Наверх
26 августа 2019
USD EUR
Погода

Через 50 лет после первой высадки человека на Луну ведущие державы вновь спорят за превосходство в космосе

©БОЛС

Ровно полвека назад, в июле 1969 года, человек впервые ступил на другое небесное тело – Луну. Предполагалось, что «маленький шаг одного человека» станет «огромным скачком для человечества» и освоение дальнего космоса пойдет полным ходом. Но история рассудила иначе. Вскоре градус советско-американского противостояния упал, и вместо изнурительной гонки с пилотируемыми запусками обе державы сосредоточились на научном изучении Луны. За десятки лет оно принесло любопытные, но почти не имеющие практического применения открытия.

Недавно, аккурат под круглую дату, NASA анонсировало возвращение человека на Луну в течение пяти лет по программе «Артемида». За несколько лет до этого за изучение спутника Земли активно взялся Китай. Периодически с планами в этом направлении выступают российские власти. Появляются и частные инициативы, связанные с Луной.

Значит ли это, что мы наблюдаем новый виток лунной гонки? Будет ли он, как и в ХХ веке, мотивирован соображениями международного престижа или на этот раз чиновники и бизнесмены поставят во главу угла денежный интерес? И через сколько лет нога человека снова коснется лунной поверхности? «Профиль» попытался разобраться в этих вопросах космического масштаба.

Удача первооткрывателей

Конкуренция – залог прогресса. Эта формула вполне описывает космическую гонку, начавшуюся между США и СССР в середине 1950‑х и ставшую одним из главных орудий холодной войны. На старте вперед вырвался Советский Союз, запустивший в 1957 году первый искусственный спутник Земли. Одной из следующих целей стало достижение Луны. Здесь американцы едва не опередили СССР: их аппарат «Пионер‑3» был запущен в декабре 1958‑го, но из-за отказа двигателя не долетел до цели и упал на Землю. Советские конструкторы воспользовались подарком судьбы, и спустя месяц отечественная «Луна‑1» стала первым «посланником Земли», пролетевшим вблизи спутника нашей планеты. Научное оборудование на борту позволило убедиться в отсутствии у Луны магнитного поля и зафиксировать солнечный ветер.

Десять с лишним лет США и СССР подбирались к спутнику буквально ноздря в ноздрю. Почти везде Советский Союз оказывался чуть впереди: первое касание поверхности – «Луна‑2» (12 сентября 1959), первые снимки обратной стороны – «Луна‑3» (4 октября 1959), первая мягкая посадка – «Луна‑9» (31 января 1966)… К слову, аккуратно сесть удалось только с шестой попытки, и даже тут американцы опоздали: «Сервейер‑1» прилунился только спустя четыре месяца. Опять повезло.

Какая ирония: в лунной гонке американцев обогнали даже черепахи, которые в сентябре 1968 года на советском «Зонде‑5» облетели небесное тело по орбите и успешно вернулись на Землю. Но на этом лидерство СССР в лунной гонке и закончилось.

Для отправки человека на Луну советским руководством была запущена программа «Н1‑Л3». Космонавты должны были стартовать на ракете «Н1» и высадиться на поверхность в 1968 году с помощью посадочного модуля «Л3». Однако после смерти легендарного советского конструктора Сергея Королева в 1966‑м проект затянулся, летные испытания ракеты начались только в феврале 1969‑го, когда американский «Аполлон‑8» уже доставил первых астронавтов на лунную орбиту. Первый тестовый пуск «Н1» закончился взрывом. Второй, накануне полета американцев, 3 июля 1969‑го, – тоже.

В решающий момент гонки удача оказалась на стороне США: 20 июля состоялся знаменитый полет «Аполлона‑11», и американские астронавты первыми ступили на поверхность Луны. «Тогда был очень высокий уровень риска, полеты по программе «Аполлон» были на грани катастрофы, – вспоминает в беседе с «Профилем» руководитель Института космической политики Иван Моисеев. – То, что астронавты шесть раз высадились на Луну, – очень большая удача. И то не удалось миновать беды – в одном из кораблей, «Аполлон‑13», по дороге к Луне произошел взрыв».

Три с половиной года продолжались полеты «Аполлонов». А затем программу закрыли: все возможные на тот момент «сливки» с естественного спутника Земли американцы сняли. Отказались даже от трех запланированных запусков.

В СССР лунный энтузиазм тоже пошел на спад. С ракетой «Н1» все не ладилось. В 1971–1972 годах было произведено еще два запуска, оба неудачные. Планировалось еще как минимум два, но в 1974‑м, с очередной сменой главных лиц в космической отрасли, «Н1‑ЛЗ» заменили на проект «Лунного экспедиционного корабля» (ЛЭК). А вскоре под давлением Минобороны отменили и его, поставив перед промышленностью совершенно новую цель: создание многоразового орбитального челнока (им впоследствии стал знаменитый «Буран»). Формально лунная программа была завершена в 1976 году – до этого момента на спутник успели отправить еще несколько автоматических станций и «Луноход‑2».

Так совершившее «огромный скачок» человечество потеряло к ближайшему небесному телу интерес на полтора десятилетия.

Чем докажешь?

В середине 1970‑х появилось мнение, что высадка американцев на Луну сфальсифицирована, а все фото- и видеоматериалы являются монтажом. Происки советской пропаганды? Как бы не так! Зародилась теория заговора как раз в США. Согласно воспоминаниям и публикациям в СМИ, многие американцы в начале 1970‑х не верили, что их соотечественники действительно достигли спутника Земли.

В массы же эта теория пошла после публикации книги Билла Кейсинга «Мы никогда не летали на Луну». Его авторитет якобы подтверждает тот факт, что он работал в компании Rocketdyne, строившей ракетные двигатели для программы «Аполлон». Но есть нюанс: он работал там не конструктором, не инженером, а техническим писателем и покинул компанию в 1963 году, когда она только начала работу по лунной программе.

Если в Советском Союзе и были «неверующие», то их мнение прямо противоречило официальной позиции государства. 22 июля 1969 года в газете «Правда» была опубликована подробная стенограмма высадки американцев на Луну. А на последней полосе номера помещалось интервью вице-президента АН СССР, академика А. П. Виноградова. В частности, он говорил: «Нельзя не восхищаться мужеством и выдержкой космонавтов, которые смело встретили неизвестность. Они впервые совершили посадку на поверхность нашего естественного спутника в лунном аппарате. Пользуясь случаем, хочу поздравить космонавтов с выдающимся успехом и пожелать им благополучного возвращения на Землю».

С тех пор наши космонавты, конструкторы и другие авторитеты не раз критиковали теорию лунного заговора, называя ее невежественной и антинаучной. Владимир Путин на одном из выступлений подчеркнул, отвечая на вопрос: «Это чушь, полный бред. И я не могу даже представить, чтобы кому-то в голову могла прийти такая бредовая идея. Так можно сказать, что и Юрий Гагарин в космос не летал».

«Нет ни одного специалиста, который поддерживал бы теорию заговора, – комментирует «Профилю» Иван Моисеев. – А если представить, что так и было, то в ней участвовало не менее миллиона человек. В СССР вся агентская сеть была поставлена, чтобы следить за программой NASA. Если бы кто-то решился рассказать, он получил бы много денег и стал бы знаменитым на весь мир… И вот 50 лет прошло, ни один человек не проболтался. А что касается скептиков, то у этих людей просто уровень грамотности такой, к сожалению. Это все равно что сказать, что самой Америки нет или Австралии».

Несмотря на все аргументы, число сомневающихся в истинности программы «Аполлон» в России растет. По результатам опроса ФОМ в 2000 году, доля скептиков составляла 28%. А в мае 2018‑го, по данным ВЦИОМ, во «вселенский обман» верили уже 57% наших граждан. Получается, за 20 лет «скептическая» позиция стала вдвое популярнее. Возможно, это связано с ослаблением России на космической арене? Куда проще принизить заслуги американцев, чем попытаться трезво оценить перспективы отечественной космонавтики…

Впрочем, в США теория заговора тоже сохраняет сторонников. Количество сомневающихся, по различным данным, колеблется в пределах 6–20%.

Возвращение амбиций

Если в 1980‑е годы лунные программы не реализовывались вовсе, то в конце ХХ века интерес к спутнику Земли возобновился. Сначала его проявили Япония и США, в 2000‑х к ним присоединились Индия и Евросоюз. Затем до полетов на Луну «созрел» Китай: первая миссия «Чанъэ» была запущена в 2007 году. В начале 2019‑го китайцы первыми в мире благополучно высадили автоматическую станцию и луноход на обратную сторону спутника.

Китайцам удалось запустить свой луноход на обратную сторону нашего спутника

TASS / imago / Xinhua

Дальше – больше. В 2019–2020 годах КНР планирует запуск еще двух аппаратов в рамках программы «Чанъэ» с целью доставки на Землю до 2 кг лунного грунта. Также аппараты должны проверить работоспособность технологий (в частности, 3D-печать зданий из реголита), которые позволят в будущем создать на Луне китайскую базу. Такая цель прямо декларируется руководством страны, но пока без конкретных сроков.

Планы NASA выглядят еще амбициознее. Новая программа «Артемида» предполагает возвращение человека на Луну в 2024 году, а уже к 2028‑му – закладку на ней постоянной станции. По мнению Ивана Моисеева, все это чистая фантастика. «Действительно, задел для реализации такой программы есть только у США – почти готовы ракета и корабль, не хватает только лунного модуля, – напоминает он. – Но и при этом план высадки человека на Луну в 2024 году выглядит нереализуемым, поскольку для этого придется пойти на большой риск. Посадка, взлет на Луне – очень сложные операции, а современные требования безопасности не в пример жестче, чем полвека назад. Если их соблюдать, то люди полетят на Луну не раньше 2028 года. И, скорее всего, получится так: высадятся 3–4 раза, мир им поаплодирует, а все остальное снова отложат на будущее».

Появление «Артемиды» тем удивительнее, что несколько лет назад в NASA инициировали другой проект: строительство на орбите Луны станции Lunar Orbital Platform-Gateway (ранее была известна как Deep Space Gateway), своеобразной «лунной МКС». Она должна стать перевалочным пунктом для изучения как спутника Земли, так и других объектов Солнечной системы. Станция сможет работать в автоматическом режиме – постоянное пребывание людей пока не предполагается. NASA уже договорилось о сотрудничестве с Канадским космическим агентством (CSA), ведет переговоры с Европой (ESA), Японией (JAXA) и Россией (Роскосмос). Судя по концепту проекта, каждому участнику планируется выделить по одному модулю. Также на станции будет международный блок.

Одним из серьезных достижений в советской лунной программе 70-х годов XX века стал запуск станции «Луна-20» (на фото схема станции), которая привезла на землю образцы лунного грунта

RIAN

Полеты на бумаге

России в списке стран-«лунатиков» нет: за 43 года с момента запуска «Луны‑24» к спутнику Земли не полетел ни один отечественный аппарат – только научное оборудование на устройствах других государств. С 2014 года планируется триумфальное возвращение в рамках программы «Луна‑25» (также известной как «Луна-Глоб»). Сначала предполагалось отправить аппарат для изучения сейсмической активности, затем – хотя бы для повторения советской программы и подготовки будущих миссий. Сейчас запуск станции запланирован на 2021 год.

«Постсоветская Россия вообще не запустила ни одного аппарата за пределы орбиты Земли, – делится с «Профилем» кандидат технических наук, историк космонавтики Вадим Лукашевич. – Хотя были попытки достичь Марса, но миссии «Марс‑96» и «Фобос-Грунт» потерпели неудачу. Единственное, чем мы можем гордиться, – обсерваториями серии «Спектр», но они располагаются на околоземной орбите. Все остальное пребывает на уровне концепций. «Луна‑25» постоянно откладывается, и непонятно, когда будет запущена. По сути, это создаваемый с нуля проект: мы разучились запускать аппараты за пределы силы земного тяготения. Даже Израиль в этом смысле впереди России. То есть надо догонять Израиль, потом Китай и США. Для конкуренции с ними нужны 3–4 новые программы, каждый раз все более сложные».

Если судить по заявлениям чиновников, то недостатка амбиций у России не наблюдается. Разговоры о возвращении на Луну ведутся с начала 2010‑х, в какой-то момент даже звучали обещания водрузить российский флаг и построить базу на ее поверхности после 2030 года. Правда, затем грянул экономический кризис, Федеральная космическая программа подверглась жесткому секвестру, и на некоторое время тема Луны исчезла с повестки дня.

Но в ноябре 2018 года о ней снова вспомнили. На заседании Роскосмоса и Совета РАН по космосу была рассмотрена концепция освоения Луны в ближайшие 30 лет. Программа-максимум поражает воображение: там и отправка космонавтов, и создание научной инфраструктуры, и добыча водяного льда, и постройка убежищ из реголита… То есть грезы о постройке лунной базы все-таки не отпускают чиновников. Только теперь сроки сдвинуты «вправо», до 2050 года. Но если посмотреть на реальный ход событий, то и этот срок покажется излишне оптимистичным.

В начале 2010‑х предполагалось разработать на дальнюю перспективу семейство ракет «Ангара», в том числе тяжелую «Ангара-А5» для доставки грузов за пределы земной орбиты и сверхтяжелую «Ангара-А5 В» для пилотируемого полета к Луне. По текущим планам «А5» будет проходить испытания до 2023 года, а дебют «А5 В» состоится в 2026‑м. Но пока состоялся лишь один тестовый запуск «Ангары-А5» – в 2014 году. Второй пуск переносят год за годом, его точная дата до сих пор неизвестна. В прошлом году неразберихи добавило известие о разработке совершенно новой сверхтяжелой ракеты «Енисей». Ее первый старт запланирован на 2028 год.

Столь же туманны перспективы космического корабля «Федерация», работы над которым начались более 10 лет назад. По сообщениям СМИ, недавно наконец стартовало производство компонентов «Федерации», а первый полет предполагается в 2022 году. Но это без экипажа и с выходом на низкую околоземную орбиту, к МКС. Когда состоится полет на Луну, говорить тем более рано.

Иван Моисеев приводит расчеты: программа «Аполлон» стоила 150 млрд современных долларов США, тогда как в России на всю космонавтику выделяется $2 млрд в год. Если задаться единственной целью – высадкой россиян на Луну, то при текущих расходах это займет 75 лет. Соответственно, ни о какой колонии в течение 30 лет речи быть не может.

«Мы пытаемся на весь мир громко о себе заявлять, чтобы нас заметили и принимали во внимание, – сетует Лукашевич. – Американцы отправляются на Луну – и мы туда же. Но у NASA уже есть или скоро появится носитель-сверхтяж и все необходимое оборудование. Поэтому они и не торопятся: они уже первые, и даже если сроки по программе «Артемида» будут сдвинуты, это непринципиально. Россия по факту в лунной гонке не участвует и американцев ничем не поджимает. Денег на лунные программы у нас не хватает, а без них это просто декларации».

По сути, единственным шансом наших космонавтов приблизиться к Луне выглядит участие в международных проектах – например, Lunar Orbital Platform-Gateway. Проблема в том, что по действующему проекту станции Россия строит «многофункциональный модуль», выполняющий роль входного шлюза. «По сути, мы будем привратником у дверей гостиницы, – иронизирует Лукашевич. – Причем должны еще и доставить туда модуль, а лунной ракеты у нас нет. Мы ничего не можем туда перевезти – ни полезную нагрузку, ни экипаж».

В прошлом году российские власти демонстративно возмутились предложением США: мол, не к лицу космической державе обслуживать чужую станцию. Компромисс пока не найден, участие России в проекте под вопросом: в марте 2019‑го глава Роскосмоса Дмитрий Рогозин подтвердил, что страна готова к сотрудничеству только на равных с NASA условиях.

Возможно, на выручку придет Китай, который в рамках своей лунной программы предполагает сотрудничество «с несколькими странами». Как сообщалось в СМИ, между Москвой и Пекином ведутся переговоры по сотрудничеству в проектах «Чанъэ‑7» (зонд для исследования Южного полюса) и «Луна‑26» (орбитальная станция). Обе миссии запланированы на 2023 год.

Капитальная поддержка

Будущее космонавтики нередко связывают с частной инициативой. На заре космической эры человек «отрывался от Земли» лишь в интересах и за счет государственных программ. Но активизация деятельности на околоземной орбите в последние годы, названная в западных СМИ Space 2.0 (развертывание группировок спутников связи и дистанционного зондирования Земли, проекты суборбитального туризма), – в первую очередь заслуга коммерческого сектора.

С дальним космосом все сложнее: полеты стоят на порядок дороже, а экономическая отдача куда менее очевидна. Впрочем, частный бизнес успел отметиться и в лунных миссиях – прежде всего в качестве подрядчика правительственных агентств. Эта практика исторически развита в США. Например, самую грузоподъемную в мире ракету-носитель «Сатурн‑5», с помощью которой были запущены все «Аполлоны», разработал и построил Boeing. Эта же компания сейчас занимается разработкой ракеты-носителя SLS для новой программы «Артемида».

Космический корабль «Орион», который планируется использовать в «Артемиде», разработала компания Lockheed Martin. Она же в апреле представила концепт лунного взлетно-посадочного модуля, который, по словам создателей, может быть построен к 2024 году.

В мае другая частная корпорация, Blue Origin, представила уже готовый прототип модуля Blue Moon. По словам ее главы Джеффа Безоса, модуль может доставить на Луну до 3,6 т полезного груза. Причем инженеры компании уже разработали версию с грузоподъемностью до 6,5 т и местами для космонавтов.

Успехи России в освоении космоса пока довольно скромны, зато наши конкуренты не стоят на месте. Например, в США активно развивается частная космонавтика (на фото – ракета Илона Маска The SpaceX Crew Dragon на стартовой площадке)

Julian Leek / Vostock Photo

Компания Илона Маска SpaceX, которая также сотрудничает с NASA в рамках проекта «Артемида», уже совершила три успешных запуска тяжелой ракеты Falcon Heavy и разрабатывает сверхтяжелый носитель Big Falcon Rocket. Недавно она провела тестовый запуск капсулы Crew Dragon, которая сможет доставлять людей на околоземную орбиту, в частности на МКС. Пожалуй, история SpaceX лучше всего иллюстрирует, как в будущем может выглядеть государственно-частное партнерство на пути в дальний космос. На начальном этапе существования компания пользовалась технической и финансовой поддержкой NASA, зато теперь агентство пожинает плоды: стоимость запуска ракет SpaceX заметно ниже, чем у конкурентов. Так, запуск Falcon Heavy стоит примерно $100 млн против предполагаемых $500 млн у SLS. Даже с учетом вдвое меньшей грузоподъемности выгода очевидна.

Что касается не связанных с госконтрактами лунных инициатив, то почти все они сводятся к конкурсу Google LUNAR X‑Prize. В 2007 году корпорация пообещала $20 млн стартапу, который первым сможет создать луноход. В конкурсе приняло участие 29 команд из 12 разных стран, но никто из них в итоге не выполнил условия, и главный приз не был вручен.

Один из финалистов, израильский аппарат «Берешит», был запущен в этом году, но не смог аккуратно прилуниться. Еще два финалиста – американский Moon Express и японский Hakuto – планируются к запуску в 2020‑м. На чем будет построен лунный бизнес этих компаний и станет ли он прибыльным – пока вопрос открытый. Предполагается, что аппарат из США займется изучением возможностей добычи полезных ископаемых из лунного грунта. О назначении ровера из Японии известно лишь то, что он сможет передавать на Землю снимки и видео в высоком разрешении.

В России самодостаточной частной космонавтики практически не существует: вся отрасль подчинена госкорпорации «Роскосмос». Единственное значимое исключение – «С7 Космические транспортные системы» (S7 Space), в 2017 году получившая лицензию на осуществление космической деятельности. В 2018‑м компания приобрела проект «Морской старт» для запуска украинских ракет «Зенит‑2» с платформы в океане. Однако из-за осложнения отношений с Украиной и разрыва контракта с местным КБ «Южное» проект находится под угрозой срыва.

Что же касается российских стартапов… Их история порой напоминает хроники неизлечимой болезни. Например, в Google LUNAR X‑Prize участвовал российский проект «Селеноход». Разработкой аппарата занимались как молодые специалисты, так и участники советской программы «Луноход». Из-за отсутствия финансирования проект был закрыт в 2013 году.

В 2014 году возникла компания «Космокурс». В планах – выведение космических туристов на орбиту до 200 км с помощью многоразовой суборбитальной ракеты-носителя и капсулы. В 2016‑м «Космокурс» согласовал техническое задание с Роскосмосом, в 2017‑м получил лицензию на осуществление космических запусков. До сих пор в компании «колдуют» над техникой, тестовых запусков еще не было. Источник и размеры финансирования не раскрываются.

В апреле 2019 года на горизонте появилась «Национальная космическая компания» (НКК). По словам генерального директора Максима Куликова, компания призвана объединить усилия человечества для освоения космоса. В 2020‑м НКК планирует получить соответствующую лицензию, затем в течение двух лет начать запуски полезных грузов на орбиту, в 2024‑м отправить луноход, а в 2030‑м запустить миссию на Марс. Финансовая составляющая проекта, а также наличие господдержки (за исключением сотрудничества с РАН) ни в СМИ, ни на официальном сайте не упомянуты. Сам Куликов в рейтингах богатых бизнесменов России не значится.

И таких примеров много. На фоне хронических проблем с реализацией федеральных космических программ эти факты выглядят печальным диагнозом. Конкурентный космический рынок в России не сложился, в бюджете денег на полеты нет… Что ж, остается только «держаться» хотя бы за сохранение присутствия на околоземной орбите. До Луны нам… как до Луны.

Луна в цифрах

12 человек в общей сложности побывали на Луне.

14 человек перечислены на табличке рядом со скульптуркой «Павший астронавт» на Луне – это астронавты и космонавты, погибшие в 1964–1971 годах.

382 кг лунного грунта было доставлено американскими астронавтами на Землю.

324 г (в тысячу раз меньше) лунного грунта было доставлено советскими аппаратами.

14 лет, с 1976-го по 1990 год, к Луне не отправлялось ни одного аппарата.

79 искусственных аппаратов находится на Луне по состоянию на 20 июля 2019 года, из них один действующий (китайский ровер «Юйту‑2»). Еще два действующих спутника вращаются на лунной орбите – китайский ретранслятор «Цюэцяо» и американская станция Lunar Reconnaissance Orbiter.

©Shutterstock / Fotodom

Что мы забыли на Луне?

Потенциал для научных открытий, стимулировавший отправку луноходов в 1960–1970‑х годах, для США и России в значительной степени исчерпан. Сегодня этот мотив стоит во главе угла лишь для стран, подключившихся к лунным исследованиям позже: Китая, Японии, Индии, Израиля.

Но с точки зрения будущего проникновения в глубины космоса и колонизации планет Луну принято считать неизбежным следующим шагом после МКС. «Не создав на Луне базу для добычи топлива и материалов, дальше двигаться невозможно. Любой проект упирается в Луну», – согласен с этой точкой зрения руководитель Института космической политики Иван Моисеев.

Однако есть и альтернативное мнение. «Использовать околоземную орбиту как отправную точку для дальних путешествий, в том числе на Марс, намного проще и выгоднее, – утверждает историк космонавтики Вадим Лукашевич. – Нет необходимости лететь на Луну, сажать оборудование с потерями, затем снова запускать, преодолевая тяготение. Отрабатывать замкнутые системы обеспечения тоже разумнее на околоземной орбите. Если что-то пойдет не так, можно подстраховать людей кислородом и питанием, тогда как на Луне это сделать не получится. Тестирование защиты от радиации? То же самое: выйди на высокую орбиту, и будет тебе радиация».

Мало доводов в пользу создания лунной базы и с экономической точки зрения. Самым веским из них считается возможность добычи на Луне изотопа гелий‑3, который может стать топливом для термоядерных реакторов. Единственное «но»: самих этих реакторов пока не существует. «Лететь сейчас на Луну с этой целью – все равно что предлагать Христофору Колумбу в XV веке плыть в Новый Свет разрабатывать урановые рудники. Нужно ли это человечеству? Да, но намного позже. Сегодня же нет ничего такого, что нам требуется на Луне», – резюмирует Лукашевич.

По мнению эксперта, в этой ситуации задача построения лунной базы опять сводится к политическому престижу – так же, как и полвека назад. «Считается, что к 2050 году наличие базы на Луне будет атрибутом сверхдержавы, – поясняет он. – Для подтверждения этого статуса теперь мало просто запустить спутник или человека в космос – пора двигаться к другим небесным телам».

А самое, если не единственно доступное среди них – все та же давно «обжитая» Луна. Стало быть, надо «покорить» ее по второму кругу.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK