17 июля 2024
USD 88.28 +0.47 EUR 96.26 +0.48
  1. Главная страница
  2. Статьи
  3. Как ко второй годовщине СВО изменился баланс сил в украинском конфликте
военный конфликт Зарубежье Операция по демилитаризации Украины Россия Украина

Как ко второй годовщине СВО изменился баланс сил в украинском конфликте

Военнослужащий ВС РФ на территории Донецкой фильтровальной станции (ДФС) под Авдеевкой

©Дмитрий Ягодкин/ТАСС

То, как будут развиваться события в течение третьего года спецоперации на Украине, во многом было определено главным сражением второго года СВО – наступлением ВСУ на южном направлении в июне–октябре 2023-го. Поражение, которое потерпели украинские войска в ходе контрнаступа, запустило последовательность политических событий на Западе и на самой Украине, существенно ослабивших весь лагерь противников России.

На этапе подготовки, начавшейся еще осенью 2022-го, украинское наступление замышлялось как решающее сражение, которое позволит закончить конфликт быстро и относительно успешно для Запада. Вопреки победным реляциям, разговорам о неизбежном нанесении России стратегического поражения и о «границах 1991 года» наступление рассматривалось, по сути, как единственный шанс заставить Москву отказаться от продолжения боевых действий.

«Контрнаступ» должен был сломить волю России к дальнейшей борьбе: провал в 2022 году «экономического блицкрига», т. е. попытки дестабилизировать ситуацию внутри страны с помощью санкций, и набирающая темп раскрутка маховика российского военно-промышленного комплекса означали, что в длительном конфликте у Украины нет шансов на победу. Предполагалось, что на южном направлении российским войскам будет нанесено крупное поражение, сопряженное с тяжелыми потерями, и в результате Запад навяжет Москве выгодное ему соглашение о перемирии.

Не получилось: провал украинского контрнаступа и его последствия

Что касается территорий, то здесь, видимо, задачей ставилось взятие города Токмак в Запорожской области. В прорыв к побережью Азовского моря мало кто верил. В любом случае главной целью было не отвоевать земли (пусть и стратегически важные), а отбить у российского руководства и общества желание продолжать спецоперацию. И именно с этой точки зрения провал ВСУ и тех, кто стоял за их спинами, оказался тотальным.

Украинское наступление, готовившееся с привлечением ресурсов более чем 50 стран, воспринималось крайне серьезно и в самой России. Чтобы противостоять ему, была создана глубоко эшелонированная оборона, большие деньги потрачены на возведение масштабной системы долговременных оборонительных сооружений. На этом фоне неспособность ВСУ к осени прошлого года, несмотря на огромные потери, в том числе западной техники, прорвать хотя бы первую линию российской обороны вызвала некоторое изумление даже в Москве.

Для Украины провал наступления обернулся обострением внутриполитической борьбы. Конфликт президента Владимира Зеленского и части руководства ВСУ, развивавшийся как минимум с лета 2022 года, вышел на поверхность. С ноября заместитель председателя комитета Верховной рады по безопасности и обороне Марьяна Безуглая регулярно публично и очень резко критиковала главкома ВСУ Валерия Залужного и его окружение.

В Соединенных Штатах провал наступления способствовал усилению скепсиса в отношении украинского проекта среди сторонников Республиканской партии. В сочетании с усугубляющимся американским внутриполитическим кризисом это привело к прекращению оказания военной помощи Киеву. Белый дом уже три месяца не может добиться от республиканцев в конгрессе одобрения новых расходов на Украину.

В России к этой заминке поначалу относились не слишком серьезно – мол, американцы быстро утрясут свои разногласия, и помощь Киеву возобновится. Однако время показало, что все не так просто. Даже если помощь Украине вскоре будет одобрена, паралич американской политической системы по важнейшему внешнеполитическому вопросу уже сильно деморализовал и солдат ВСУ на фронте, и политиков в европейских столицах.

В каком состоянии начинают 2024 год два главных претендента на пост президента США

Впереди у США президентские выборы, которые пройдут в условиях крайне жесткого противостояния демократов с республиканцами, и вероятное возвращение в Белый дом Дональда Трампа, позицию которого по Украине предсказать сейчас едва ли возможно.

Тем временем публичный конфликт Зеленского и руководства ВСУ набирал обороты. О разладе в отношениях президента и военного командования стало известно еще в июне 2022-го. Зеленский тогда требовал продолжать оборону Северодонецка и направил туда упомянутую выше Марьяну Безуглую в качестве своего рода политического комиссара. Запоздалое отступление ВСУ из города стоило Украине тысяч жизней.

Этот сюжет затем неоднократно повторялся – в том числе и недавно в Авдеевке. Хотя командование ВСУ настаивало, что город надо сдать, Зеленский не только не внял этим рекомендациям, но и лично посетил Авдеевку в конце декабря 2023-го. В отличие от предыдущих эпизодов, на этот раз разногласия Зеленского и Залужного стали в полной мере достоянием общественности (главком в СМИ признал, что Авдеевку, вероятно, удержать не удастся). Параллельно гражданские и военные власти Украины ругались из-за вопроса мобилизации, перекладывая друг на друга ответственность за непопулярные меры (призыв женщин, инвалидов и т. п.).

Первая попытка уволить Залужного, судя по всему, была предпринята Зеленским еще в ноябре, когда депутат от оппозиционной «Европейской солидарности» Владимир Арьев сообщил о подготовке в минобороны Украины представления об отставке главкома ВСУ. Перспектива ухода с поста Залужного не вызывала энтузиазма ни у западных спонсоров Украины, ни у значительной части командного состава ВСУ. В итоге Зеленскому пришлось «подходить к снаряду» несколько раз. 29 января украинские СМИ даже сообщили, что отставка уже состоялась, но вскоре опровергли это известие. Впрочем, уже 8 февраля Залужный все-таки был уволен.

Главнокомандующий ВСУ Валерий Залужный

Согласно опросам, рейтинг доверия у Залужного (на фото) выше, чем у президента Зеленского

Maxym Marusenko/NurPhoto via Reuters Connect

Вскоре после этого оборона Авдеевки начала стремительно рушиться, и к середине февраля главная украинская укрепленная позиция на Донбассе пала. Таким образом, Киев понес тяжелое военное поражение, а ответствен за него, как полагает общество, теряющий популярность президент, уволивший авторитетного командира.

Хотя причиной хаотичного отступления ВСУ из Авдеевки послужило упрямство Зеленского, пропаганда (как украинская, так и западная) постаралась объяснить произошедшее внутриполитическими проблемами в Соединенных Штатах. Президент Джозеф Байден в телефонном разговоре с Зеленским заявил, что украинские войска вынуждены сдать город из-за «сокращающихся поставок» и «бездействия конгресса».

Однако на самом деле поток помощи Украине начал быстро мелеть значительно раньше – когда стало очевидно, что контрнаступ провалился и скорого завершения конфликта ждать не приходится. По данным Кильского института мировой экономики, в период с августа по октябрь 2023-го было одобрено почти в 10 раз меньше новых ассигнований на помощь Украине, чем за аналогичный период 2022 года, когда Киев добился заметных успехов на харьковском направлении.

Впрочем, эта цифра важна скорее для предсказания будущего и анализа позиций западных стран по украинскому вопросу – речь идет в основном о долгосрочных программах помощи, вроде одобренного недавно ЕС гигантского пятилетнего пакета помощи Киеву в размере 50 млрд евро.

Как устроена передача американской военной помощи на Украину

До конца 2023-го помощь из Америки на Украину продолжала поступать – последний ее пакет, размером $250 млн и включавший в себя в том числе артиллерийские боеприпасы калибров 155 и 105 мм, был одобрен 27 декабря, а поставки, очевидно, происходили позднее. Продолжали поставки и европейские страны, ресурсы и запасы оставались и у самой Украины. Наконец, с октября ВСУ не проводят крупных наступательных операций, так что общий расход боеприпасов по сравнению с активной фазой контрнаступления должен был сократиться.

Причиной авдеевского поражения стало не столько сокращение западного вспоможения, сколько рост возможностей российских войск. Украинцы, участвовавшие в боях за Авдеевку, отмечали значительное повышение качества управления российскими войсками, улучшение взаимодействия родов войск, повышение возможностей разведки.

Наращивание производства дешевых корректируемых бомб с комплектами УМПК привело к тому, что тяжелые высокоточные авиабомбы калибром 500 и 1500 кг стали применяться сотнями в день (до марта 2023-го подобного оружия у нас в значимых количествах просто не было). В результате ВКС России вернули себе роль важнейшего инструмента поддержки наступления. В вопросе применения беспилотников, по свидетельствам как с российской, так и с украинской стороны, наблюдается как минимум паритет, а по отдельным направлениям – явное российское превосходство. При этом Россия сохраняла и количественное превосходство в артиллерии.

ВСУ все острее ощущают нехватку личного состава. Сами оборонявшие Авдеевку украинцы (как и бойцы на других участках фронта) неоднократно жаловались, в том числе и западным СМИ, на сильнейшую неукомплектованность многих батальонов. Их слова подтверждают захваченные нашими войсками документы. Россия же, напротив, увеличивает численность своих вооруженных сил – 19 февраля заместитель председателя Совета безопасности Дмитрий Медведев заявил, что с начала года на службу принято 53 тысячи человек.

Таким образом, в украинском конфликте фундаментально изменился баланс сил. Даже после преодоления кризиса в конгрессе США откатить ситуацию назад не получится – Россия продолжает наращивать выпуск вооружений быстрее, чем происходит общий рост производства оружия на Западе. При этом Вашингтон вынужден иметь дело с разрастанием войны на Ближнем Востоке и сохраняющейся высокой напряженностью в Азиатско-Тихоокеанском регионе, где также требуются американские военные ресурсы. А с нехваткой живой силы у ВСУ Запад в принципе ничего поделать не может.

Тем не менее Америка по-прежнему рассчитывает, что противостояние на Украине закончится перемирием и фиксацией позиций по линии соприкосновения на момент прекращения боевых действий, а Киев при этом не будет брать на себя какие-то дополнительные обязательства (неучастие в военных блоках, ограничения размера вооруженных сил, особый статус русского языка и т. п.). Такой финал конфликта рассматривался частью американской администрации как приемлемый с конца 2022-го, когда стало ясно, что коллапса российской экономики и краха власти не произойдет. Однако военно-политическая ситуация с тех пор сильно изменилась, и не в пользу Запада. Принять эти новые реалии США трудно как по внутриполитическим причинам, так и из страха окончательно обрушить международную поддержку Украины.

Сварить лягушку: в чем суть американской стратегии противодействия России

Перед Москвой же по-прежнему стоит задача заставить Киев принять условия, зафиксированные в Стамбульских соглашениях, но теперь уже вкупе с «новыми реалиями», то есть с тем, что Россия приросла четырьмя новыми регионами. Любой другой вариант соглашения будет сопряжен для нее с риском возобновления боевых действий после перевооружения Западом Украины.

Однако по мере затягивания конфликта и роста, с одной стороны, российских преимуществ на фронте, а с другой – российских потерь Москва может переключиться и на более амбициозные цели как с точки зрения территориальных устремлений, так и с точки зрения политических требований.

Для России не проблема начать переговоры – она готова приступить к ним в любой момент, подтверждая тем самым свой образ конструктивного игрока в глазах Глобального юга. Просто вестись эти переговоры будут на фоне продолжающихся боевых действий, а Москва при этом не откажется от своих главных требований.

Для Украины и ее союзников начало переговоров сопряжено с существенными рисками. Американцы, с одной стороны, понимают, что время играет против них и чем дальше, тем слабее будут их переговорные позиции. Но, с другой стороны, начало переговоров может привести к распаду коалиции по поддержке Киева и одновременно усилить нежелание тратить деньги на Украину внутри самих США. Отказ от риторики про «границы 1991 года» будет воспринят как признание всего украинского предприятия бесперспективным. Многие политические силы внутри Соединенных Штатов и многие партнеры Вашингтона на международной арене начнут настаивать на скорейшем перемирии ценой уступок Москве, лишь бы сократить соответствующие расходы.

Серьезным препятствием на пути к столу переговоров является лично Владимир Зеленский и его ближайшее окружение. Зеленский (несмотря на диктат США и Великобритании) несет ответственность и за то, что боевые действия в принципе начались, и за отказ от крайне благоприятных для Украины Стамбульских соглашений. Выдвигая максималистские политические требования и часто вмешиваясь в военное планирование (что приводило к катастрофическим последствиям), украинский лидер загнал себя в угол.

Завершение конфликта без возвращения территорий станет катастрофой для Зеленского и для его окружения, воспользовавшихся военным положением для расправы над политическими и деловыми конкурентами. Вашингтон, хотя и недоволен Зеленским, не может допустить дестабилизации украинской власти в условиях продолжающихся боевых действий. Именно поэтому американцы смирились с отставкой Залужного, хотя и были раздражены ею.

Какими будут последствия ведущейся Западом против России анти-СВО

Наконец, отсутствие минимального взаимного доверия между Россией и США делает крайне трудным установление любых конфиденциальных каналов коммуникации. Ни одна из сторон попросту не верит, что другая готова всерьез обсуждать пути выхода из кризиса.

Людские ресурсы Украины постепенно заканчиваются, политический кризис в США ставит под вопрос дальнейшее устойчивое спонсирование Киева, при этом Америка все больше втягивается в военно-политические противостояния в других частях мира. В результате уже в этом году российское превосходство над ВСУ в численности и оснащении может стать таким, что позволит обрушить украинскую оборону сначала на одном из важных участков фронта, а затем и повсеместно.

В этих условиях Соединенные Штаты пытаются сделать то, что уже не раз делали, когда оказывались на грани военного поражения. Целью Белого дома становится затягивание конфликта до начала следующего электорального цикла, а в идеале – передача этой проблемы по наследству следующей администрации. По такому сценарию на протяжении нескольких лет после утраты любых шансов на победу развивались войны во Вьетнаме и Афганистане.

Вероятно, если вариант затягивания конфликта не сработает, Вашингтон сделает ставку на его эскалацию с возможным вводом на Украину в том или ином качестве войск НАТО. Риторика о неминуемом российском нападении на Европу «после Украины», к которой в последнее время все чаще прибегают официальные лица стран–членов альянса, и идущие в Европе крупные учения Steadfast Defender 2024 могут интерпретироваться как подготовка именно к такому сценарию, при котором НАТО окажется на грани военного столкновения с Россией.

Таким образом, украинский конфликт может завершиться ядерным кризисом, причем даже более опасным, чем Карибский. В Белом доме и Пентагоне сидят отнюдь не Джон Кеннеди и Роберт Макнамара, а с каналами коммуникации между Россией и США сейчас все еще хуже, чем в начале 1960-х. Возможно, мы приближаемся к наиболее острому периоду конфликта на Украине, который наступит уже в этом году.

Автор – директор Центра комплексных и европейских исследований НИУ ВШЭ

Подписывайтесь на все публикации журнала "Профиль" в Дзен, читайте наши Telegram-каналы: Профиль-News, и журнал Профиль