Наверх
29 сентября 2020

Сергей Багненко: «Задача «скорой» – спасти жизнь»

Сергей Багненко

©пресс-служба ПСПбГМУ им.акад. И.П. Павлова

Чем отличаются наши врачи от американских, нужно ли вооружать бригады скорой помощи и почему выпускник медвуза без опыта не может работать на «скорой», «Профилю» рассказал главный  специалист по скорой медицинской помощи Минздрава РФ, ректор ПСПбГМУ им. академика И.П. Павлова, д.м.н., профессор, академик РАН Сергей Багненко.

– Сергей Федорович, насколько известно, бригада скорой помощи должна приехать на вызов не позднее чем через 20 минут. В период пандемии время приезда увеличилось? Ведь вызовов стало существенно больше.

– Не на все вызовы бригада скорой медицинской помощи должна приезжать в течение 20 минут. В период пандемии коронавируса большинство регионов пошли по пути выделения специализированных бригад, которые усиленно обеспечиваются средствами индивидуальной защиты, и они сразу едут на вызовы с симптомами ОРЗ, пневмонии, высокой температуры и подозрением на COVID-19. В случаях если у пациента ситуация серьезная, например, начинается дыхательная недостаточность, «скорая» обязана приехать не позднее чем через 20 минут. При остальных симптомах приезда в столь короткие сроки не требуется – например, при кашле и повышенной температуре. Вообще, по регламенту в течение 20 минут «скорая» приезжает к тяжелым пациентам, а в остальных случаях – в пределах двух часов. Также на подстанциях всегда есть бригада для экстренных вызовов. Например, падение с высоты, техногенная травма, автомобильная авария и так далее – для различных ситуаций, где есть пострадавшие.

– За последние десять лет какие основные изменения произошли в организации работы «скорой»?

– Основные изменения, пожалуй, в том, что нам удалось добиться переоснащения службы скорой помощи. Обновили парк автомобилей и оснастили их современным оборудованием. Служба стала размещаться в удобных помещениях, а сотрудники – получать достойную зарплату. На самом деле очень много сделано из того, что было скорее задолженностью предыдущих лет, когда финансирование здравоохранения происходило по остаточному принципу. Вообще, служба скорой медицинской помощи во всех субъектах – это лицо медицины. В большинстве регионов произошли реальные положительные изменения. Кроме этого, появились информационные системы, которые позволяют отслеживать местонахождение автомобиля, скорость эвакуации.

Как изменится медицина после коронавируса

Еще одно очень важное изменение заключается в том, что скорая помощь помимо «колесного этапа» теперь имеет и стационарный. Например, когда возникла пандемия коронавируса, даже во время пика заболеваемости там, где были развернуты наши современные стационарные отделения, не возникло очередей из автомобилей «скорой». А вот там, где их не было, мы наблюдали огромные очереди, и больным приходилось томиться в автомобилях по несколько часов. И, наверное, самое главное изменение, реализацией которого мы сейчас занимаемся, – это создание в каждом регионе единой центральной диспетчерской, которая обеспечивает оптимальную маршрутизацию и своевременную госпитализацию на всей территории субъекта. То есть если раньше у нас была станция скорой помощи, например, в областном центре, и она обслуживала только жителей этого  центра, то теперь создается единая служба скорой медицинской помощи и медицины катастроф для всего региона, и на какой бы его территории ни произошел несчастный случай или острое заболевание, пациент будет сразу госпитализирован туда, где ему смогут оказать необходимую помощь.

– Как работают современные стационарные отделения скорой помощи?

– Смысл стационарных отделений в том, что в них работают специальные команды, которые готовы сопровождать больного любой степени тяжести от машины скорой помощи или самообращения до постановки диагноза и при необходимости размещения в медицинское учреждение. Во-вторых, там есть специальные зоны, ведь одно дело легкий пациент, а другое – больной в коматозном состоянии или с ножом в груди. Для одних пациентов необходима зеленая зона, где есть кресла, телевизор, где человек может подождать и час, но в комфортных условиях. Но если пациент самостоятельно не может передвигаться, есть желтая зона, и все необходимые специалисты к пациенту туда приходят. Есть и третья, красная зона, в которой находятся реанимационные палаты, где есть возможность провести трансфузионную терапию, искусственную вентиляцию легких и многое другое, при этом параллельно проводя обследования и уточняя диагноз.

Во всем мире уже давно существуют такие отделения. Например, если больница им не располагает, то она не допускается к оказанию экстренной помощи, и это лицензионное требование. У нас же пока жесткого требования нет, но мы понимаем, что если у стационара нет отделения скорой помощи, то он технологически не может быть готовым для оказания экстренной медицинской помощи в круглосуточном режиме. Считаю, что и у нас это должно быть обязательным требованием, и мы непременно этого добьемся.

– Какая заработная плата у врачей и фельдшеров «скорой»?

– Например, в Санкт-Петербурге врачи скорой помощи получают около 100 тысяч рублей. Согласно дорожной карте и указу президента, заработная плата врачей и среднего медицинского персонала привязывается к средней по экономике субъекта. Поэтому врачи получают две средние зарплаты, а фельдшеры – одну. Это минимальный уровень, который гарантирован федеральными нормативными актами. В каждом субъекте для службы скорой медицинской помощи губернаторы также устанавливают и собственные надбавки.

– Помогает ли частная скорая помощь уменьшить нагрузку на государственную?

– Частная скорая медицинская помощь выполняет всего 1–2% выездов, поэтому существенной роли с точки зрения уменьшения нагрузки на государственную она не играет. Более того, я считаю, что если объем частной «скорой» больше 5%, то это признак того, что недофинансируется государственная. Если норматив одна бригада на 10 тысяч граждан соблюдается, то больше 2% коммерческой «скорой» точно не нужно.

– Расскажу реальную историю. У человека было подозрение на инфаркт, которое впоследствии подтвердилось. Родные вызвали частную и государственную «скорую» одновременно. Каким же было их удивление, когда государственная приехала через 10 минут, а частная – только через 40. Так вот со стороны государства как-то контролируется коммерческая скорая помощь?  

– Государство частную скорую помощь лицензирует. Росздравнадзор проверяет ее соответствие. То есть укомплектование бригад, квалификацию работников, наличие всех допусков, медикаментов и так далее. Все это делается только в процессе лицензионных требований, а затем такая «скорая» функционирует самостоятельно, и контроль за ее деятельностью лежит на частной клинике. Если коммерческая скорая помощь приехала позже установленных сроков, а уж тем более, если опоздание было сопряжено с риском для здоровья пациента, то, конечно же, необходимо судебное разбирательство. Дело в том, что серьезного линейного контроля, как у государственной, у частной «скорой» нет. Нет и обязательного видеомониторинга, учета в информационной системе – на сегодняшний день нормативных документов у частной «скорой» не требуют. Поэтому моя рекомендация: в случае необходимости вызова скорой помощи, особенно в ситуациях с угрозой для жизни, нужно обращаться только в государственную.

– С городами-миллионниками все понятно. А вот как рассчитывается количество бригад, скажем, в областях крупных городов? Мы же понимаем, что в коттеджных поселках, СНТ и деревнях практически никто не прописан и многие ​ездят туда в выходные или на лето. Например, в деревне прописаны два человека, а летом там живут сто двадцать. Там «скорую» можно ждать часами. 

– Действительно, за пределами городов соблюдать норматив очень сложно. Сегодня это одна из наших задач. В 388-м приказе, который определяет порядок оказания скорой медицинской помощи на территории РФ, сказано, что в городах норматив одна бригада на 10 тысяч человек, а за пределами городов он зависит от «плеча эвакуации». Там может быть бригада и на 6, и на 7, и на 8 тысяч человек.

Вторая ковидная: когда ждать новой волны коронавируса

У нас огромная страна, и есть большие территории с низкой плотностью населения, а есть села и деревни с такими дорогами, по которым автомобиль «скорой помощи» не может проехать. Или, например, человек ушел в тайгу, и ему стало плохо. Конечно же, мы не сможем обеспечить ему приезд бригады ни за 20 минут, ни за два часа. В таких случаях запускается механизм медицинской эвакуации через систему санитарной авиации.

Что касается резкого увеличения населения в областях в летний период, которое наблюдается и в Ленинградской, и в Московской областях, то тут должны быть заключены соглашения. Ведь вызов «скорой» – это страховой случай, и, по сути дела, страховая медицина больше финансирует в летнее время и скорую помощь, и больницы, потому что возрастает количество обращений. Соответственно, летом в районах, где в разы увеличивается количество населения, должны формироваться дополнительные бригады «скорой». Эта ответственность полностью лежит на местных органах здравоохранения.

– На сколько процентов укомплектован штат врачей и фельдшеров?

– Мы рекомендуем, чтобы среди выездных бригад до 20% было врачебных, остальные могут быть фельдшерские. Эта рекомендация, как правило, соблюдается только в областных центрах. За пределами городов практически все выездные бригады фельдшерские, но профессиональный стандарт в выездной бригаде и у врачей, и у фельдшеров единый. Врач больше нужен для обследования пациентов в стационарных отделениях «скорой помощи», где есть лучевая диагностика, компьютерная томография, лаборатория.

На самом деле только в постсоветском пространстве остались врачебные выездные бригады. Во всем мире лишь реанимационные выездные бригады укомплектованы врачами, а остальные – медицинскими сестрами либо парамедиками.

– Так специалистов хватает?

– В целом да. Благодаря усилиям Министерства здравоохранения, программам «Земский доктор» и «Земский фельдшер» ситуация наладилась. Скорая медицинская помощь всегда в приоритетном порядке укомплектовывается кадрами, ведь без этой службы практически невозможно организовать оказание помощи на территориях.

– Есть ли разница в работе российской и, например, американской скорой помощи?

– Конечно, есть. В американской системе работают парамедики. Как правило, это бригада из двух парамедиков, которые сами управляют автомобилем, сами оказывают помощь и сами же эвакуируют. У нас пока такой системы нет. У нас скорую медицинскую помощь оказывает не парамедик, а медицинский работник. Это фельдшер или врач, в бригаде может быть еще и медицинская сестра. На сегодняшний день эта система нас удовлетворяет, хотя мы размышляем над введением должности парамедика как помощника врача или фельдшера в составе бригады.

– Задача «скорой» – довезти до больницы или вылечить?

– Задача «скорой» – сохранить жизнь. Для каждого пациента есть свой алгоритм действий. Если это угроза для жизни и для уточнения диагноза требуются инструментальные или лабораторные исследования, то нужно довезти пациента туда, где есть возможность провести необходимые исследования, а по дороге оказать необходимую медицинскую помощь, которая под силу бригаде. Например, респираторная поддержка, остановка кровотечения, обезболивание, иммобилизация. Это все делается в процессе эвакуации. Именно поэтому в бригаде должен быть фельдшер или врач.

– Почему выпускники вузов, не прошедшие ординатуру, имеют право работать участковыми врачами-терапевтами и педиатрами, а на работу в «скорую» вы их не берете?

– Дело в том, что участковый терапевт и педиатр, сидя у себя в кабинете, за стеной имеет опытного врача и может обратиться за помощью или советом: эта работа существенно отличается от работы в скорой помощи. Мы можем взять врача-стажера для работы в стационарном отделении в бригаде. А вот выпускать его одного на вызов без соответствующего образования, конечно же, нельзя.

– Периодически в СМИ проходит информация о нападении на врачей и фельдшеров скорой помощи. Звучало даже предложение обеспечить их оружием. Насколько актуальна эта проблема сегодня?

– К сожалению, эта проблема всегда актуальна, потому что специалисту «скорой» приходится работать в различных ситуациях, и он никогда не знает, что за пациент его ожидает за входной дверью. Это может быть и агрессивно настроенный человек, и алкоголик в приступе белой горячки, и наркоман. Сегодня проводится большая работа для того, чтобы воспитать население. Например, несколько лет назад у нас была большая проблема: водители не уступали дорогу автомобилю скорой помощи, а сегодня ситуация исправляется, и дисциплина водителей существенно повысилась. Необходимо освещать в СМИ судебные процессы над теми, кто оскорблял, применял или пытался применить насилие к медицинским работникам. Я уверен, что тогда ситуация будет меняться более быстрыми темпами. Но все-таки мы ратуем за то, чтобы автомобили скорой помощи были оснащены тревожными кнопками, чтобы в опасных ситуациях Росгвардия могла оперативно среагировать.

Читать полностью (время чтения 7 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK
29.09.2020
28.09.2020