22 апреля 2019
USD EUR
Погода

Созданный для служения человеку, смартфон превращается в идола, от которого зависят наша жизнь и судьба

Социум меняется как никогда быстро, и смартфон стал движущей силой этих перемен. Дети, как самая гибкая и адаптивная часть общества, меняются быстрее и сильнее

©Shutterstock/Fotodom

Восхищение и восторг вызывают у детей телефонные аппараты прошлого и позапрошлого веков, которые они с неподдельным интересом рассматривают в московском Музее истории телефона. Первая реакция на эти раритеты многим покажется забавной – дети начинают давить на циферблат пальцами, пытаясь набрать номер. Экскурсоводы терпеливо объясняют: диск на каждой цифре нужно крутить, а потом ждать, пока он вернется на место, и только потом можно набирать следующую цифру номера.

А ведь ничего смешного в этом нет, новое поколение рождается и живет со смартфонами, и именно они стали главным инструментом разительного изменения общества. Эксперты называют этот скачок развития революционным, по своему эффекту сопоставимым с появлением письменности. Сквозь призму дисплея смартфона мы иначе воспринимаем этот мир, иначе образовываемся, общаемся. Дефицит внимания, клиповое мышление, импульсивное принятие решений, гиподинамия, шопоголизм, самоизоляция – плоды этой революции.

Но эти же технологии освобождают нас от рутины, дают больше возможностей, расширяют наш кругозор, помогают в учебе и работе. Человечество шагнуло на новую ступень эволюции, но не становится ли оно рабом своей новой игрушки? О том, как гаджеты повлияли на развитие личности и социума, «Профиль» рассуждает с экспертами – психологами и педагогами. Этот текст, кстати, как и большинство публикаций журнала, теперь принято называть лонгридом. «Слишком много букв», – скажет кто-нибудь из читателей. И тем самым подтвердит один из постулатов: современный человек стал меньше читать. Так ли это на самом деле?

Племя молодое, незнакомое

Любая революционная технология всегда становилась своего рода манией для нового поколения, отмечает клинический психолог, детский нейропсихолог Михаил Владимирский. «Мальчишки 20‑х годов прошлого века были поглощены радиоманией, собирали детекторные приемники и ловили дальние радиостанции, – говорит он.  – В 80‑е российские дети писали программы для калькулятора «Электроника», а западные – для простеньких компьютеров «Синклер» и «Атари». Но сейчас социум меняется как никогда быстро, и смартфон стал движущей силой этих перемен. Цифровые технологии преобразуют все общество, и дети, как самая гибкая и адаптивная его часть, меняются быстрее и сильнее.

«Племенем незнакомым» называют современных детей, так называемое поколение Z (родившееся после 1995 года), исполнительный директор Института практической психологии и психоанализа Вера Лисицина и руководитель отделения клинической психологии института Нарина Тевосян. Раньше переход между поколениями был мягким и практически незаметным, отмечают эксперты. Но дети-Z разительно отличаются от детей-Y (родившегося после 1981 года поколения миллениума). Нынешние сначала берут в руки гаджет и только потом – ручку для письма, для них современные технологии – не новая реальность, а обыденность.

Игры развлекательные и обучающие, мультфильмы, сказки, курсы иностранных языков для малышей – чего только не предлагают многочисленные приложения смартфона для маленьких пользователей! Но чрезмерное увлечение ими может сформировать ошибочное представление о реальности у ребенка, предупреждает психолог Татьяна Порицкая. «Маленький человечек изучает мир руками, у него наглядно-действенное мышление, – говорит она. – Очень важно, чтобы у него была возможность потрогать, поиграть с реальными игрушками, изучить реальные предметы. Это помогает развивать тактильные ощущения, дает правильное представление о мире, о том, чего от него ожидать». Когда ребенок рассматривает двухмерное изображение на экране планшета или смартфона, его зрительная система работает и развивается в меньшей степени, чем когда его глаз исследует трехмерный объект в реальном мире, подтверждает старший научный сотрудник Института психологии РАН Анастасия Воробьева.

Дети «чатятся» друг с другом, при этом часто не видят и не слышат своих собеседников. От этого страдает их навык «распознавания невербальной коммуникации», говорит эксперт. Это мимика, жесты, интонации. Отсюда часто возникают проблемы во взаимопонимании, установлении эффективных взаимоотношений с окружающими. Важно и то, как смартфон влияет на связь родитель – ребенок, отмечает Михаил Владимирский. «Ребенок проводит время с персональным гаджетом за счет драгоценного общения с семьей, – объясняет он. – А если еще мама, папа, братья и сестры погружены каждый в свой смартфон, мы получаем обособление, одиночество внутри семьи, формирование нормальных привязанностей у ребенка нарушается. Человек вырастает более одиноким».

Негативных последствий длительного, неумеренного использования гаджетов, перечисленных Верой Лисициной и Нариной Тевосян, столько, что становится не по себе. Так, у детей ухудшается зрение и осанка, может искривиться позвоночник. Однообразные движения пальцами по экрану приводят к патологии кистей (растяжению связок и проблемам с сухожилиями). Не исключено нарушение координации между сигналами головного мозга и движениями рук. Кроме того, многочасовое «залипание» в смартфоне ограничивает двигательную активность, а отсюда избыточный вес и ожирение.

Дефицит живого общения тормозит процесс образования новых нейронных связей, снижает уровень концентрации внимания, памяти, мыслительной деятельности. Чрезмерная увлеченность компьютерными играми снижает уровень эмпатии, сочувствия, провоцирует жестокость, уменьшает чувствительность к насилию. «Все вышесказанное приводит к развитию высокой степени социальной тревожности», – заключили эксперты. Бесконтрольное использование гаджетов приводит к тому, что каналы восприятия сужаются до «маленького экрана», человек искусственно помещает себя в «узкий, виртуальный коридор», лишаясь возможности почувствовать все многообразие и прелесть внешнего мира.

Революция познания

Смартфоны помогают дошколятам развить мелкую моторику, но они же тормозят развитие речи, обращает внимание Михаил Владимирский. Школа, по идее, должна решать проблему социализации, ведь дети активно общаются между собой, с учителями. Однако и тут гаджеты играют не последнюю роль. Растущая зависимость от смартфонов, самоизоляция, формирование фрагментарного мышления у детей привели к тому, что в начальной и средней школе Франции смартфоны оказались под запретом. Частично такое ограничение действует также в Великобритании, Бельгии, США и Дании. По данным соцопроса ВЦИОМ, 73% россиян ратуют за введение аналогичных мер и в нашей стране. Но пока официально гаджеты не под запретом – только в некоторых школах (и то, как правило, в начальных классах) дети складывают свои смартфоны перед началом занятий в специальные ящики.

Прячь не прячь, а смартфон уже сделал свое дело – люди стали мыслить по-другому, по-другому воспринимать информацию. А значит, вынуждена меняться и школа. Современным детям больше не нужно зубрить и запоминать наизусть тонны информации, за них все делает смартфон. В итоге память у детей стала хуже, зато способность обрабатывать информацию благодаря технологиям куда выше, чем у старшего поколения, отмечает директор филиала «Восток» Казанского национального исследовательского университета Анна Свирина. Под это вынуждено подстраиваться и современное образование, задействовать больше интерактивных инструментов в процессе обучения. Это фото- и видеоматериалы, лабораторные опыты, ролевые игры. Иначе внимание и интерес учеников будут потеряны, говорит Анастасия Воробьева. «Преподаватель перестает быть обладателем эксклюзивной информации, которую больше нигде невозможно получить, он становится проводником, тьютором, коучем в гигантском объеме информации, накопленном человечеством», – поясняет эксперт.

Поколение Z закончило школу и поступает в вузы. Кардинальное отличие его от предыдущих поколений – тотальное онлайн-присутствие, отмечает кандидат педагогических наук, доцент РЭУ им. Плеханова Дмитрий Еныгин. «Они регулярно, даже во время занятий, проверяют соцсети, на переменах смотрят новые видео у известных блогеров и комментируют их», – говорит эксперт.

Доцент кафедры журналистики Орловского госуниверситета им. Тургенева Андрей Дмитровский вспоминает, что еще 10 лет назад на вопрос, у кого есть хотя бы три-четыре бумажных учебника, утвердительно отвечали 30–40% студентов. «Сегодня их нет практически ни у кого, – говорит он. – Максимум – это несколько скачанных из интернета электронных версий». Если какой-то источник информации не оцифрован, маловероятно, что он будет прочитан студентами, подтверждает Анастасия Воробьева. Проблема еще и в том, добавляет эксперт, что при всем обилии информации в интернете учащиеся не всегда могут отделить качественные источники от некачественных, испытывают трудности при необходимости совмещать информацию из нескольких источников и анализировать ее.

Кроме того, по наблюдениям Андрея Дмитровского, каждый новый набор студентов становится все менее спонтанным в поведении: в них все меньше личностного стержня и больше «социальной запрограммированности». «Практически канули в Лету «глупости» и романтические поступки, ведь «лучший друг» подростка – Сеть – на все жизненные вызовы и кризисы дает готовые решения и рецепты», – говорит эксперт. Поведение студентов строится по готовым образцам и шаблонам. «Абитуриенты-журналисты не способны написать текст сложнее заметки, испытывают затруднения с аналитическим мышлением, грамотной речью и формулированием собственного мнения», – добавляет он. Кроме того, по словам эксперта, студентов стали меньше интересовать конкурсы, гранты, научные конференции, а поиск работы в большинстве случаев откладывается до выпускных экзаменов.

«Кто владеет информацией, тот владеет миром» – это крылатое выражение основателя банковской династии Ротшильдов морально устарело. Теперь главным становится умение отбрасывать лишнюю информацию, отмечает Михаил Владимирский, отличать важное от неважного, достоверное от недостоверного. И хорошая память тоже перестала считаться ценной человеческой способностью, ведь знания доступны в любое время в любом месте, стоит только достать смартфон из кармана. Разве что перед экзаменом приходится попотеть за чтением. «Это изменение стиля познания – революция, сравнимая с появлением письменности, первого удобного варианта внешней памяти человека, – говорит эксперт.  – Как и всякая революция, она порождает испуг и реакцию, ярким примером которой является книга «Самое тупое поколение» и множество аналогичных статей, исследований, монографий».

Но у этой революции есть еще один важный аспект, говорит психолог. Образование в его онлайн-формате стало доступным каждому желающему. Базовые курсы можно пройти бесплатно, а на платной основе можно получить диплом бакалавра лучших университетов мира. Старшие поколения до сих пор помнят наизусть множество научных формул и законов, им кажутся недоучками современные школяры, у которых эти знания не на подкорке, которым постоянно нужно «гуглить», чтобы что-то узнать. Но разве можно упрекать человека в том, что он предпочтет для вскапывания земли трактор, а не лопату? Для молодежи поисковики – тот же трактор, отмечает Анна Свирина. «Подростков, возможно, не стоит заставлять учить закон Гука, – рассуждает эксперт. – Но нужно объяснить, как отличить ресурс, на котором будет написана верная формула, от того, на котором она, скорее всего, будет написана с ошибкой».

Возможно, современные студенты в чем-то уступают своим предшественникам, но во многом именно благодаря технологиям они куда прогрессивнее. «Этому поколению небезразлична судьба их самих и окружающих, они действительно хотят изменить мир к лучшему, используя соцсети, – говорит Дмитрий Еныгин. – Проблемы, которые они поднимают в своих постах в Инстаграме, действительно поражают». Онлайн-формат общения не мешает студентам воплощать свои проекты в реальной жизни и менять мир вокруг себя.

«Прошли те времена, когда постоянное сидение в интернете было способом сбежать от реальности, – заключил эксперт. – Сейчас технологии стали инструментом, помогающим реализовывать мечты и идеи». Фундамент советского прошлого образования, его теоретическая база довольно крепки, считает он, и технологии не сделали его поверхностным. Просто оно стало более узкоспециализированным, а онлайн-формат делает образование более доступным, интересным, удобным для восприятия. Степень фундаментальности образования в той или иной школе или университете, как и раньше, зависит от учебной программы, качества преподавания, исходной подготовки студентов, соглашается Михаил Владимирский. «Так, снижение грамотности школьников связано не с распространением гаджетов, а с изменением школьных программ в конце 80‑х – начале 90‑х годов», – поясняет он.

У современных студентов память хуже, чем у их предшественников. Если учебник не оцифрован, то вряд ли его вообще прочитают. Зато тонны информации молодежь обрабатывает куда лучше старших поколений

Shutterstock/Fotodom

Эволюция чтения

Обилие информации и ее источников, многочисленные электронные носители этой информации отнимают много ресурсов внимания. Они сформировали у современного человека клиповое мышление – фрагментарное и хаотичное восприятие данных. Это стало противоположностью системного мышления, которое сформировал у человека традиционный текст. Сейчас люди стали меньше читать, констатирует Михаил Владимирский. А точнее, с сокращением числа печатных книг, газет и журналов они постепенно утрачивают культуру «глубокого» чтения, добавляет Андрей Дмитровский. «Современные медиа породили жанр лонгрида («длинного чтения»), но сравнивать его с романом или трактатом, думается, бессмысленно», – говорит он. И хотя статистика констатирует рост числа наименований книжной продукции, но это еще не говорит о качестве ее содержания. Серьезная литература тиражом более тысячи экземпляров – редкость, признает эксперт.

Изменился и способ чтения. Тот же лонгрид никто не осилит, если его автор не зацепит внимание читателей с первых же строк. Процесс чтения бумажного носителя линейный – от начала до конца, объясняет Анастасия Воробьева, электронный носитель читают нелинейно. Текст в Сети часто снабжен гиперссылками на другие тексты и видео. Отвлекшись на них, читатель будет уходить все дальше и, скорее всего, к исходному материалу уже не вернется.

Действительно, большинство ориентируется на короткие тексты и видео, а многие и вовсе предпочтут яркую картинку с короткой подписью. Но таким способом нельзя ничему научиться. Поэтому, говорит Татьяна Порицкая, ситуация меняется, если человека что-то особенно заинтересовало. Возможно, начнет он с чего-то короткого и поверхностного, но потом будет читать все больше и глубже погружаться в тему, отыскивая по тем же гиперссылкам или в поисковиках все новые статьи и книги. А ведь это куда удобнее, чем днями и месяцами бродить по традиционным библиотекам в поисках нужной информации. Таким образом получается, что люди стали меньше читать, потому что стали более избирательными в чтении.

Тот факт, что интернет стал хранилищем огромного массива информации, в том числе познавательной и научной, – огромное преимущество нашего времени и источник бесконечных возможностей, констатирует президент Mebert Group, эксперт по личному и организационному развитию Петр Меберт. «Другое дело, что каждый человек сам решает, будет ли он листать Инстаграм с модными луками или изучит онлайн-лекции профессоров Стэнфорда, проштудирует библиотеку конгресса, посмотрит шедевры Феллини или совершит онлайн-экскурсию по музею Виктории и Альберта», – говорит эксперт. Читать или не читать и как глубоко погружаться в чтение, каждый решает сам для себя.

Человек – друг смартфона

Люди не просто стали меньше читать, они стали меньше думать, тревожатся Вера Лисицина и Нарина Тевосян. Контроль над человеческим сознанием в Сети – одно из самых страшных современных явлений, считают они: все рассчитано в основном на то, чтобы люди раскошеливались на покупку того или иного контента, товара, услуги. «Людей приучают к тому, чтобы они меньше думали и анализировали, – говорят эксперты.  – Кроме того, все эти «лайки» в социальных сетях приводят не только к развитию нарциссизма, но и к депрессиям».

Карманное устройство – главное средство общения, развлечений, покупок, платежа, знакомств, поиска информации, ориентации в незнакомой местности. Для человека оно стало третьим по значимости каналом взаимодействия с миром после физической реальности и близких людей. Но смартфон может стать толчком для формирования зависимости от соцсетей, текстового общения, онлайн-знакомств, эротических чатов, игромании, шопоголизма. Тогда, предупреждает

Михаил Владимирский, ваш гаджет в системе ценностей может занять второе по важности место, а то и вовсе стать главным. «Мир такого человека устроен так, что самое ценное в нем доступно только через гаджет», – говорит эксперт.

А виртуальный мир устроен так, что он подсовывает пользователю именно то, что тот хочет видеть и может купить. «Мы подписаны на каналы по интересам. Мы состоим в сообществах единомышленников. Даже если это просто страничка в Фейсбуке, искусственный интеллект постепенно формирует поток информации в соответствии с нашими «лайками», – рассуждает психолог. – У нас становится все меньше шансов встретить мнение, не подтверждающее наши существующие убеждения. Мы живем в уютном мире, где все подтверждает нашу правоту». И такие функции человеческих сообществ, как определение групповых норм и границ, выдвижение лидеров, определение статуса членов группы и многие другие, во многом стали осуществляться на цифровых онлайн-площадках, через телефон.

Не осталось, кажется, ни одного важного жизненного аспекта, в котором смартфон не играл бы ключевой роли. При этом каждый раз эта роль двойная – то злого, то доброго гения. И в этом эксперты единодушны. Смартфоны помогли нам стать быстрее, но не умнее, отмечает, в частности, кандидат психологических наук, автор блога «Психология маркетинга» Николай Молчанов. «Каждый раз, начиная рыться в телефоне, мы отключаем воображение и включаем процесс сравнения, – говорит он. – Доступная информация помогает решить, по какой дороге ехать, какой ресторан выбрать, на какую выставку пойти. Процесс принятия решения ускоряется». Но одновременно, продолжает эксперт, мы прекращаем думать: на какую выставку пойти, какой ресторан мне бы понравился? Различие тонкое, но существенное, отмечает психолог.

И с памятью хуже стало не только у детей. «Лет 15 назад каждый человек помнил как минимум три–пять телефонных номеров, – говорит Николай Молчанов. – Теперь нет. Если сведения лежат на расстоянии пары кликов, смысл в их заучивании пропадает. Мы перестаем запоминать не только данные, относящиеся к профессиональной сфере или общей эрудиции, но и информацию личного характера». Зато мы почти всегда знаем, где найти нужную информацию, и таким образом современный человек может мгновенно получить знания по любому вопросу, чего раньше, очевидно, сделать не мог.

Эксперты отмечают, что для неуверенных в себе людей онлайн-общение облегчает социализацию. Соцсети, кроме того, очень удобный инструмент самопрезентации, где каждый предстает успешным, привлекательно выглядящим. Но одновременно эти истории успеха с тысячами «лайков» (многие при этом могут оказаться раздутыми или фейковыми) вызывают у некоторых других людей комплекс неполноценности, они начинают ощущать себя «лузерами».

Виртуальные деньги тратятся легче реальных, и это тоже минус в карму гаджетам, соблазняющим нас предложениями выгодных покупок. Но они же сильно разгружают бытовую составляющую. За несколько минут можно заказать продукты на дом, оплатить коммунальные услуги, вызвать няню, чтобы посидела вечером с детьми, заказать такси, отправиться в ресторан, по пути разглядывая в смартфоне меню. Правда, в ресторане компании и парочки все чаще сидят за бокалом вина, уткнувшись каждый в свой смартфон. Но такое общение уже стало считаться дурным тоном, и это дает основание надеяться, что человечество небезнадежно.

Гаджеты делают человека сильнее, увереннее в повседневной жизни и профессиональной среде, считает Дмитрий Еныгин. А Татьяна Порицкая, наоборот, уверена в обратном: смартфоны делают своего владельца беспечным и несамостоятельным. Тотальная слежка за пользователями, прозрачная социальная онлайн-среда, исключающая приватность, «мягко и незаметно ведут к тотальному конформизму, отсутствию независимой мысли», беспокоится Михаил Владимирский. Будущее неизвестно, и только разнообразие идей, рожденных людьми независимо друг от друга, позволяет найти решения новых непредвиденных проблем человечества, уверен эксперт. Но, как видно, влияние смартфонов на человека, революционные изменения, которые эти технологии произвели в его сознании, вызывают неоднозначные оценки. А значит, независимость мысли пока не утрачена, и человек остается хозяином положения. Хотя погодите. А что вы чувствуете, когда вынуждены на пару-тройку дней остаться без смартфона? Или такого с вами никогда не случалось?

Читайте больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK