Наверх
4 октября 2022

Что станет делать Берлин в случае обострения конфликта России и Запада

Министры иностранных дел России и Германии Сергей Лавров и Анналена Бербок на встрече в Москве, 18 января 2022 года

©Максим Шеметов/ EPA/ Vostock Photo

По мере нарастания кризиса вокруг Украины Берлин, с одной стороны, демонстрирует солидарность с коллективным Западом, но в то же время продолжает держаться за «Северный поток-2» и отказывается поставлять Киеву оружие. Чем обусловлен такой подход Германии – разбирался «Профиль».

Индийский скандал

На фоне стремительного нарастания напряженности в отношениях России и Запада в Германии разразился громкий военно-политический скандал. Командующий немецкими ВМС вице-адмирал Кай-Ахим Шёнбах во время визита в Индию позволил себе ряд весьма откровенных высказываний на тему России, Украины, Крыма и сложившейся ситуации в целом. Шёнбах, в частности, назвал бессмыслицей мнение о том, что Россия намерена напасть на Украину, призвал проявить уважение к Москве и в довершение отчеканил: «Крым ушел, не вернется, и это факт».

Все это было произнесено за закрытыми дверями во время дискуссии ограниченного круга экспертов в индийском Институте оборонных исследований и анализа, и Шёнбах, по всей видимости, не предполагал, что мероприятие транслируется напрямую в YouTube. На следующий же день он назвал свои высказывания сугубо личным мнением, не отражающим официальную позицию министерства обороны ФРГ, а затем подал прошение об отставке, которое было немедленно удовлетворено.

Адмирала, впрочем, сложно заподозрить во фрондерстве. Скорее, расслабившись в камерной обстановке, Шёнбах просто прямым текстом сказал то, о чем думают и с чем согласны многие немецкие политики и представители руководства бундесвера. В этом-то, собственно, и заключается суть произошедшего скандала. По откровениям Шёнбаха вполне можно судить о царящих в Берлине настроениях. И союзники Германии по НАТО и ЕС именно так все и расценили, в очередной раз укрепившись в сомнениях по поводу «политической благонадежности» немцев. Тем более что сейчас для таких сомнений и без того хватает оснований.

Газовая неопределенность

«Подобные заявления только усиливают подозрения в том, что Германия не намерена ничего предпринимать и стремится предельно минимизировать возможные санкции. А над всем этим возвышается молчаливый федеральный канцлер». Так прокомментировал в интервью изданию Handelsblatt высказывания Шёнбаха известный немецкий журналист и политолог Томас Кляйне-Брокхофф.

Войти в поток

Канцлер Олаф Шольц сейчас действительно молчит, а точнее, старательно уходит от прямого ответа на главный вопрос: будет ли включен «Северный поток-2» (СП-2) в пакет возможных санкций против России. Все, чего до сих пор удалось добиться журналистам от Шольца на многочисленных пресс-конференциях, – заверения в том, что в случае вооруженного конфликта России и Украины «обсуждаться будут все варианты». И эту позицию канцлера сразу же подтвердило партийное руководство СДПГ – практически дословно и так же не упоминая СП-2. Два партнера социал-демократов по правящей коалиции, «Зеленые» и СвДП, газопровод в связи с возможными санкциями все же упоминают, но пока только в рамках теоретических допущений.

Судя по всему, в немецком правительстве попросту нет единого мнения относительно списка возможных санкций. Три правящие партии, не желая устраивать лишних склок между собой, сошлись пока на устраивающей всех формулировке – «будут обсуждаться все варианты». При этом они надеются, что в итоге обсуждать ничего не придется, поскольку кризис удастся урегулировать мирным путем. По сути, это и есть сейчас основная позиция Берлина: иного решения, кроме диалога, быть не должно, но если с диалогом все же не получится, то будут серьезные ответные меры, а какие именно – мы решим потом.

Вопрос об СП-2 – это прежде всего вопрос о том, понадобятся ли Германии дополнительные объемы газа на период энергетического перехода. Социал-демократы и Шольц уверены: обойтись без них не получится. «Зеленые» же полагают, что при должном развитии возобновляемой энергетики наращивать потребление газа не придется. Однако и те, и другие всерьез опасаются, что, если ситуация выйдет из-под контроля, речь пойдет уже не об одном «Северном потоке-2», а обо всех российских энергопоставках. И прекратиться они могут вовсе по вине Москвы, а, например, по причине отключения России от SWIFT или санкций против крупных российских банков, в связи с чем просто нельзя будет провести оплату.

США дали прогноз по срокам запуска «Северного потока-2»

Канцлер Олаф Шольц пока уходит от ответа на вопрос, будет ли включен "Северный поток-2" (на фото) в пакет возможных санкций против России

gazprom.ru

Если поток газа из России полностью иссякнет, немецкой энергетике, вероятно, придется вернуться к углю или даже к атому, от которых она сейчас последовательно отказывается. При этом планы создания новейшей газовой инфраструктуры, которая в перспективе должна быть переведена с природного газа на водород, могут оказаться если не похоронены, то отодвинуты на много лет вперед. Полностью заместить российский газ в настоящее время просто нечем – для этого не хватает ни собственных объемов добычи в Европе, ни свободных мощностей СПГ-терминалов, причем у самой Германии таких терминалов нет вообще.

Неизжитый пацифизм

Немецкая зависимость от российского газа и связанная с ней политическая неопределенность, конечно, не могут не беспокоить союзников ФРГ, в первую очередь – американцев и восточноевропейцев. Тем более что решения в немецком правительстве принимаются коллегиально и предугадать, на чем в критической ситуации сойдутся три правящие партии, практически невозможно. Поэтому на немцев сейчас давят, принуждая к тому, чтобы они заранее и желательно публично взяли на себя обязательства – хотя бы пообещав отказаться от СП-2 в случае обострения конфликта России и Украины.

Зачем Берлину нужна "двойная стратегия" в отношениях с Москвой и Пекином

Но Берлин этого делать явно не желает. По словам главы МИД Анналены Бербок, Германия сейчас обсуждает такие варианты санкций в отношении России, которые «бумерангом не ударят по нам самим». А «бумерангом» по Германии могут ударить практически любые серьезные санкции против России. И это подтверждает немецкий бизнес, требующий от политиков вместо нагнетания напряженности заняться расширением делового сотрудничества с Москвой ради обеспечения безопасности текущих энергопоставок и перспектив энергетического перехода.

Проблема, однако, не только в экономике и энергетике. Немецкая политика, несмотря на все приложенные за последние годы правительством и заинтересованной общественностью усилия, так и не смогла полностью избавиться от свойственного ей осторожного отношения к любым военным конфликтам. И с приходом к власти «Зеленых» в союзе с СДПГ эта осторожность, что называется, заиграла новыми красками. «Зеленые», конечно, уже совсем не та антивоенная партия, какой они были на заре своего существования, но остатки прежнего пацифизма они все же сохранили. И в новом правительстве этот «зеленый» пацифизм зарифмовался с аналогичными настроениями в рядах СДПГ.

Поэтому Берлин сейчас возвращается к тем внешнеполитическим «табу», которые были отчасти разрушены за время правления Ангелы Меркель и ХДС/ХСС. Главные из этих «табу» – нарушение международного права при проведении зарубежных военных операций и поставки оружия в кризисные регионы. Новое правительство на днях уже отменило мандат бундесвера на участие в антитеррористической операции на территории Сирии и упорно отказывается передать какое-либо оружие Украине. Более того, если исходить из логики немецкого пацифизма, Берлин на такие поставки никогда и не согласится, сколько бы его об этом ни просили. Поэтому все настойчивые призывы Украины помочь ей с вооружением сейчас выглядят как чистая провокация. В Киеве не могут не понимать, что ФРГ, не соглашавшаяся на такие поставки и при прежней власти, при новом правительстве тем более не станет этого делать.

Союзническая лояльность

Нынешнее положение Германии напоминает то, в котором она оказалась весной 2014 года. Союзники тогда также испытывали сильное недоверие к немцам, а сам Берлин долго колебался, делая выбор между своими экономическими интересами и солидарностью с прочими странами Запада. В итоге ФРГ выбрала солидарность и, по всей вероятности, так же сделает и на этот раз. В конце концов, никаких альтернатив НАТО и тем более Евросоюзу у Германии нет – Североатлантический альянс обеспечивает ее безопасность в настоящее время, а ЕС при удачном стечении обстоятельств должен будет обеспечить немцам одну из ведущих ролей на мировой арене в будущем.

Почему энергокризис не собьет Германию с пути отказа от угольной энергетики

Но, в отличие от 2014-го, сейчас для Германии на кону стоит не просто потеря доли российского рынка, что восемь лет назад было компенсировано наращиванием объемов трансатлантической торговли, а жизнеспособность всей немецкой экономики и судьба энергетического перехода. Поэтому, если дело дойдет до новых санкций в отношении России, Берлин, скорее всего, потребует для себя весьма существенных компенсаций. И немцы прекрасно знают, что у союзников есть что им предложить.

Для немецкого и европейского энергетического перехода важен не только российский газ, но и непосредственное участие США, а именно – согласие Вашингтона на вступление в так называемый «климатический клуб», который Берлин планирует сформировать за время начавшегося в этом году немецкого председательства в «большой семерке». Этот клуб, с едиными расценками на выбросы СО2 и единым пограничным углеродным налогом, должен будет защитить экономику Германии и ЕС от «углеводородных» конкурентов на период энергетического перехода. Без участия крупнейшей экономики мира, то есть американской, такой клуб не будет иметь никакого смысла. И вполне вероятно, что цена союзнической лояльности Берлина уже определена – осталось только договориться о деталях.

Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль