее как полноценную. Уже есть игроманы, все свое время «пропадающие» в вымышленном мире игры.

Это меняет жизненные приоритеты человека. Еще лет 50 назад были понятные социальные лифты: выучиться, найти работу, получать деньги, продвигаться по карьере. Еще раньше – поступить в наемную армию и выслужиться. Сейчас все изменится до неузнаваемости. Кто-то захочет переселиться в сказочный мир хоббитов, кто-то отправится жить в Средневековье… В XX веке могли быть «физики» и «лирики», и то они не понимали друг друга. Сейчас же общество дробится на множество мельчайших групп, живущих своими интересами.

– Акции технологического сектора после бурного роста в 2020 году в последние месяцы чувствуют себя нестабильно. Это временный спад? Можно ли сказать, что сейчас подходящий момент для инвестиций в ИТ-компании, бумаги которых торгуются на низких уровнях?

– Сначала нужно определиться с вашей инвестиционной стратегией. Спекулянты стремятся купить подешевле, а затем продать подороже. Но колебания могут быть разными. Лично я рассматриваю акции на пять, а то и на 10 лет, и это меняет поведение. Не могу гарантировать, что акции ИТ-компаний в следующем году вырастут, но их бизнес в долгосрочной перспективе будет расти, поэтому рано или поздно недооцененные бумаги доберут свое.

В целом доля хайтек- и биотехкомпаний в экономике будет с каждым годом увеличиваться, а традиционные корпорации, которые мы сейчас считаем непоколебимыми монстрами, станут маленькими. Во всех кризисных точках последних 30 лет гигантские компании старой формации проигрывали. Нам кажется, что они большие, справятся и скупят всех конкурентов, а почти всегда получается наоборот.

Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль