Наверх
19 сентября 2021

Почему боевая мощь и финансовые вливания не помогли американцам в Афганистане

©JOSEPH R. CHENELLY / DOD / AFP/ East News

Апрельским днем 1975 года молодой сенатор от штата Дэлавер Джо Байден вошел в Белый дом на брифинг с президентом. Байдену было 32 года, когда администрация Джеральда Форда пыталась вывести Америку из войны, которую она вела уже почти два десятилетия.

«Ситуация безнадежна, господин президент. Нам нужно убираться из Вьетнама как можно скорее», – убеждал Форда Байден.

Через две недели вьетконговцы захватят Сайгон, столицу Южного Вьетнама, и американцы будут спешно эвакуироваться с крыши посольства на вертолетах.

После того как в начале августа талибы* вошли в Кабул, только ленивый не сравнивал происходящее с вьетнамским фиаско американцев. Но вряд ли кто-то из политиков в США принимает эту аналогию так же близко к сердцу, как Байден. Было ли его решение, невзирая ни на что, выводить войска из Афганистана следствием урока, усвоенного в 1975-м, и в этом случае он сделал все правильно, пусть и некрасиво? Или, пытаясь спасти страну от повторения вьетнамской истории, он применил устаревший шаблон к новой войне и тем самым обрек Америку на еще больший позор? Это новые «проклятые вопросы», о которых будет спорить не одно поколение американцев.

«Если у вас нет четкой цели, у вас нет определения победы. Если у вас нет четкой стратегии, у вас нет шансов на победу. И если все, что у вас есть, – это тактика, у вас нет права на победу». Эта фраза известного британского коуча по стратегии и коммуникациям Алистара Кэмпбелла могла бы стать метафорой всей американской кампании в Афганистане. Как только США озаботились государственным строительством, цель их пребывания в Афганистане размылась, а когда фокус военного внимания Америки сместился на Ирак, стратегия в Афганистане стала совсем невнятной. Осталась серия тактических решений, которые одни руководители перекидывали другим, как горячую картошку. Простых американцев происходящее в далекой центральноазиатской стране всерьез волновало лишь трижды – когда США только туда вошли, когда Обама направил дополнительные силы и сейчас, когда оттуда уходят войска.

Вторжение в Афганистан готовилось в спешке. Через семь дней после терактов 11 сентября 2001-го президент Дж. Буш-мл. подписал документ, разрешавший использовать силу «против виновных в нападении на США». Таковыми были признаны члены «Аль-Каиды»* и укрывавшие их у себя талибы. Спустя еще неделю в Афганистан для секретных переговоров с представителями Северного альянса прибыла небольшая группа агентов ЦРУ. Американцы рассчитывали заручиться поддержкой этого объединения группировок из центральных и северных регионов Афганистана, уже пять лет воюющего с талибами. Одновременно американцы установили контакт с лидером влиятельного пуштунского клана Хамидом Карзаем, который тоже был против «Талибана». Первые бомбы на позиции «Талибана» и «Аль-Каиды» упали уже в октябре.

Изначальное название операции «Бесконечное правосудие» пришлось вскоре поменять. Выяснилось, что для мусульман оно оскорбительно, ведь творить «бесконечное правосудие» может только Всевышний. Лить воду на мельницу исламистской пропаганды США не хотели – и без того противники называли их операцию новым крестовым походом. Так появилась «Несокрушимая свобода» – официальное название военной кампании США в Афганистане.

Первая, наиболее понятная по своим задачам фаза этой кампании продлилась всего пару месяцев. Ведомая американцами коалиция и Северный альянс выбили талибов из основных городов. Уже в ноябре Совбез ООН принял резолюцию, по которой должно было сформироваться центральное правительство, а страны–члены ООН начали присылать миротворцев для обеспечения порядка.

Шанс поставить жирную точку Вашингтон получил в декабре – американская разведка обнаружила местоположение главаря «Аль-Каиды» бен Ладена. Дальнейшие события могли бы лечь в основу сюжета лихого боевика. Потеряв сотни солдат за две недели штурма Тора Бора, укрепленного пещерного комплекса к юго-западу от Кабула, коалиция почти поймала террориста №1. Но в решающий момент брать вдохновителя терактов 11 сентября послали не американский спецназ, а небольшой афганский контингент. Бен Ладен ускользнул – считается, что ускакать на лошади в Пакистан ему помогли те же афганцы и пакистанцы, которые сотрудничали с США. Десятки слушаний в Конгрессе по «провалу в Тора Боро» и несколько версий произошедшего до сих пор не пролили свет на одну из самых мутных историй американской кампании. Так или иначе, главную цель вторжения в Афганистан американцы упустили.

Американские морские пехотинцы в Афганистане

United States Marine Corps/wikimedia commons

В начале 2002 года началась вторая фаза «Несокрушимой свободы». Теперь задачей было разгромить военную организацию «Талибан» и восстановить афганскую государственность. Американцы продвинули кандидатуру Карзая на пост главы временной администрации, порядок в стране стали поддерживать Международные силы содействия безопасности (ISAF). Желание помочь США – пусть и не без выгоды для себя – демонстрировали даже те, с кем у Вашингтона еще недавно были натянутые отношения. Россия разрешила транзит через свою территорию грузов НАТО, Иран помог в становлении переходного правительства в Афганистане.

Но скоро внимание Вашингтона переключилось на Саддама Хусейна. Все больше разведывательных и военных ресурсов перенаправлялось в Ирак. В этот же период Буш-мл. объявил о запуске «Плана Маршалла для Афганистана» – крупной инициативе по реконструкции страны, в рамках которой с 2001-го по 2009 год Конгресс выделил $38 млрд. Летом 2002-го начался процесс формирования правительства – дележ власти между победителями. Пуштун Карзай стал руководить страной, командиры Северного альянса (в основном этнические таджики) довольствовались местами в парламенте.

В мае 2003-го США объявили об окончании военной части операции в Ираке и переходе от военных действий в Афганистане к «стабильности, стабилизации и восстановлению». Миссия постепенно интернационализировалась, и к 2006 году командование на себя взяли ISAF. Американцы, однако, не хотели отпускать рычаги управления процессом и жестко регламентировали размещение иностранных сил за пределами Кабула, из-за чего возможность контролировать удаленные части страны снизилась.

Тем временем дела у американцев на международной арене шли не лучшим образом. В Ираке ситуация постепенно выходила из-под контроля, отношения с Ираном стали натянутее – к власти там пришел Ахмадинежад, а цветные революции на постсоветском пространстве разозлили Москву. Все чаще напоминал о себе бен Ладен, выпускавший видеопослания с угрозами, после которых то тут, то там случались теракты. На этом фоне США решили укрепить партнерство с антиталибски настроенными пуштунами во главе с Карзаем – разгул коррупции при нем они предпочитали не замечать. В 2005-м была подписана Декларация о стратегическом партнерстве Вашингтона и Кабула, согласно которой Америка обязалась готовить и вооружать афганскую армию и полицию, восстанавливать экономику и «политическую демократию».

Почему у американцев не будет военных баз в Центральной Азии

Соединенные Штаты все глубже увязали в Афганистане, но убеждали себя и остальных, что дела идут на лад: афганцы участвовали в выборах, женщины получали представительство в органах власти, девочки и этнические меньшинства имели возможность учиться. Благостную картинку портила статистика терактов (в 2005 году их было 27, а в 2006-м уже 139) и боестолкновений правительственных сил с талибами в разных частях страны. Среди афганцев нарастали антиамериканские настроения, все громче звучали разговоры о бездарности и коррумпированности местного руководства, все шире становились зазоры между США и союзниками. Европейцы не хотели отправлять в Афганистан дополнительные силы, а НАТО настаивала, что к 2008 году афганцы должны быть в состоянии сами обеспечивать порядок в стране.

В американском обществе тем временем развился т. н. синдром усталости от вечных войн (forever wars fatigue). Победа молодого демократа Барака Обамы над престарелым и воинственным республиканцем Джоном Маккейном вселяла веру в скорое окончание зарубежных кампаний.

В феврале 2009-го США начали третью фазу операции. Обама пытался вернуть ощущение контроля над ситуацией и презентовал контрповстанческую стратегию. В ней были четкие цели – «победить "Аль-Каиду" и разрушить ее убежища в Пакистане»; установлен дедлайн – «ответственность за безопасность афганцев должна быть постепенно передана Кабулу начиная с 2011 года»; и под нее выделены ресурсы – Пакистану дали финансовую помощь, в Афганистан отправили дополнительно 17 тысяч военнослужащих и назначили нового командующего – гуру спецопераций генерала Стенли Маккристала. Но спустя девять месяцев стало только хуже – теракты и нападения не прекращались, люди гибли. Карзай выиграл очередные выборы, однако прошли они так, что американцы наконец увязали дальнейшую помощь Афганистану с «прогрессом в борьбе с коррупцией».

Антиамериканская демонстрация в Анкаре во время визита в Турцию президента Барака Обамы, 6 апреля 2009 года

REUTERS/Pawel Kopczynski

«Мы могли бы делать хорошие дела в Афганистане в течение следующих 100 лет и все равно потерпели бы неудачу», – признается в 2015 году в мемуарах генерал Маккристал.

Но в 2009-м он запросил в дополнение к 68-тысячному контингенту в Афганистане новые силы, утверждая: «Ситуация сложная, но успех возможен». Обама отправил еще 30 тысяч солдат с теми же целями – как можно скорее обучить афганцев самих себя защищать. Джо Байден, в ту пору вице-президент, выступил против этого. Он настаивал на проведении контртеррористической миссии – убивать террористов и поймать бен Ладена. Возможно, прислушайся Обама к Байдену, войну удалось бы закончить на 12 лет раньше. Впрочем, бен Ладена все же убили – 1 мая 2011-го, спустя десять лет после начала войны в Афганистане, американцы сделали то, ради чего пришли.

После ликвидации бен Ладена все чаще стали говорить о том, что кампанию пора заканчивать. И США начали тайные переговоры с талибами. Но попытки помирить враждующие афганские кланы и обеспечить устойчивость государственных структур после вывода иностранных войск ни к чему не привели – талибы манипулировали переговорным процессом и продолжали воевать, Карзай просил все больше денег, но при этом требовал от Запада не вмешиваться во внутренние дела Афганистана, Пакистан все саботировал. Наконец, в декабре 2014-го Обама официально объявил о завершении боевой миссии США и НАТО в Афганистане. В этом же году в Афганистане прошли новые президентские выборы, на которых при довольно мутных обстоятельствах победил выпускник Колумбийского университета и бывший сотрудник Всемирного банка Ашраф Гани.

К этому времени пылал уже весь Ближний Восток. Арабская весна, гражданские войны в Ливии и Сирии, а также успехи «Исламского государства»* на несколько лет вытеснили Афганистан из новостной повестки. Социально-экономические проблемы, политические дрязги внутри самой Америки и ее конфликт с Китаем требовали сосредоточения сил и ресурсов. Приход Трампа, обещавшего прекратить дорогие и казавшиеся бессмысленными кампании, в этом смысле вселял надежду.

Что происходит в Афганистане накануне выборов президента

Начал Трамп лихо. В апреле 2017-го США сбросили на позиции «Исламского государства» в Афганистане «мать всех бомб» – самую мощную из имеющихся у них неядерных бомб. Хотя изначально Трамп требовал незамедлительно вернуть домой американских солдат, под давлением генералов он изменил мнение. Трамп заговорил о том, что в Афганистане стоит снова нарастить контингент, чтобы «там не возник вакуум, который заполнят террористы», но вместо обамовских дедлайнов предлагал ориентироваться по «ситуации на земле». Пентагон направил больше военных инструкторов в сельские районы для помощи афганской армии и стал чаще наносить авиаудары по героиновым лабораториям талибов. США прекратили оказывать финансовую помощь Пакистану за его «ложь и обман» – забыть, что именно там 10 лет скрывался бен Ладен, было невозможно. Эффект эти меры дали скромный: мирные афганцы по-прежнему страдали, военные не справлялись, а элиты – президент Гани и его оппоненты – продолжали выяснять отношения и разворовывать ресурсы.

Надеясь форсировать уход из Афганистана, в феврале 2018-го Трамп распорядился начать переговоры с талибами. Задача была понятной: договориться об условиях вывода американских войск в обмен на обещание талибов не превращать страну в рассадник международного терроризма. Ключевым переговорщиком американцев стал Залмай Халилзад – этнический пуштун. Непрозрачность его контактов с талибами и прочими контрагентами в Афганистане нервировала ЦРУ, но Халилзад метил в госсекретари и за переговоры взялся с неподдельным рвением. Нужно было добиться от талибов согласия на перемирие и прямые переговоры с Гани. Талибы демонстрировали договороспособность, но в главных для себя вопросах не уступали – американцы же все равно скоро уйдут. В конце февраля 2020-го США и «Талибан» подписали соглашение, сулившее каждой стороне желаемое: американцам – возможность спокойно вернуться домой и обещание не делать Афганистан прибежищем экстремистов, талибам – полный вывод иностранного контингента. После того как официальный Кабул выпустил на свободу пять тысяч талибов, в Катаре начались прямые переговоры между афганским правительством и «Талибаном». Афганские власти делали акцент на заключении перемирия, талибы – на введении в стране шариата. Дискуссии опять зашли в тупик, боевые действия продолжились. Генсекретарь НАТО пытался убедить Вашингтон, что вывод войск обернется катастрофой, но у Трампа были более насущные проблемы – в Америке шла президентская кампания.

Вывод американских войск из Афганистана, 16 июня 2021 года

US ARMY/ REUTERS

Как и его предшественники, Байден обещал избирателю закончить афганскую эпопею, но не к 1 мая, как договорился Трамп, а к 11 сентября – годовщине теракта, из-за которого все и началось. Разведка подготовила для президента разные сценарии развития ситуации, но все они сопровождались предупреждением о том, что правительство в Кабуле может оказаться неспособным «приложить к [оставленным им американцами] ресурсам политическую волю и консолидировать лидерство» для противостояния «Талибану».

Не вернуться в Афган

15 августа Байден вошел в ситуационную комнату президентской резиденции Кэмп-Дэвид. Один. Остальные члены совещания Национального совета по безопасности подключились – кто откуда – по видеосвязи.

«Ситуация хуже некуда, господин президент», – доложил министр обороны Ллойд.

Дальнейший ход событий известен: президент Гани бежит из Афганистана, талибы без боя войдут в Кабул, а Северный альянс в ожидании новой войны засядет в Панджшерском ущелье.

Тем не менее на следующий день, обращаясь к нации, Байден скажет: «События прошлой недели подтвердили, что прекращение военного вмешательства США в Афганистан прямо сейчас было правильным решением».

P.S. За 20 лет в Афганистане США потратили свыше $2 трлн, число погибших американских и афганских военных, полицейских, мирных жителей, сотрудников гуманитарных организаций и журналистов составляет около 240 тысяч человек.

* «Талибан», «Аль-Каида» и «Исламское государство» признаны в России террористическими и запрещены.

Читать полностью (время чтения 8 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
19.09.2021
18.09.2021