Наверх
12 июля 2019
USD EUR
Погода

Несмотря на все подводные камни, работа на фрилансе становится все более популярной в России

©Shutterstock/Fotodom

Работать, загорая на пляже или в гамаке, – предел мечтаний большинства «офисного планктона». Однако не все так радужно, как кажется. Работа «на себя» – это вечный поиск клиентов, отсутствие гарантированного заработка, повышенная прокрастинация, отсутствие карьерного роста и иллюзорность свободного графика. Чаще всего это означает хронические переработки по ночам.

Тем не менее количество чистых фрилансеров, то есть тех, для кого это является основным способом заработка, а не легкой подработкой, за последние годы значительно выросло, утверждается в совместном исследовании НИУ ВШЭ и интернет-портала по поиску удаленной работы Fl.ru.

Современные фрилансеры ценятся опытом в своей области, умением делать выводы из имеющейся информации и способностью решать проблемы, которые не под силу другим

Shutterstock/Fotodom

В настоящее время они составляют половину всей численности фрилансеров, тогда как еще пять лет назад их доля не превышала 34%. Доля остальных групп, напротив, резко снижается. Особенно это заметно среди штатных сотрудников, подрабатывающих на стороне, и студентов. Первые, очевидно, стали чаще полностью уходить в свободное плавание, пополняя группу чистых фрилансеров. Что касается студентов, то тут мнения разнятся.

Бизнес-тренер и фрилансер Андрей Левченко считает снижение доли студентов закономерным, поскольку они мало что знают и еще меньше умеют. «Просто несколько лет назад студенты, в отличие от людей старшего возраста, оперативно находили информацию в интернете, что-то компилировали из нее и выдавали это за некое знание, – объясняет он. – Сейчас все больше людей, которые активно и компетентно пользуются интернетом, и никакие студенты уже не нужны».

По его словам, современные фрилансеры ценятся только по трем причинам: опыт в какой-то области, умение делать выводы из имеющейся информации и способность решать проблемы, которые не под силу другим. Студенты, как правило, не обладают ни одним из этих качеств.

Генеральный директор компании «Гарамова и партнеры» Лариса Гарамова согласна: у работодателей возросло требование к качеству выполняемой работы. «Это значит, что квалифицированные работники вытесняют из этого сегмента студентов как неквалифицированную рабочую силу», – говорит она.

Но по мнению основателя кадрового агентства, автора книги «Нет офиса – нет проблем» Евгении Тудалецкой, причина кроется в статистической погрешности. Потому что на неквалифицированную рабочую силу спрос все равно имеется. «Скорее всего, просто увеличилось количество людей на фрилансе в принципе, и доля студентов на их фоне становится меньше, – считает она. – Студенты – это первые люди, которые вообще туда попадают».

Гендерное равенство

По данным исследования, фрилансеры постепенно «взрослеют». Более половины (53%) из них старше 31 года, хотя в 2014 году эта возрастная группа не превышала 42%, а в 2011‑м – 29%. Соотношение женщин и мужчин за это время выровнялось (46% и 54% соответственно). Десять лет назад, при первом опросе, мужчин среди фрилансеров было в два раза больше – 67% против 33%. Гендерные различия, как утверждают авторы исследования, теперь ощущаются только в профессиях. К «женским» они относят копирайтинг и переводы, то есть работу с текстами, а также маркетинг, рекламу и менеджмент. Здесь доля женщин в 1,5–2 раза превышает долю мужчин. «Мужскими» авторы называют профессии программиста, веб-разработчика и инженера.

А различия в профессиях, как мы понимаем, ведут к различиям в доходах. Среди группы с заработком свыше 90 тысяч рублей в месяц как раз превалируют программисты. Есть тут и «женские» профессии, такие как маркетинг, реклама и консалтинг, но в меньшей степени. Самыми низкооплачиваемыми считаются работники с текстами и дизайнеры.

В целом за последние пять лет среди профессий вырос спрос только на одну категорию – на деловые услуги. К таковым сами опрашиваемые относят маркетинг, PR и бизнес-услуги. В остальных категориях тенденции стабильны: постепенно снижается доля фрилансеров в программировании и веб-разработке, но увеличивается число людей в сфере инжиниринга и видеосъемок. Примерно 70% фрилансеров имеют высшее образование.

Только около 18% респондентов можно было отнести к высокодоходной группе, которая зарабатывает более 90 тысяч рублей в месяц. И, конечно, больше всего среди них москвичей: 39% опрошенных в Москве получают именно такие доходы.

Работать, чтобы жить, а не наоборот

«Работа на удаленке – вообще один из современных трендов», – утверждает Гарамова. И это, по ее словам, касается не только фрилансеров, но и штатных сотрудников. «Все больше компаний имеют возможность предоставлять работу на удаленке в связи с развитием технологий: ftp-доступы к удаленным серверам, онлайн-конференции и т. д.», – объясняет она.

Фриланс – обычно первое, с чего начинают будущие самозанятые и предприниматели. Основным видом деятельности это становится тогда, когда у человека начинает получаться стабильно зарабатывать, отмечает Тудалецкая. «То есть он попробовал и понял, что спрос есть, что заказы идут, и, соответственно, начинает зарабатывать чуть больше или столько же, как и на работе на постоянной основе, – говорит она. – И тогда он приходит к выводу, что сидеть на основной работе нет смысла».

Андрей Левченко, в свою очередь, предполагает, что причина роста чистых фрилансеров в том, что у государства и бизнеса все меньше достойной работы: при повышении инфляции зарплаты снижаются и ко всему прочему условия труда становятся хуже. «Человек работает с утра до вечера, без нормального отпуска, без реальных выходных, его постоянно дергают с работы в любое время, – рассказывает он. – Если он что-то хорошо знает и умеет, то он либо продолжит получать смешные деньги и постоянно работать, либо уйдет и будет продавать свои знания самостоятельно как консультации, как разовую работу. Но при этом у него появляется возможность жить. Доля фриланса во всех странах увеличивается по главной причине – люди просто хотят жить. Современная эксплуатация труда не дает возможности жить».

Исследование НИУ ВШЭ и Fl.ru показало, что за пять лет выросло число фрилансеров, которые пришли в эту сферу именно из-за нежелания работать по найму, с 30% до 45%. И, наоборот, сократилось число тех, кто занимается этим из необходимости, для дополнительного заработка, с 44% до 36%. Снизилась и доля тех, кто пришел во фриланс из-за нужды в получении опыта, – с 22% до 16% (видимо, отсюда и снижение доли студентов). Сами авторы отмечают, что из-за развития онлайн-бирж и конкуренции новичкам без опыта и портфолио стало сложнее получать заказы. А необходимый опыт можно получить и в штатной должности на позиции джуниора (младшего сотрудника), тем более что вакансии имеются.

Фрилансеры по-прежнему высоко ценят в своей работе гибкий график и отсутствие привязки к определенному месту. Кроме того, им нравится возможность выбирать интересные проекты, независимость и отсутствие корпоративной иерархии. Вариант ответа «высокие доходы» оказался в конце списка.

«В то время, когда сотрудник организации занят рутиной, занят какой-то оперативной работой, у меня есть возможность развиваться профессионально и личностно, – объясняет свой выбор фриланса Андрей Левченко. – Я почти всегда буду опережать штатного сотрудника в профессиональном развитии. Это первое. Второе – сотрудник организации очень зависит от мнения своих коллег и своего начальства. И он просто не решается критиковать их. А я ни от кого не зависим. Более того, меня приглашают именно для того, чтобы я их критиковал, чтобы я указывал на недостатки».

Третья причина, по его словам, в принципе «со стороны виднее»: независимый сотрудник способен увидеть то, чего не видят другие. И последнее – фрилансер имеет возможность получать опыт в разных организациях. «Я за короткий срок сделаю то, чего внутренние сотрудники не сделают за долгое время, потому что, как это ни смешно, мне заплатили крупную сумму, – отмечает он. – Если мне заплатили столько, то ко мне более требовательны и от меня ждут результат, и потому сами заказчики стараются быстрее воплотить то, что сделано мной, чем то, что сделано штатным сотрудником, которому просто постоянно платят зарплату и которого уже воспринимают как часть рутины».

Никакой стабильности

Но не все так радужно. Опрос показал, что примерно 60% фрилансеров работают шесть дней в неделю, а то и чаще. И около 46% тратят на это по девять часов в день и больше. Но по сравнению с 2014 годом современные фрилансеры тратят на работу все-таки меньше времени.

Ключевым недостатком своей деятельности респонденты считают нестабильность доходов – 63% в этом году против 54% в 2014‑м. На втором месте рейтинга беспокойств – высокая конкуренция, которая заставляет демпинговать на рынке. Следующая проблема – незащищенность, особенно среди начинающих, которые не всегда заботятся о составлении официального письменного договора.

©Shutterstock/Fotodom

Больше четверти (28%) фрилансеров признались, что им не удавалось решить проблемы с заказчиками. И это довольно высокий процент, демонстрирующий реальные риски. Чаще всего фрилансеры регулируют конфликты путем переговоров – 65%. Но возросло количество случаев, когда в ходе споров привлекается администрация биржи – 9% против 2% в 2009 году. Самые распространенные проблемы – задержка оплаты и неожиданное изменение задач и сроков в ходе работы.

Если говорить об удовлетворенности работой, то за пять лет как довольных, так и недовольных стало больше. А вот неопределившихся – меньше.

Между тем только 17% планируют и дальше зарабатывать фрилансом. Среди них больше опытных работников, имеющих стаж более 11 лет. Еще 37% надеются совмещать фриланс с собственным бизнесом. Совмещать его с работой в штате желают 19%. И лишь 4% респондентов ответили, что мечтают вернуться на наемную должность.

«Фрилансеров действительно можно разделить на две категории, – соглашается Левченко. – Первая – те, кто возвращается на зарплату. Это люди, которые просто временно были без работы, а теперь они рады, что наконец-то сядут в кресло и начнут заниматься спокойной рутиной. И есть другая группа – настоящих, вольных фрилансеров, которые меньше всего хотят ходить на работу. А иначе зачем они от нее уходили? То есть условно они делятся на тех, кого уволили, и тех, кто сам уволился».

Отсюда и разница в понимании карьерного роста фрилансера. Для кого-то это и правда возможность вернуться на работу в корпорацию. «Людей, которые проявили себя как качественные исполнители на фрилансе, мы взяли в штат, – рассказывает Лариса Гарамова. – У тех, кто все-таки предпочитает работать удаленно, карьерный рост выражается в увеличении объема работы и, соответственно, доходов. Наши фрилансеры зарабатывают от 15 тысяч до 100 тысяч рублей. Конечно, у работодателя, в свою очередь, должна быть возможность предоставлять такой объем работы и контролировать ее выполнение».

По мнению Тудалецкой, карьерный рост фрилансера выражается в обретении экспертности. Это позволяет ему в дальнейшем претендовать на более сложные задачи и, соответственно, получать более высокую оплату. Карьеры в прямом смысле этого слова у них нет. Андрей Левченко с ней согласен: «Потому что нет иерархии, внутри которой он будет подниматься по ступенькам».

По его словам, фрилансеры растут в трех направлениях. И первое – это профессиональная востребованность. «Но невозможно быть хорошим профессионалом, если ты неразвитая личность, – говорит он. – Потому что ты все время общаешься с людьми, попадаешь в какие-то конфликтные ситуации, решаешь сложные проблемы. Не будучи развитой личностью, ты не сможешь их решать. Поэтому направление № 2, а на самом деле № 1 – это развитие личности. И № 3 как следствие – это рост твоего дохода. Но это только следствие. Хорошо зарабатывают только те фрилансеры, которые могут самореализоваться. И они увольняются не потому, что работа плохая, а потому, что она становится для них маленькой. Человек просто перерастает свою работу».

Культура найма

Как отмечает Евгения Тудалецкая, крупные компании на самом деле не так уж и часто работают с фрилансерами. В крайнем случае они предпочитают нанимать работников на удаленку на постоянную основу. «Они не обязательно могут быть оформлены по Трудовому кодексу, они могут быть оформлены по договору гражданско-правового характера, по договору подряда, – объясняет она. – Потому что крупным компаниям нужен человек, которого они будут регулярно загружать одной и той же деятельностью. Просто он не ходит в офис».

А вот средний и малый бизнес, как правило, всегда начинает с найма фрилансеров, так как не имеет возможности обеспечить сотруднику один и тот же функционал на ежедневной основе. «Им не требуется, например, маркетолог на удаленке, – говорит Тудалецкая. – Им нужно выполнить маркетинговую задачу, и брать в штат человека нерентабельно. Но при этом они понимают, что могут это сделать на рынке фриланса. Но как только они видят, что постоянно заказывают на фрилансе какой-то функционал, то понимают, что лучше взять сотрудника на постоянную основу».

Поэтому фрилансеры прежде всего помогают экономить средства своих заказчиков. «К тому же фрилансеры не обязательно живут в Москве и хотят московские зарплаты», – замечает эксперт. А если работа по каким-то причинам не была сделана или результат получился неудовлетворительным, заказчик просто не оплачивает услугу. По сути, он рискует только тем, что в таких случаях у него «подвисают» дедлайны.

В целом эксперты едины во мнении, что этому рынку есть куда расти и развиваться. «Я обучаю предпринимателей работать с удаленными сотрудниками и за четыре года вижу бешеный спрос и динамику, – рассказывает Тудалецкая. – Если раньше я пыталась объяснить, чем занимаюсь и чему обучаю, то сейчас подобных вопросов не возникает. Формируется культура найма удаленных сотрудников и фрилансеров. Поэтому динамика только положительная».

«Я, например, могу взять отпуск тогда, когда хочу, – отмечает Левченко. – Я могу работать столько, сколько я хочу, тогда, когда я хочу, и, что немаловажно, с теми, с кем я хочу. Потому что я востребован и могу выбирать, с кем мне работать, а с кем – нет. Я могу назначать стоимость, которую я считаю нужной. Да, мне могут отказать, но по мере развития мне отказывают все реже и реже. Это и есть свобода. Свобода не для того, чтобы бездельничать, а для того, чтобы делать то, что мне нравится».

В разных странах, рассказывает эксперт, он все больше видит своих коллег. «Одиночки» в последнее время часто объединяются либо в профессиональные ассоциации, либо в совместные проекты, которые каждому из них в отдельности не под силу. «При этом доходы фрилансеров‑непрофессионалов становятся меньше, потому что их всегда очень много и в их среде высочайшая конкуренция, – добавляет Левченко. – Людей, которые говорят, что могут что-то сделать, огромное количество. Но тех, кто действительно может это сделать, очень мало. И у первых есть только одно достоинство – низкая цена, а у вторых – высокое качество. Выбирает заказчик, выбирает рынок».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK