Наверх
13 декабря 2019
USD EUR
Погода

Интернет проверят на наркотики

За пропаганду наркотиков в сети будут сажать, а частные реабилитационные центры получат господдержку

Если еще 10 лет назад торговля наркотиками шла, в основном, через живых посредников, то примерно 5-6 лет назад она перешла в «теневую сторону интернета» — «даркнет», рассказал «Профилю» генеральный директор Института развития интернета Сергей Петров. Уже в 2015 году 41% страниц в «скрытой сети» использовали именно русский язык. На 2019 год на крупнейшей торговой площадке ру-даркнета, посвященной продаже наркотиков, зарегистрировано более 2,5 миллиона аккаунтов.

«Сеть распространителей данной площадки охватывает 1013 городов России. С июля 2017 года площадка использовала обычный интернет для привлечения новых жертв: рекламные ролики на YouTube, ВКонтакте, спам-рассылки с помощью мессенджеров. Все это говорит о том, что «даркнет» начинает влиять и на «клирнет», привлекая в свои сети доверчивых пользователей. Например, в рекламных роликах употребление наркотиков называют «наступлением нового уровня в духовном развитии человечества». Необходимы принципиально жесткие методы борьбы с пропагандой наркотиков в Рунете, лежащие в плоскости уголовной ответственности», — убежден Сергей Петров.

Исследование, на которое он ссылается, было презентовано в октябре в Госдуме. Сообщалось, что ежедневно ресурс проводит более 13 тыс. сделок на сумму 227 млн рублей. Это больше 64 млрд рублей в год.

Действующее законодательство предусматривает лишь административную ответственность за пропаганду и рекламу наркотиков (статья 6.13 КоАП РФ). Штраф для граждан может составить до 5 тыс. рублей, для должностных лиц и индивидуальных предпринимателей — до 50 тыс. рублей, для юридических лиц — до 1 млн рублей. Иностранца могут выдворить из страны или арестовать на 15 суток. Про интернет в статье не упоминается.

Ответить контрпропагандой

«Серые» интернет-площадки угрожают не просто отдельным личностям, это новый тип угрозы национальной безопасности в эпоху кибертехнологий, заявляет зампредседателя комитета Госдумы по образованию и науке Борис Чернышов. Необходимо уйти только от запретительных мер, выбирая между штрафами и сроками. Помимо мер, связанных с уголовной ответственностью, необходимо вести контрпропаганду употребления наркотиков, отмечает депутат.

«Пропаганда наркотиков сегодня повсеместна. И особый акцент здесь идет как раз на интернет-пропаганду. При этом нет никаких серьезных ограничений на популяризацию применения наркотических средств. В массовые сообщества вбрасываются отдельные фрагменты песен, пропагандирующих это явление. Самый большой оборот наркотиков идет через «даркнет». Чтобы купить какие-то наркотические средства, достаточно открыть через тор тот или иной сайт и воспользоваться интерфейсом, который ничуть не уступает любому легальному сервису по доставке продуктов домой. Законодатели должны думать не только о том, как посадить, но ещё и как отвадить», — пояснил Чернышов.

Немаловажный пункт поручений президента касается МВД, отмечает депутат Госдумы Виктор Зубарев. В регионах, к сожалению, некоторые штабы и полицейские участки не оснащены той техникой, которая бы позволила выявлять и бороться с подобными преступными схемами.

При этом важно разработать и актуальную систему профилактики. «Совместно с педагогами, психологами, родителями надо искать общий язык с молодежью, потому что именно на молодых приходится самый тяжелый «сетевой удар». При этом они куда быстрее взрослых проникают в теневые коммуникации, где их уже ждут предложения, которые смущают легким заработком. Или стыдят — мол, «все вокруг уже пробовали». И если они соглашаются — это значит, что мы, взрослые, не доработали», — считает Зубарев.

Дьявол в деталях

Действующие адвокаты встретили идею ужесточения наказания за пропаганду наркотиков с сомнением. Предлагаемые поправки давно назрели и актуальны, поскольку сегодня практически каждый житель страны пользуется интернетом и социальными сетями, но дьявол кроется в формулировках и правоприменении. К тому же, необходимо четко разделить распространение и пропаганду, подчеркивают юристы.

«Можно предположить, что изменения будут внесены в действующую ст. 230 УК РФ, которая предусматривает ответственность за склонение к употреблению наркотических средств. Однако, вызывает опасения дальнейшая практика применения нововведений: какие именно действия будут квалифицироваться как пропаганда наркотических средств. Законодательство иногда применяется очень неоднозначно, и необходимо очень четко и недвусмысленно указать в законе признаки и элементы, порождающие состав преступления», — отмечает заместитель председателя МКА «Центрюрсервис» Илья Прокофьев.

Результатом преследования за пропаганду и распространение информации в интернете может стать поголовное привлечение к уголовной ответственности, предупреждает партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Анатолий Логинов.

«Все мы помним достаточно странные случаи привлечения к уголовной ответственности за экстремизм или пропаганду нацистской символики. Когда, например, в социальной сети человек размещал пост об истории войны и нацистских преступлениях, но с фото символики того режима. И всем было понятно, что пост как раз наоборот говорит об ужасах такого явления как нацизм. Однако их авторов привлекали к уголовной ответственности», — вспоминает адвокат.

Также у всех на слуху случаи, когда недовольных действиями власти привлекали по ст. 282 УК РФ за «за мемы и лайки», которые вообще к понятию экстремизма никакого отношения не имели.

«К сожалению, высока вероятность, что и в данном случае к уголовной ответственности будут привлекать ни за что, как бы абсурдно это ни выглядело. Это тем более вероятно, если вспомнить о до сих пор существующей в нашей стране «палочной» системе в правоохранительных органах. Нередко людям подбрасывают наркотики. А тут нужно просто поискать сомнительные публикации в интернете. К сожалению, если уголовная ответственность за данные действия будет введена, вскоре мы снова увидим волну абсурдных дел. Потом будут снова обсуждаться поправки и либерализация нормы, а авторитет власти снова будет подорван», — прогнозирует юрист.

Мировой опыт противодействия наркотизации населения и незаконного оборота наркотиков наглядно демонстрирует тот факт, что эти проблемы не имеют полицейского решения, убежден адвокат Дмитрий Тараборин.

«Ни сверхтехнологичные США, ни тоталитарный Китай, ни беспредельный филиппинский президент Дутерте ни на шаг не приблизились к решению этой проблемы. В лучшем случае, полиции и прочим службам удается изъять 5-7% от общего оборота наркотиков», — говорит он. Наркомания — это социальное явление, и держать его в узде

можно только социальными мерами, считает адвокат.

Депутаты «Справедливая Россия» во главе с лидером партии Сергеем Мироновым не стали дожидаться законопроекта правительства и практически сразу же внесли в Госдуму свою инициативу, в качестве максимальной меры наказания предложив лишать свободы до семи лет. В законопроекте эсеров под пропагандой наркотиков понимается «распространение информации, направленной на формирование нейтрального, терпимого или положительного отношения к наркотикам, либо представления о допустимости их употребления, хранения или оборота».

«Определение слишком широкое, в нем отсутствуют четкие однозначные критерии, которые помогли бы отличить рекламу наркотиков от простого упоминания наркотиков в соцсетях или изображения наркотиков в фильмах, книгах или песнях», — считает адвокат юридической фирмы «ЮСТ» Артем Кофанов.

По его мнению, по данной статье смогут привлекаться к уголовной ответственности люди, которые к наркоторговле не имеют никакого отношения — певцы, писатели, киносценаристы. Простое упоминание наркотиков в комментариях или переписке в соцсетях будет приводить простых пользователей интернета на скамью подсудимых. Законодателю не стоит спешить. Необходимо выработать подробные и четкие критерии того, что следует считать пропагандой наркотиков, а что ни при каких обстоятельствах не может считаться ею.

Без прав и правил

Отрасль негосударственных реабилитационных центров живет в глубокой тени и развивается по собственным законам. Процветает мошенничество, насилие и сектантство. По оценкам участников рынка, теневые обороты отрасли достигают 50 миллиардов рублей в год, половина из которых идет в карман тем, кто поставляет таким «клиникам» клиентуру.

Действующее законодательство (ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах») разделяет реабилитацию наркозависимых на медицинскую и социальную. Первой — с применением препаратов — имеют право заниматься только лицензированные медицинские организации. Для осуществления же второй лицензия не нужна, поэтому этот вид услуг никак не контролируется.

Однако недобросовестные реабилитационные центры, не имеющие лицензии, незаконно оказывают пациентам весь комплекс услуг, включая медицинскую помощь. То есть препараты назначают люди без базовых знаний в медицине и сопутствующего опыта работы, и последствия могут быть совершенно непредсказуемыми.

Большая часть реабилитационных центров сегодня расположена в жилом секторе, где не соблюдаются ни санитарно-эпидемиологические нормы, ни пожарная безопасность. Дело в том, что в квартиру или частный дом не имеют право ходить с проверками контролирующие органы.

Конечно, эти организации не платят налоги, хоть и берут плату с родственников своих пациентов.

«Прикрываясь социальной реабилитацией, всякие «серые конторы» осуществляют полный комплекс услуг — преодоление ломки, замещение, изоляция и т.д. Зачастую их деятельность нарушает права пациента, там имеет место мошенничество, вымогательство, незаконное ограничение свободы, насилие и сектантство. При этом люди обращаются в такие «клиники», потому что не хотят лечиться в государственной медорганизации из-за боязни огласки и официальной постановки на учет в наркодиспансере», — говорит депутат Госдумы Анатолий Выборный.

По его мнению, необходимо ввести обязательное лицензирование частных клиник и реабилитационных центров, при этом предоставить им право осуществлять полный цикл избавления от зависимости.

При этом важно, чтобы государство не только контролировало, но и оказывало поддержку тем, кто преодолел зависимость и активно вовлечен в оказание помощи другим.

В настоящее время деятельность некоммерческих организаций недостаточно регламентируется, согласен член Центрального штаба ОНФ, зампред комитета Госдумы по охране здоровья Николай Говорин.

«Очень много частных компаний, разного рода непонятные НКО занимаются этой работой, много непонятных методик. Есть случаи гибели людей, забирают человека, заставляют работать, избивают, забирают имущество. Все должно быть под контролем государства.» — говорит он.

Контроль за некоммерческими организациями должен осуществлять Минздрав, считает Говорин. При Исследовательском центре Сербского нужно создать единый методологический центр, который бы разрабатывал методологию лечения и реабилитации с учетом научных достижений и мирового опыта. Также может быть изучен и использован в рамках государственно-частного партнерства опыт прогрессивных социальных НКО.

Развивать отрасль

С необходимостью лицензировать деятельность согласны и представители отрасли. Это необходимо, чтобы расти и развиваться, официально брать на работу квалифицированных специалистов, поясняет председатель попечительского совета Некоммерческого фонда «Здоровая страна» Дмитрий Валюков.

Только при помощи лицензирования можно отделить мошенников и дилетантов от добропорядочных игроков, которые выполняют все требования закона и ведут «белую» бухгалтерию.

«На сегодняшний день в нашей стране действует свыше 120 государственных центров и около 5 тысяч — негосударственных. Эта пятитысячная армия вне стандартов, вне форм действий, они обозначают себя как «социальные центры помощи людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию», — говорит Валюков.

В отсутствии контроля со стороны государства отрасль начала объединяться в саморегулируемые организации, создавать собственные стандарты работы. Так, СРО «Национальный союз реабилитационных центров» на сегодня включает уже 26 реабилитационных центров, шесть из которых имеют лицензию на оказание амбулаторной наркологической помощи.

«В последнее время очень сильно поменялся наркорынок, соли и спайсы приобрели массовый характер. Специалистам тяжело работать в тех параметрах, которые хорошо себя зарекомендовали в 2010-2013 году. Реабилитационный центр должен соответствовать времени, обязательно иметь в штате психиатра, нарколога и всех специалистов, которые будут исполнять ведущую роль в жизни человека все полгода его нахождения в программе реабилитации», — пояснил представитель СРО «Национальный союз реабилитационных центров» Александр Лысенков.

В России сейчас работает всего порядка 6-7 тысяч врачей-наркологов, а для такой большой страны это очень мало, рассказал главный психиатр-нарколог Минздрава РФ, президент ГБУЗ «Московский научно-практический центр наркологии» Евгений Брюн. Для комплексной системы профилактики наркомании, для просветительской работы и нужно привлекать негосударственные организации. Но при этом нужно обучать их, лицензировать и контролировать.

Организовать такую работу могли бы антинаркотические комиссии, которые созданы в каждом регионе под руководством губернатора.

«На сегодняшний день антинаркотическая комиссия субъекта федерации — это единственный орган, который мог бы заниматься координацией такой деятельности, принимать решения по финансированию и контролю негосударственных организаций, работающих в системе профилактики. Система эффективно работает там, где в этом заинтересованы главы субъектов. Так происходит в Москве, Казани, Краснодаре, Екатеринбурге, Чечне», — считает Брюн.

В некоторых регионах встречаются интересные практики, которые можно взять на вооружение. Например, в Краснодарском крае работают передвижные бригады, которые выезжают в станицы и обследуют население, а потом с ним адресно работает. В Якутии муниципалитеты заключают социальный договор с алкоголиками, предоставляют им жилье и работу в обмен на трезвость.

В МНПЦ наркологии в этом году запустили несколько обучающих программ для негосударственных учреждений.

«Эти программы вполне популярны и люди к нам идут учиться. Это специалисты по социальной работе, психологи и просто консультанты, которые не имеют специализированного образования. Мы даем им общие знания по наркологии и технологиям реабилитации», — рассказал главный нарколог.

Однако организовать профилактическую работу в небольших городах с численностью 30-50 тысяч человек и селах крайне тяжело, и здесь единственный путь – это информирование родителей и педагогов через СМИ.

«Нужны постоянно действующие рубрики, через которые мы бы воспитывали прежде всего родителей, чтобы они имели понимание о том, какие у детей могут быть риски по употреблению наркотиков, алкоголя, табака, и что с этим делать. Такая работа сейчас вообще не ведется, и родители, сталкиваясь с проблемой, оказываются совершенно беспомощными, поэтому и сдают детей в разные непонятные центры», — считает Брюн.

 

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK