Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода

Казус Адвентистов седьмого дня

Разрешит ли Конституционный суд религиозным общинам совершать обряды в квартирах и частных домах?

В России — государстве светском, но при этом многоконфессиональном, гарантирующим свободу совести, право исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, а также трепетно относящимся к чувствам верующих, как оказалось, нельзя совершать религиозные обряды вместе с единоверцами у себя дома. То есть, по закону, можно. Но вот земельный участок, на котором находится дом, для этих целей использовать нельзя, а значит такие собрания могут обернуться для владельцев привлечением к административной ответственности и штрафом. Так и произошло с жительницей Ростовской области, адептом церкви Адвентистов седьмого дня, которая предоставила своих домик для общинных молитв и была наказана за это штрафом в 10 тысяч рублей. Это побудило ее обратиться в Конституционный суд с жалобой на нарушение ее права на частную собственность и свободы вероисповедания.

Казус этот примечателен не только тем, что, как оказалось, подобных случае в России немало, и этим серьезно озабочены правозащитники. Дискуссия, развернувшаяся на заседании КС во вторник, 8 октября, вызывает неоднозначные впечатления: то ли существование подобных «домовых общин» действительно хотят свести на нет, то ли это эпопея юридически-бюрократического характера, схожая с той, что проходили в том же КС дачники, долго добивавшиеся права на прописку на своих участках.

Невеселый прецедент

Обратившаяся с жалобой в КС Ольга Гламоздинова сама на заседание суда в Санкт-Петербург не приехала. Ее история, тем не менее, довольно подробно изложена в материалах дела. Родом эта женщина из Ростовской области. В поселке Веселый у нее есть дом площадью 60 квадратных метров. Это, как выразился адвокат заявительницы Сергей Чугунов, «обычный деревенский домик», расположенный на «обычном деревенском участке с грядками» площадью 13 соток. В январе 2017 года Ольга Гламоздина заключила с Церковью адвентистов договор о безвозмездном пользовании имуществом, предоставив общине свой дом для проведения религиозных обрядов и церемоний на 4 часа в неделю. Община, впрочем, появилась в Веселом задолго до того, еще в 1999 году, но требование о регистрации ее в качестве юрлица в ЕГРЮЛ органы юстиции ранее не требовали.

Но в сентябре того же 2017-го районный отдел Росреестра привлек Гламоздинову к административной ответственности за нецелевое использование земельного участка, оштрафовав на 10 тыс рублей (ст.8.8 КоАП), а местные суды законность этого штрафа подтвердили. Земельный участок должен использоваться только для ведения подсобного хозяйства согласно принадлежности его к соответствующей категории земель, гласил вердикт, а отправление религиозных обрядов на нем — это уже другая категория, требующая переоформления статуса участка.

Свой дом заявительница использовала как дачу, отметила на заседании в КС представитель Минюста Мария Мельникова, а на предназначенном для ведения личного подсобного хозяйства участке сельхозпродукцию постоянно не выращивала. Поэтому инспектор Росреестра, сказала юрист, не мог не обратить внимание на то, что «участок находится в запущенном состоянии», а потом и к дому присмотрелся: оказывается, там религиозные обряды проводят!

Но, согласно федеральному закону «О свободе совести и религиозных объединениях», богослужения, обряды и церемонии беспрепятственно осуществляются, в том числе, и в жилых помещениях. «Заявительница добросовестно полагала, что она вправе предоставить свой жилой дом для проведения такого богослужения, и не могла предвидеть последствия своих действий — обосновывал позицию своей доверительницы Сергей Чугунов, — Но в основу привлечения ее к ответственности лег принцип целевого использования земель».

Нарушители спокойствия

Идеологическое многообразие — одна из основ конституционного строя, каждому гарантируется свобода совести и вероисповедания, начала свое выступление представитель Госдумы в КС Марина Беспалова. Но осуществление прав человека не должно нарушать права и свободы других лиц, напомнила она. Для этого и вводятся ограничения, в том числе, и на свободу вероисповедания, которые, впрочем, «должны быть оправданными, отвечать требованиям справедливости, быть необходимыми и соразмерными конституционно значимым целям». Особенно это важно, поскольку вопрос этот носит «деликатный характер», и ограничения «могут непосредственно затрагивать религиозное достоинство лиц, исповедующих ту или иную религию». Но эти ограничения вводятся в целях защиты конституционного строя, жизни и здоровья, безопасности граждан, обороноспособности страны.

Казалось бы, причем тут адвентисты и их собрания в частном деревенском домике? А при том, что земли, объяснила представитель Госдумы, используются и охраняются «как основа жизнедеятельности народов». А использование земель в населенных пунктах основано на градостроительных нормах, которые и делят земли на различные категории по целям. Все это ради «благоприятных условий жизни граждан». Транспортная доступность, удобство расположения культурных, образовательных, медицинских, торговых и иных учреждений — все это, хоть и не оговоренные Конституцией, но тоже права граждан. Поэтому, в соответствии с зонированием территорий, определяется и правовой режим земель, несоблюдение которого означало бы нарушение прав других граждан, заключила юрист. Таким образом, по ее мнению, претензии Ольги Гламоздиновой безосновательны.

Поддержал эту позицию и полномочный представитель президента в КС Михаил Кротов. Он был куда более эмоциональным в своем выступлении. Да, в жилых помещениях можно проводить богослужения, но только если это делает семья, там и проживающая. А в аспекте данного дела «сложно сделать вывод о соблюдении прав соседей» Гламоздиновой, в доме которой «регулярно собираются люди, не принадлежащие к кругу семьи».

Представитель президента привел гипотетический пример. На двух участках по 6 соток обитают по соседству христианская и мусульманская общины. «Где начинается право на отправление богослужения? Например, у мусульман принято совершать жертвоприношения, — рассуждал юрист. — Это не нарушает права и законные интересы их соседей? Наверное, не случайно классификатор определяет, что если это помещение, земельный участок отведены для религиозного использования, то этот вопрос тоже будет разрешен так, чтобы не было конфликтов». Кротов предложил также представить себе ситуацию проведения богослужения в многоквартирном жилом доме, в квартире, «в которую придет 15-20 человек», и начнут «свои песнопения». «Права одного заканчиваются там, где начинаются права другого», — констатировал он. Проведение обрядов и служений в жилом помещении, хоть и допускается законом, но «всем понятно, о чем идет речь». А она, оказывается идет о том, что это семья молится у себя дома и обряды проводит — крещение, например, или отпевание. «Но представлять из этого дома постоянно действующую религиозную организацию? Это вызывает большие сомнения». В таких случаях нужно переоформить землю из категории личного подсобного хозяйства в категорию религиозную.

«Будете песни свои петь, привлечем к ответственности»

Выглядит это довольно запутанно. Получается, что личное жилье (не важно, дом, квартиру или комнату) для богослужений с единоверцами использовать можно, а землю под ним — нет. Но можно ли переоформить землю под культовые цели, если дом многоквартирный? Вряд ли такое было бы возможно, уж тут-то точно затрагивались бы права не имеющих отношения к религиозной общине соседей.

Вот и адвокаты Чугунов и Ряховский удивились: причем тут гипотетические примеры с христианами, мусульманами и жертвоприношениями, если в России и те, и другие мирно сосуществую. А дома у Ольги Гламоздиновой не 15-20 человек постоянно устраивают какие-то непонятные шумные церемонии, а лишь 3-5 единоверцев заходят на 4 часа в неделю библию почитать, проповедь послушать и помолиться друг за друга.

А ведь дело Гламоздиновой, насколько запущенным не выглядел бы ее участок, далеко не единичный случай, а одно из многочисленных дел о привлечении граждан и религиозных организаций к административной ответственности по вышеупомянутой статьей КоАП в связи с проведением культовых мероприятий в жилых помещениях, отметил в свою очередь адвокат, член Совета по правам человека (СПЧ) при президенте РФ Владимир Ряховский. «В своем обращении мы приводим примеры десяти таких дел, но этот список далеко не исчерпывающий, — сказал он. — Прямо сейчас в суде Свердловской области рассматривается жалоба гражданина, привлеченного к ответственности за проведение богослужения в принадлежащем ему доме. Всего там собиралось 10-15 его единоверцев». Основание то же — нецелевое использование участка. При этом судебная практика весьма противоречива: в одних случаях суды встают на сторону религиозных общин, в других — на сторону правоохранительных органов.

И на счет права семьи молиться у себя дома тоже все неоднозначно. В одном из дел, привел пример Сергей Чугунов, где также владелец участка был оштрафован за нецелевое использование земли, прокурор вынес предостережение о недопустимости использования для религиозных целей и самого помещения. Пастор общины сказал прокурору: «Я человек многодетный, и если мои дети со своими семьями, своими детьми придут ко мне в гости, нас уже будет больше 50 человек, а мы все прихожане одной церкви. Что ж я теперь и семью собрать на праздник не могу, чтобы вместе помолиться?». «На это прокурор ему ответил: «Собираться можете, праздновать, как все люди, можете. А будете песни свои петь, привлечем к ответственности», — рассказал адвокат.

Да и построить собственный храм, оформить надлежащим образом земельный участок под силу не каждой общине. «Сейчас много скандалов со строительством даже православных храмов, — пояснил Чугунов. – А религиозные меньшинства просто на это неспособны, они и общественные слушания по вопросу строительства не пройдут».

«Причиной подобной порочной практики, нарушения прав граждан, включая право на свободу совести и вероисповедания и самостоятельное распоряжение своим имуществам, — считает адвокат Ряховский, — является несоответствие положений закона требованиям определенности, ясности, недвусмысленности правовых норм и их согласованности в системе действующего правового регулирования». И если закон дает право совершать богослужения в жилых помещениях (домах, квартирах, комнатах), то совершенно очевидно, что эти помещения не могут находиться на землях религиозного назначения, добавил он.

Совет по правам человека в этой истории «уловил некую тревожную тенденцию», заявил, в свою очередь, член СПЧ, профессор кафедры конституционного и муниципального права ВШЭ Илья Шаблинский. В стране десятки тысяч квартир используются для богослужения. «При этом в разных концах страны правоприменители стали использовать категории целевого назначения земли и зданий для ограничения прав граждан – речь идет о свободе вероисповеданий», — сказал он. Эксперт привел пример из практики арбитражных судов. В апреле этого года не просто оштрафовали, а лишили здания небольшую религиозную организацию под названием «Православная церковь божьей матери». Эта организация сама построила себе храм на месте разваленной котельной. Основанием для конфискации здания стало то, что котельная не имела статуса места для отправления религиозных обрядов и богослужений. И никакое правильное оформление статуса здания эту религиозную организацию не спасло. «Причина этой тенденции какая-то другая. Оценивать ее сейчас я не возьмусь, но это факт», — заключил Шаблинский.

Фактически спор идет о функциональном использовании недвижимости – помещения, а не земельного участка, уверен эксперт. И представители властей не отрицали, что закон разрешает использовать жилые помещения для богослужений. Да и как это можно отрицать, если в нем так прямо и записано, черным по белому. «Регулярно или нерегулярно идут богослужения – это уже домыслы, закон об этом не говорит», — сказал Шаблинский.

Во всей этой истории он усматривает аналогию с другой знаменитой эпопеей — о прописках на дачах. КС рассматривал конституционность нескольких норм закона о садоводческо-огороднических дачных объединениях граждан еще в 2008 году. Административные органы не позволяли там жить постоянно, отказывали в регистрации по месту жительства, но КС признал эту практику неконституционной. «Да, КС расширил понимание административных органов, — заключил Шаблинский. — В данном случае складывается подобная ситуация».

Эксперт отметил еще одно любопытное обстоятельство. К ответственности религиозных деятелей привлекают по ст.8.8 КоАП, которая относится к главе кодекса, посвященной «правонарушениям в области охраны окружающей среды и природопользования». «Резюме тут одно: религиозные обряды и богослужения не представляют угрозы для окружающей среды, для земли как объекта природопользования», — сказал он.

И вот, что еще интересно в связи с рассматриваемым делом. На территориях государственных учреждений часто можно увидеть часовни. В Москве, привел пример Владимир Ряховский, они есть на территории МВД, Минобороны и Мосгорсуда. Религиозные мероприятия там проходят регулярно и по расписания, но земля под ними явно не культового назначения. «Не вижу в этом ничего противоправного, — заметил адвокат. — Но возникает вопрос: разве эти обстоятельства не влияют на нарушение целевого использование земли? И как это согласуется с позицией правоохранительных органов? Получается, что субъектами этих нарушений тогда (по аналогии с остальными делами) должны были бы стать руководители государственных органов».

Судьи КС, выслушав все эти аргументы, удалились совещаться. Свой вердикт они объявят в ближайшее время.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK