30 мая 2024
USD 88.44 -0.25 EUR 96.24 -0.07
  1. Главная страница
  2. Статьи
  3. Сварить лягушку: в чем суть американской стратегии противодействия России
военный конфликт Зарубежье Россия США Украина

Сварить лягушку: в чем суть американской стратегии противодействия России

Во второй половине XIX века немецкие и французские биологи проделывали один и тот же эксперимент с лягушками. Они бросали земноводных в кипяток, и те якобы немедленно выпрыгивали из воды. Спустя какое-то время ученые помещали лягушек в более холодную воду и, медленно прибавляя огонь, нагревали воду до тех пор, пока несчастные не сваривались заживо. Современные биологи и физиологи ставят под сомнение выводы тех экспериментов. Дескать, если бросить лягушку в кипяток, она сразу обварится и умрет, а выпрыгнуть она попытается, именно когда почувствует повышение температуры воды, просто потому, что так работает функция терморегуляции у лягушек и других эктотермов – животных, зависящих от внешних источников тепла. Поэтому никакая лягушка не станет сидеть в котле и ждать собственной гибели.

Президент США Джо Байден

Президент США Джо Байден

©FREDERIC J. BROWN/AFP/EAST NEWS

Чем конфликт на Украине похож на противостояние США и СССР в начале 1950-х

Тем не менее именно «ненаучные» выводы стали широко использоваться как иллюстрация неспособности уже самого человека реагировать на важные изменения, если они происходят постепенно. Проще говоря, все начинают суетиться, только когда что-то серьезное случается внезапно («бросают в кипяток»), а если воздействовать на людей постепенно («варить медленно»), достичь нужного результата можно до того, как они успеют заподозрить неладное.

В английском языке метафора прижилась и стала использоваться в литературе по стратегическому менеджменту – даже опытные управленцы не всегда могут своевременно распознать внешние риски и скорректировать работу своих бизнесов – и психологии: «синдром лягушки в кипятке» предупреждает об опасности накопительного эффекта мелких проблем для психоэмоционального состояния человека. В политике под «стратегией варения лягушки» стали понимать процесс, когда судьбоносный результат возможно достичь благодаря серии малых шагов, а не одного большого прыжка.

Когда год назад началась специальная военная операция (СВО) России на Украине, немедленная реакция США и Европы в виде шквала санкций и прочих рестрикций ставила задачей быстро сокрушить российскую экономику и подогреть протестные настроения внутри страны. В идеале и первое, и второе должно было способствовать «свержению режима», военному поражению России и принятию Москвой выгодных Западу условий мирового соглашения с Киевом. «Эффект кипятка» не сработал. России не удалось добиться поставленных военных целей посредством блицкрига (впрочем, ставилась ли такая задача на самом деле – вопрос дискуссионный), но и западные союзники не получили желаемого. Становилось очевидно, что конфликт затягивается, но никто не собирался уступать.

Министр обороны США Ллойд Остин и председатель Объединённого комитета начальников штабов США Марк Милли

Министр обороны США Ллойд Остин (слева) и председатель Объединенного комитета начальников штабов генерал Марк Милли

Caroline Brehman/Pool via CNP/DPA/Vostock photo

Намерения Соединенных Штатов и их союзников лучше всех сформулировал в апреле 2022-го американский министр обороны Ллойд Остин: «Мы хотим, чтобы Россия была ослаблена до такой степени, чтобы не могла больше делать то, что она сделала на Украине». В Вашингтоне, правда, за такую вопиющую откровенность министра потом пожурили. Тем не менее достижение этой цели США видели через установление контроля над эскалацией. Постепенно в СМИ и речах западных военных и политиков стал все чаще мелькать термин «стратегия медленного варения лягушки». Ее смысл сводился к тому, что в конфликте вокруг Украины продвигаться по «лестнице эскалации» нужно медленно, но достаточно эффективно, чтобы, не переводя конфликт на ядерный уровень, нанести Москве «стратегическое поражение».

Какие танки НАТО может передать Украине

Температуру стали поднимать посредством финансовых вливаний и военных поставок украинской армии, а также путем наращивания политического, экономического и информационного давления на Россию и те страны, которые в этом конфликте рассчитывали остаться нейтральными. Параллельно по экспертным и дипломатическим каналам американцы замеряли «степень готовности лягушки»: «изменились ли цели России в конфликте?»; «что для Москвы могло бы стать триггером к дальнейшей эскалации?»; «насколько уже принятые Западом меры влияют на жизнь простых россиян и вынуждают руководство страны пересмотреть свои подходы?»

Одновременно с этим для помощи Киеву были задействованы разведывательные, технические и иные возможности США, Британии и некоторых других стран НАТО, чтобы помочь Украине устоять и накопить силы для контрнаступления. Осенняя кампания ВСУ вдохновила экспертно-политическое сообщество в Вашингтоне. Казалось, что «стратегия медленного варения лягушки» работает: российские войска оставляют занятые ими прежде позиции, на дерзкие удары украинских сил по территории России Москва в лучшем случае отвечает разовыми акциями, а поставки Киеву новых партий оружия катастрофой для самого Запада не оборачиваются. Можно продолжать повышать температуру в котле с лягушкой.

Президент США Джо Байден и президент Украины Владимир Зеленский в Киеве

Президент Украины тепло встречает в Киеве американского коллегу, 20 февраля 2023

Gleb Garanich/REUTERS

Впрочем, никогда не было оснований полагать, что лягушка не догадывается, что с ней происходит. Не зря многие месяцы на Западе тревожились из-за слов российского президента о ядерном статусе России. Однако осознание того, что стратегия «медленного варения» имеет пределы, стало приходить лишь в конце прошлого года, когда немцы заупрямились с поставкой танков. Конфликт стал все больше проникать в ту область, где европейским элитам сложнее действовать без оглядки на национальную безопасность и собственные перспективы к переизбранию. Но, возможно, еще большей проблемой стало то обстоятельство, что повышать температуру дальше можно только за счет качественной эскалации.

Пока преимущественно обсуждаются поставки артиллерии дальнего действия и военных самолетов, но даже эти типы вооружений требуют более глубокого участия западных стран в конфликте (на уровне управления войсками, передачи разведданных, наведения, обучения и пр.). Поскольку, как выяснилось, желающих и способных это сделать немного, основную работу снова придется выполнять американцам, а тут уже сама администрация вроде как не горит желанием подниматься на следующую ступеньку эскалации – по крайней мере, без очевидных для себя выгод. К тому же, и это отмечают американские военные специалисты, несмотря на напряжение конвенциональных сил России и большой расход боеприпасов, конфликт на Украине существенно не затронул российский стратегический потенциал, а именно он беспокоит США и НАТО больше всего. Планировать следующий шаг в конфликте, не принимая все это в расчет, нельзя.

Бензин для костра: какое оружие Запад поставляет на Украину

К началу 2023 года администрация Байдена потратила на Украину около $48 млрд, из них 48%, почти $23 млрд, на военные нужды – больше всех в мире. К этому времени в США сформировалось два подхода к тому, что делать дальше. Согласно первому, надо продолжать поставки Украине вооружения в объемах, достаточных для поддержания «ее боеготовности». Представители этого лагеря спокойно относятся к перспективе затяжного конфликта, убеждая себя в том, что в войне на истощение суммарный потенциал западных союзников надломит Россию. Иначе говоря, не обязательно поднимать градус, чтобы «лягушка» сварилась, можно просто поддерживать умеренно высокую температуру в течение продолжительного времени.

Второй подход призывает избегать затягивания военных действий, потому как масштабный кризис на европейском театре отвлекает внимание и ресурсы Америки от главного противника – Китая – и приоритетного для США региона – АТР. При этом оба подхода ориентированы на окончание конфликта на условиях, выгодных прежде всего Америке. Поэтому кажущаяся более благой идея второго подхода – «закончить войну поскорее» – фактически означает лишь форсирование заморозки конфликтной динамики, но не предлагает решений тех глубинных проблем, которые привели к боевым действиям.

Представителей обоих подходов объединяет еще и то, что они – каждый по-своему – признают: за год «лягушка» так и не сварилась, а счета за этот «эксперимент» продолжают расти. И вот уже министр обороны США на вопрос, стремится ли Америка нанести поражение России, избегает отвечать так же уверенно, как он это делал в марте, но заверяет, что Вашингтон продолжит делать «все возможное» для поддержки Киева. А обычно чуткий к политической конъюнктуре президент Франции Макрон и вовсе настаивает, что Париж «никогда не поддержит идею поражения России». Впрочем, за этот год все уже поняли, что такого рода заявления западных политиков хороши как барометр умонастроений, но не показатель намерений.

Автор – директор Института международных исследований МГИМО

Подписывайтесь на все публикации журнала "Профиль" в Дзен, читайте наши Telegram-каналы: Профиль-News, и журнал Профиль

erid: LjN8K1L4o​