Наверх
15 ноября 2019
USD EUR
Погода

Почему российские власти за целый год не смогли заблокировать Telegram

Telegram, Телеграмм
©Shutterstock / Fotodom

Ровно год прошел с момента блокировки мессенджера Telegram на территории России. 13 апреля 2018 года было принято соответствующее судебное решение, а 16‑го началось его исполнение Роскомнадзором (РКН). В современном мире, особенно цифровом, это достаточно большой срок, чтобы подвести итог подобной инициативы: либо она успешно реализована, либо с треском провалилась.

Так уж вышло, что все попытки перекрыть россиянам доступ к Telegram оказались несостоятельными. В течение года не раз появлялись сообщения о том, что РКН снова меняет тактику наступления, и теперь мятежному мессенджеру точно придет конец. Но сегодня Telegram по-прежнему доступен в мобильных устройствах на базе Android и iOS, через веб-интерфейс и в приложении для ПК.

Казалось бы, можно выдохнуть. Но, похоже, настоящая борьба российских властей с «источниками национальных угроз» в Сети только начинается. На прошлой неделе Совет Федерации утвердил закон о суверенном Рунете, ранее принятый Госдумой и вступающий в силу 1 ноября. Как изменится сетевой ландшафт в результате новых, только намечающихся «боевых действий»?

Первый раунд

Напомним, первопричиной конфликта российских властей с Telegram стал отказ его основателя Павла Дурова  передавать ФСБ России ключи шифрования личных переписок. Служба безопасности рассчитывала с их помощью вычислить террористов, взорвавших бомбу в метро Санкт-Петербурга 3 апреля 2017 года. Сотрудники Telegram утверждали, что физически не могут этого сделать, так как все сообщения шифруются на пользовательских устройствах и непосредственно на сервера мессенджера ключи не попадают.

Итогом многомесячных прений стало решение Таганского суда Москвы о блокировке Telegram на территории России. 16 апреля 2018 года РКН начал активно блокировать используемые мессенджером пакеты IP-адресов. Поскольку те же пакеты использовались многими интернет-компаниями, пострадали фактически все: пользователи сервисов Google (в том числе YouTube), Sony, владельцы и посетители сайтов, базирующихся на серверах Amazon.

Telegram же «задело» постольку-поскольку. Поначалу в его работе действительно наблюдались перебои, но первые же обновления обеспечили сравнительную стабильность. Многие пользователи отказались от использования Telegram в пользу аналогов, но другие, напротив, решили попробовать сервис Дурова, ведь там переписку гарантированно никто не читает. Общее число российских пользователей едва изменилось: по одним данным, осталось прежним, а по другим – даже немного выросло. Но в целом в первые месяцы после блокировки оно колебалось в районе 3,5–4 млн человек.

В этом есть доля иронии: общая аудитория мессенджера в мире на тот момент составляла около 200 млн человек. Иными словами, россияне – примерно 2% всех пользователей, которые с точки зрения бизнеса для Telegram не играют ключевой роли даже в контексте ожидаемого запуска мессенджером собственной криптовалюты TON.

Так что борьба против РКН имела для мессенджера скорее имиджевое значение, в итоге став удачным PR-ходом. Павел Дуров повысил свою известность за рубежом, а в России на какое-то время стал чуть ли не национальным героем: можно вспомнить прошедшие по его призыву флэшмобы с запуском бумажных самолетиков.

На протяжении нескольких месяцев власти пытались придумать, как победить Telegram, но тщетно. Уговорить компании Amazon и Digital Ocean, через которые проходит значительная часть пакетов мессенджера, фильтровать свои данные Роскомнадзору не удалось. Равно как и убедить Apple удалить приложение Telegram из российского AppStore. Прецедент имелся: в начале 2017 года Apple и Google по требованию чиновников удалили из своих российских магазинов приложение LinkedIn. Сервис был заблокирован в РФ в ноябре 2016‑го, так как отказался хранить данные о российских пользователях на местных серверах. Но в случае с мессенджером иностранные компании не подчинились российским чиновникам.

Вторая волна блокировок IP-адресов тоже ни к чему не привела. Причем и тут не обошлось без курьезов. Крупные интернет-сервисы беда миновала, массовых перебоев в их работе не наблюдалось. Зато зафиксированы случаи, когда владельцы «умной» домашней техники (управляемой через интернет) не могли ею воспользоваться.

Были и судебные разбирательства между пострадавшими от действий РКН и самим ведомством. Первый иск был подан меньше чем через неделю после начала блокировок, 22 апреля прошлого года, бизнесменом Александром Вихаревым. А уже в ноябре был подан коллективный иск в Верховный суд РФ, ничего, впрочем, не давший.

«Российские суды отклонили все иски, поданные по делу Telegram от бизнеса, журналистов и пользователей, – рассказывает «Профилю» Саркис Дарбинян, руководитель Центра защиты цифровых прав, представитель интересов Telegram-сообщества в делах против РКН. – Все национальные стадии на данный момент пройдены, истцы двинулись на уровень Европейского суда по правам человека. Там жалобы будут объединены в одно производство, должно состояться справедливое судебное разбирательство».


Почему не получилось заблокировать Telegram

©Shutterstock/Fotodom

Для передачи данных мессенджер использует тысячи IP-адресов, приписанных сотням серверов по всему миру. Роскомнадзор вычисляет пакеты этих адресов и запрещает российским серверам к ним обращаться. В этот момент появляются два варианта.

1) Пользователи используют VPN, позволяющий обращаться к заблокированным IP-адресам с зарубежных серверов.

2) Алгоритмы Telegram получают данные о заблокированных адресах и начинают использовать новые.

Нескольких обновлений Telegram в апреле–мае 2018 года хватило, чтобы максимально эффективно использовать обе возможности. В результате РКН заблокировал, по разным данным, от 15 до 20 млн зарубежных IP-адресов, что привело к неприятным последствиям для пользователей Google Поиска, YouTube, Viber, Sony PSN, видеохостингов. Все они использовали те же группы IP-адресов, что и Telegram.

РКН пришлось пойти на попятную и оставить заблокированными всего около 1 млн адресов. В январе 2019‑го стало известно о новой волне блокировок, но и она закончилась тем же.

Таким образом, блокировка Telegram в России возможна только в том случае, если не пускать на российские сервера подавляющую часть входящего зарубежного интернет-трафика.


Telegram запрещен, его содержимое – нет

Сегодня Telegram замыкает тройку мессенджеров–лидеров в России, по популярности уступая лишь WhatsApp и Viber. Впрочем, в статистике не учитывается чат «ВКонтакте», который не считается отдельным мессенджером, а вшит в структуру соцсети. Ее аудитория в несколько раз превышает количество пользователей всех трех мессенджеров, вместе взятых.

«Telegram по-прежнему доступен в России, – констатирует глава общественной организации «Роскомсвобода» Артем Козлюк. – Как бы чиновники ни утверждали, что им удалось деградировать трафик мессенджера, исследования показывают, что пользовательская база в России выросла, а популярные каналы только нарастили аудиторию».

Это подтверждается статистикой «Медиалогии». Если в марте 2018 года совокупная аудитория 10 наиболее популярных Telegram-каналов составляла 1 млн 636 тыс. человек, то спустя год она оказалась почти вдвое больше – 2 млн 908 тыс. К слову, наибольший прирост пришелся на период активной блокировки IP-адресов: уже в мае 2018‑го этот показатель достиг 2 млн 130 тыс. Общая же аудитория сервиса в день годовщины «войны» составила 4,4 млн пользователей – против 3,6 млн годом ранее.

Разумеется, большинство государственных структур после решения Таганского суда удалили свои Telegram-каналы. Хотя, к примеру, МИД России не стал этого делать: на сайте ведомства до сих пор находится кнопка перехода на соответствующий канал. «Решение суда было о блокировке самой платформы, но не каналов» – так прокомментировала ситуацию официальный представитель МИД Мария Захарова.

Более того, российские чиновники продолжают активно пользоваться запрещенным мессенджером для личных и рабочих переписок, прибегая к его услугам из-за максимальной защищенности персональных данных – причины, по которой к Telegram как раз пытаются заблокировать. Возможно, если бы в правящих кругах был консенсус насчет необходимости полной и окончательной блокировки, то и результат борьбы с Telegrаm был бы иным.

Впрочем, с доступностью мессенджера для пользователей временами не все гладко. Сервис Downdetector регистрирует до 11 отчетов о сбое Telegram в час, и основная масса проблем приходится на Россию. Пользователи жалуются на невозможность подключиться или отправить сообщение. В таких случаях часто помогают VPN-сервисы, меняющие IP-адрес устройства с российского на зарубежный.

К слову, о VPN. С 1 ноября 2017 года в России действует закон о запрете обхода блокировок через VPN и анонимайзеры. Но, как рассказал Артем Козлюк, несмотря на их повсеместное использование в апреле–июне 2018 года, первые уведомления от РКН по этому закону были направлены всего несколько недель назад – в конце марта. Ведомство потребовало, чтобы десять популярных VPN-сервисов в течение 30 дней подключились к государственной информационной системе с целью ограничения доступа к запрещенным сайтам.

Что дальше

По словам экспертов, между несостоявшимся отключением Telegram и свежим законопроектом о суверенном Рунете существует прямая взаимосвязь. «Ситуация с мессенджером стала одной из причин разработки законопроекта, поскольку он обязывает операторов ставить на узлы связи фильтрующее оборудование, которое позволит лучше блокировать Telegram», – говорит Дарбинян.

Судя по хронике подготовки документа, кампания по борьбе с «излишне свободным» интернетом грядет нешуточная. Артем Козлюк напоминает, что в ходе третьего чтения в Госдуме полномочия РКН по маршрутизации трафика перешли в руки правительства, что уже говорит о серьезности намерений. С другой стороны, проработанность отдельных пунктов закона, равно как и уверенность, что его можно реализовать на практике, оставляет желать лучшего.

«В документе описан какой-то мифический сценарий, что американцы отключат нам интернет, но без понимания, каким образом могут происходить такие атаки на нашу инфраструктуру и как конкретно им противодействовать. В итоге получилась рамочная пустотелость, где определено лишь то, что правительство имеет право маршрутизировать трафик», – объясняет собеседник.

Эксперты сходятся на том, что сразу после вступления в силу закон едва ли радикально изменит сетевой ландшафт. Об этом говорит накопленный опыт исполнения закона о запрете VPN, «пакета Яровой», та же блокировка Telegram. Кто знает, возможно, сама задача не в том, чтобы заблокировать все подряд, а в том, чтобы просто запустить проект, предполагающий финансирование из бюджета и госконтракты с конкретными организациями-исполнителями?

Тем не менее последствия «суверенизации» будут ощутимы для россиян. Как минимум в виде растущих платежей за интернет: усложнение инфраструктуры связи автоматически повысит тарифы провайдеров. Как максимум в виде «цифрового железного занавеса». Но можно не сомневаться: народные умельцы найдут способы его обойти. Вырваться из «самостийного» Рунета во Всемирную паутину будет непросто, но вполне реально.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK