Наверх
22 октября 2019
USD EUR
Погода

Чисто английское искусство

В Пушкинском музее открывается выставка «Оскар Уайльд. Обри Бердслей. Взгляд из России». Как ни парадоксально, несмотря на огромную популярность Бердслея у нас в стране, это первая возможность для российской публики увидеть его графику в оригинале. О выставке нам рассказала автор ее концепции, заместитель директора по выставкам и международным связям музея Зинаида Бонами.

— Творчество Обри Бердслея и Оскара Уайльда было с огромным интересом воспринято в России писателями, поэтами и художниками начала XX века, периода, который принято называть Серебряным веком. Собственно говоря, мысль объединить Уайльда и Бердслея  общей темой выставки могла возникнуть, пожалуй, только у человека, чье восприятие их творчества связано с традицией Серебряного века. Так сложилось, что для России именно Уайльд и Бердслей явились самыми яркими представителями английского эстетизма. Хотя конечно, надо иметь в виду их творческое сотрудничество в первом английском издании — трагедии Оскара Уайльда «Саломея» с иллюстрациями Бердслея. Эта книга действительно обессмертила их имена и стала источником вдохновения, творческого подражания, а иногда и заимствования, в русском искусстве  начала ХХ века,   —  прежде всего, в книжной и журнальной графике, а теперь уже в какой-то мере  в искусстве дизайна .

Эстетизм
Европейское движение в литературе, изобразительном и декоративном искусствах, считавшее красоту в искусстве и жизни высшей ценностью. Зародившись во Франции, эстетизм достиг своего расцвета в викторианской Англии последней четверти  XIX века. На формирование английского эстетизма повлияли взгляды искусствоведа Джона Рескина, провозгласившего принцип «верности природе» и идеал красоты как абсолютного добра. Эти идеи получили развитие в трудах его ученика оксфордского профессора Уолтера Пейтера, утверждавшего независимость искусства от морали, политики и религии.

 

Бердслей и Уайльд. Цвет: желтый

— Изысканная графика Бердслея, в популяризации которой в России большую роль сыграли литературно-художественные журналы Серебряного века «Аполлон», «Весы», «Золотое руно» и другие, до сегодняшнего дня была нам известна  только в репродукциях. Мы впервые показываем  рисунки и гравюры художника из собраний крупнейших музеев Великобритании, в том числе Музея Виктории и Альберта, Британского музея, галереи Тейт.

Обри Бердслей. Титульная заставка для книги Т. Мэлори "Смерть Артура". Около 1893—1894. Бумага, карандаш, тушь. Музей Виктории и Альберта, Лондон.

На выставке будет широко представлена  прижизненная иконография Уайльда и Бердслея. Прежде всего, фотопортреты из коллекции Национальной портретной галереи в Лондоне,  часто воспроизводящиеся в разных изданиях, а также два прижизненных живописных портрета Бердслея работы художников Уолтера Сикерта и Жака-Эмиля Бланша. Работа Сикерта интересна своеобразной мистической связью с судьбой Бердслея. На ней художник запечатлен в день торжественного открытия памятника поэту Джону Китсу, большим поклонником которого он был. Бердслей, так же как Китс, умер очень рано — в 25-летнем возрасте от туберкулеза. Кроме книжного иллюстрирования Бердслей успел внести большой вклад в издание литературно-художественного журнала The Yellow Book, выходившего в Лондоне с 1894 по 1897 год, исполняя роль его художественного редактора. Название журнала неслучайно: желтые, золотые, лимонные оттенки — главные тона эпохи. Символично и то, что свои последние дни Бердслей провел во французском курортном городке Ментон, часто называемым «лимонным раем».

Номер C3.3

Наполеон Сарони. Оскар Уайльд. 1882. Альбуминовый отпечаток. Национальная портретная галерея, Лондон

— Часть выставки посвящена непосредственно  творчеству Уайльда и Бердслея, а другая часть — их восприятию в России. Первые переводы Уайльда появляются в 1890-е годы, но особенно популярными эти два имени становятся с расцветом символизма в русской культуре. В начале XX  века вокруг эстетических взглядов Уайльда, которые он изложил в ряде эссе, в художественных кругах разворачиваются насыщенные и ожесточенные дискуссии. Им восхищаются Бальмонт, Блок, Брюсов. Бальмонт даже совершает в 1902 году паломничество в Рединг, чтобы увидеть тюрьму, в которой Уайльд провел полтора года по приговору суда за нарушение общественной морали. С этим местом связано его   последнее произведение —  «Баллада Редингской тюрьмы», напечатанная после его освобождения под псевдонимом C3.3 (тюремный номер Уйальда). На выставке будет представлено первое издание «Баллады» с правками автора из фонда Британской библиотеки, а также рукописная страница этого произведения, подаренная в 1916 году Корнею Ивановичу Чуковскому другом Уайльда и Бердслея Робертом Россом.

«Саломея» и Саломея

— В начале XX века появляется сразу несколько переводов «Саломеи» на русский язык. Этот образ очень вдохновляет символистов. В поэзии он звучит в стихах Гумилева, Лозинского, Ахматовой. В какой-то мере, возможно, — по совпадению с именем знаменитой красавицы той поры Саломеи Андроникашвили (Андрониковой).

Саму пьесу пытаются ставить в обеих столицах. В Петербурге в 1908 году две предпринятые постановки кончаются неудачами — «Саломею» постигает та же судьба, что и в викторианской Англии, где ее сочли слишком вольной интерпретацией библейского сюжета. (Уайльд мечтал о том, чтобы Саломею сыграла Сара Бернар, и та была готова взяться за роль, но тогда пьеса так и не попала на сцену.) К постановке «Саломеи» с Идой Рубинштейн в главной роли подступался Мейерхольд, но в конце концов был вынужден отказаться от этой идеи в связи с цензурными ограничениями. Однако Ида Рубинштейн все же исполнила в петербургской филармонии танец с покрывалами на музыку Александра Глазунова, поставленный специально для нее Михаилом Фокиным. И на нашей выставке будет представлен эскиз ее костюма работы Бакста из собрания Третьяковской галереи.

В предреволюционной Москве 1917 года судьба «Саломеи» оказалась более счастливой. Здесь состоялись постановки в Малом театре — с Ольгой Гзовской в главной роли и в Камерном театре под руководством Таирова, где Саломею исполняла Алиса Коонен. Эскизы костюмов к этому спектаклю, созданные Александрой Экстер, также можно будет увидеть на выставке.

Уайльд, Мельмот и Луначарский

— Нам известно, что Уайльд испытывал интерес к русской жизни и литературе. Еще совсем молодым человеком он написал  пьесу — возможно,  не самую сильную в художественном отношении — «Вера, или Нигилисты», посвященную русской террористке Вере Засулич. Луначарский, нарком первого советского правительства, до революции долго живший во Франции рассказывал о своей встрече с Уайльдом в одном из парижских кафе. К нему подошел человек, представившийся Себастьяном Мельмотом  (под этим именем Уайльд жил после выхода из тюрьмы) и, признав в нем русского, сказал, что всегда интересовался Россией. Имя Мельмота было заимствовано Уайльдом из романа английского писателя XVIII века Чарльза Метьюрина «Мельмот Скиталец», с которым, очевидно, он ассоциировал свою судьбу.

Лодыгин Сергей Павлович. Маска Красной Смерти. 1917. Бумага, тушь. Коллекция М.Я. и А.В. Чапкиных

В целом, выставка, продолжая многолетнюю  традицию ГМИИ им. А.С. Пушкина, вновь выстраивает своеобразный  диалог — культур, времен, творческих индивидуальностей.

Выставка пройдет в Галерее стран искусства Европы и Америки XIX-XX веков с 23 сентября по 16 ноября

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK