Наверх
20 августа 2022

Выход на пенсию: почему старость в России считают признаком бедности

пенсионерка с собакой на руках
©Александр Петросян/Коммерсантъ/Vostock Photo

В этом году право на заслуженный отдых получат 1,5–2 млн россиян. Многих из них в тревожном ожидании перемен в своей привычной жизни. Ведь ни высокая белая зарплата, ни 30–40 лет непрерывного стажа сегодня не спасают от сумы на склоне лет. Почему так происходит, разбирался «Профиль».

Формула недоплаты

В феврале российские пенсионеры получат в среднем на 1 тыс. рублей больше, чем им было перечислено за январь. Это связано с тем, что после решения повысить на 8,6% (почти на 1,5 тыс. рублей) страховые пенсии по старости их впервые выплатят в полном объеме. Кроме того, Пенсионный фонд России (ПФР) погасит январский долг, образовавшийся из-за того, что первоначально индексация ограничилась 5,9%. Таким образом, в текущем году средняя страховая пенсия вплотную приблизилась к 19 тыс. рублей, а в 2023-м превысит 20 тыс. рублей.

Формально выплаты в таком размере существенно выше так называемой границы бедности – 11 970 рублей, которую Росстат впервые «провел» в декабре 2021 года. По нынешним меркам это совсем небольшие деньги. Между тем почти 36 млн из более чем 45 млн российских пенсионеров на них каким-то образом живут.

Инвестируй, а то проиграешь: как россиян готовят к отмене государственных пенсий

Социальные обязательства государства перед старшим поколением всегда носят ограниченный характер. Возможности их финансирования определяют состояние государственных финансов, уровень и ответственная политика правительства. При этом надо понимать, что содержание пожилых людей по определению находится за пределами экономической целесообразности. Действительно, старики в силу возраста и состояния здоровья уже не рассматриваются в качестве актива для рынка труда. Материальных благ они не создают и налогов в казну не платят. Может, поэтому в российском законодательстве и введено понятие «период дожития».

Такой подход характерен для многих стран мира. Современная структура производственных отношений России тоже работает по принципу исключения из системы распределения национального богатства социальных групп, которые не представляют значимой ценности для экономики. Результат – все программы, которые не способствуют накоплению капитала (частного или государственного, без разницы), финансируются по остаточному принципу. По этой причине, как представляется, перманентное реформирование пенсионной системы РФ в течение трех десятилетий принципиально ничего не меняет.

Опыт последних реформ: 2015 года – введение индивидуального пенсионного коэффициента (ИПК) и 2019 года – повышение пенсионного возраста – лишний раз это подтверждает. Опрос, проведенный SuperJob в январе 2022-го, показал, что лишь один из 20 россиян считает справедливой действующую систему расчета страховых пенсий по старости. Большинство же респондентов полагают необходимым отменить балльную систему, сделать формулу расчета государственных пенсий более прозрачной. Еще одно пожелание – вернуться к прежнему возрасту выхода на заслуженный отдых: 55 лет для женщин и 60 лет для мужчин.

Системный сбой

Страховая пенсия по старости, за которую отвечает государство в лице Пенсионного фонда, состоит из фиксированной выплаты и собственно страховой. Если на размер первой части человек никак повлиять не может – его устанавливают «сверху», то величина второй вроде бы в его руках. Она зависит от трудового стажа, а также зарплаты, с которой работодатель уплачивает страховые взносы, которые пересчитываются в баллы – основу ИПК. Конвертация старых пенсионных прав (появившихся до 2015 года) была произведена автоматически. В ИПК также включают пенсионные баллы за нестраховые периоды – службу в армии, отпуск по уходу за ребенком и т.п.

Однако на практике существует уравниловка – страховая часть пенсии в настоящий момент не может быть выше определенного уровня. Для этого введен годовой лимит на баллы – не более 10, начиная с 2019 года. Их стоимость – величина не постоянная: в 2015-м она составляла 71,41 руб., в 2021-м – 98,86 руб., в 2022-м – 107,36 руб. То есть высокий месячный доход, допустим, 200 тыс. рублей, с которого взымаются взносы в ПФР, не позволит получить от государства пенсию на уровне, принятом в развитых странах, – не менее 40% от заработной платы (так называемый коэффициент замещения).

Три веселых буквы: чего ждать россиянам от новой пенсионной реформы

Способ увеличить пенсию, активно продвигаемый ПФР, – добровольно отложить выход на заслуженный отдых. За каждый год отсрочки полагаются бонусы – премиальные коэффициенты, которые применяют к фиксированной выплате и ИПК. Проблема в том, что эта схема малопривлекательна для подавляющего большинства участников пенсионной системы. Прежде всего для мужчин, средняя продолжительность жизни которых в 2020 году составила немногим более 66 лет, по данным Росстата.

Разумнее продолжить работать, получая кроме зарплаты и пенсию. Так можно создать личную «подушку безопасности» в несколько сотен тысяч рублей. Например, при выплатах от ПФР в размере 20 тыс. рублей за три года накопится порядка 720 тыс. рублей. Плюс пассивный доход в виде процентов с депозитов. При ставке 4–5% вклад будет прирастать примерно на 30 тыс. рублей в год.

«Премиальные» за поздний выход на пенсию за те же три года позволят увеличить пенсию на 10–11 тыс. рублей. Не составляет труда подсчитать, что потребуется минимум 6–7 лет, чтобы компенсировать упущенную выгоду. Поэтому не приходится удивляться невысокой популярности этого вида «азартной игры» с государством.

Современная система пенсионного обеспечения, в основу которой положен ИПК, запрограммирована генерировать бедность. Из фондов оплаты труда предприятий ПФР получает полновесные рубли и направляет их на текущие выплаты. Будущие же обязательства переводятся в баллы, причем с понижающими коэффициентами и при высоких рисках обесценивания накоплений.

Еще одно слабое место ИПК – показатель предельной базы по пенсионным взносам увеличивается достаточно активно. К сожалению, от этого выигрывают только работники, у которых стабильно повышается зарплата (она в числителе расчетной формулы). Когда же зарплата не растет либо вообще снижается в период кризисов в экономике, то будущий пенсионер накапливает все меньше и меньше баллов, что не оставляет ему надежд на достойную старость.

Низкие пенсии государство – федеральный центр и регионы – компенсирует мерами социальной поддержки. В стандартном пакете льгот: бесплатный проезд на общественном транспорте, «дисконт» на оплату электроэнергии и коммунальных услуг, освобождение от ряда налогов и т.п.

Что немцу и французу хорошо

Проблему бедности среди пенсионеров такой подход не решает. Неслучайно реформа ПФР снова появилась в повестке дня. Как сообщает «Коммерсантъ», к 2023 году правительство намерено объединить ПФР и Фонд социального страхования, создав Социальный фонд. Слияние ведомств якобы позволит повысить некоторые социальные выплаты в 1,5 раза. Впрочем, повышение пенсий предстоящая процедура слияния и поглощения не затронет.

То, что не самым лучшим образом работает в России, подходит для Германии. Немецкая система пенсионного обеспечения тоже построена на принципе солидарности поколений – работающие оплачивают содержание пожилых членов общества, а накопленные баллы подтверждают вклад каждого гражданина «в общий котел». Однако, в отличие от российской, германская модель предсказуема и подчинена строгим правилам. Размер пенсии в Германии зависит от соотношения зарплаты конкретного работника и средней зарплаты в экономике. Ни формула расчета, ни отдельные ее параметры, ни стоимость баллов при этом не могут меняться, что закреплено в Социальном кодексе.

Кроме того, в Германии параллельно действуют три дополняющих друг друга вида пенсионного обеспечения: обязательное, корпоративное и частное страхование. Система сбалансирована и не требует, как у нас, ручного управления. Конечно, для немца выход на пенсию также означает определенное снижение уровня жизни, но не обрекает на бедность.

Другой пример – Франция, где пенсионная система тоже солидарная. Свой вклад вносят профсоюзы, различные ассоциации работников и предпринимателей, но действуют они строго под контролем государства. Тем самым достаточно успешно реализуется принцип «социального партнерства».

Пенсионная система США также заслуживает внимания. В ней наряду с государственными фондами свою нишу занимают частные компании и программы. Граждане могут самостоятельно планировать схемы размещения личных пенсионных накоплений, в режиме реального времени оценивать и контролировать свои деньги. У них есть право завещать неизрасходованные средства наследникам. Все это делает американскую пенсионную систему наиболее демократичной и абсолютно адекватной рыночным принципам. Проблема в том, что слепо скопировать заокеанскую модель нельзя. Как и пенсионная система Германии, на российской почве она может не прижиться.

Автор – преподаватель кафедры финансовых дисциплин Высшей школы управления финансами

Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль